Вы находитесь здесь: // Архивы не молчат // В 1940 году Прибалтика сама попросилась в состав СССР

В 1940 году Прибалтика сама попросилась в состав СССР

d73b2f875afc6dddec555dcb13fМинувшее лето дало повод для очередного разгула русофобии в странах Прибалтики. Ибо ровно 75 лет назад, летом 1940 года, Эстония, Латвия и Литва вошли в состав Союза Советских Социалистических Республик…

Нынешние правители Прибалтики уверяют, что это была насильственная акция Москвы, которая с помощью армии свергла законные правительства всех трех республик и установила там жёсткий «оккупационный режим». Эту версию событий, к сожалению, поддерживают и многие нынешние российские историки.

Но возникает вопрос: если произошла оккупация, то почему она прошла без единого выстрела, без упорного сопротивления «гордых» прибалтов? Почему они так покорно капитулировали перед Красной Армией? Ведь у них был пример соседней Финляндии, которая накануне, зимой 1939—1940 годов, жестоких боях смогла отстоять свою независимость.

Не значит ли это, что современные прибалтийские властители, мягко говоря кривят душой, когда твердят об «оккупации» и не желают признать тот факт, что в 1940 году Прибалтика добровольно стала советской?

Недоразумение на карте Европы

Выдающийся русский юрист Павел Казанский написал в 1912 году: «Мы живём в удивительное время, когда создаются искусственные государства, искусственные народы и искусственные языки». В полной мере это утверждение можно отнести к прибалтийским народам и их государственным образованиям.

Эти народы никогда не имели своей государственности! На протяжении столетий Прибалтика была ареной борьбы шведов, датчан, поляков, русских, немцев. При этом с местными народами никто не считался. Особенно немецкие бароны, которые со времён крестоносцев были здесь правящей элитой, не видевшей особой разницы между аборигенами и домашним скотом. В XVIII столетии эта территория окончательно отошла к Российской империи, что фактически спасло прибалтов от окончательной ассимиляции немецкими господами.

После Октябрьской революции 1917 года политические силы, схлестнувшиеся в смертельной борьбе на прибалтийской земле, также поначалу не принимали в расчёт «национальные устремления» эстонцев, латышей и литовцев. С одной стороны дрались большевики, а с другой – белогвардейцы, где объединились русские и немецкие офицеры.

Так, в Эстонии действовал белый корпус генералов Родзянко и Юденича. В Латвии – русско-немецкая дивизия Фон дер Гольца и князя Бермонд-Авалова. А на Литву наступали польские легионы, претендовавшие на реставрацию средневековой Ржечи Посполитой, в которой литовская государственность была полностью подчинена Польше.

Но в 1919 году в эту кровавую кашу вмешалась третья сила – Антанта, то есть военный союз Англии, Франции и США. Не желая усиления ни России, ни Германии в Прибалтике, Антанта, собственно, и учредила три независимые республики – Эстонию, Латвию и Литву. А чтобы «независимость» не рухнула, к берегам Прибалтики был послан мощный британский военно-морской флот.

Под дулами морских орудий эстонскую «независимость» признал генерал Юденич, чьи солдаты воевали за единую и неделимую Россию. Поляки также быстро поняли намёки Антанты и потому ушли из Литвы, правда оставив за собой город Вильнюс. А вот в Латвии русско-немецкая дивизия отказалась признавать «суверенитет» латышей — за что под Ригой её расстреляли огнём корабельной артиллерии.

В 1921 году «независимость» Прибалтики признали и большевики...

Антанта долгое время попыталась установить в новых государствах демократические политические режимы по западному образцу. Однако отсутствие государственных традиции, элементарной политической культуры привело к тому, что в прибалтийских странах невиданным цветом расцвели коррупция и политическая анархия, когда правительства менялись по пять раз в год.

Словом, наблюдался полный бардак, свойственный третьесортным латиноамериканским странам. В конце концов, по образцу той же Латинской Америки, во всех трёх республиках произошли государственные перевороты: в 1926 году — в Литве, в 1934-м – в Латвии и Эстонии. Во главе государств сели диктаторы, загнавшие политическую оппозицию в тюрьмы и концлагеря…

Не зря дипломаты западных стран презрительно прозвали Прибалтику «недоразумением на карте Европы» .

Советская «оккупация» как спасение от Гитлера

Двадцать лет назад эстонский историк Магнус Ильмьярва попытался опубликовать у себя на родине документы, касающиеся периода довоенной «независимости». Но… получил отказ в довольно жёсткой форме. Почему?

Да потому, что после долгой работы в московских архивах, ему удалось добыть сенсационные сведения. Оказывается, диктатор Эстонии Константин Пятс, диктатор Латвии Карл Ульманис, диктатор Литвы Антанас Сметона были… советскими шпионами! За оказываемые этими правителями услуги советская сторона в 30-е годы платила им по 4 тысячи долларов в год (по современным расценкам это где-то около 400 тысяч современных долларов)!

Почему же эти поборники «независимости» согласились работать на СССР?

Уже в начале 20-х годов стало ясно, что прибалтийские страны несостоятельны ни в политическом, ни в экономическом плане. Все возрастающее влияние на эти государства стала оказывать Германия. Немецкое влияние особенно усилилось с приходом к власти нацистского режима Адольфа Гитлера.

Можно сказать, к 1935 году вся экономика Прибалтики перешла в руки немцев. Например, из 9 тысяч 146 фирм, работавших в Латвии, в собственности Германии были 3 тысячи 529. Все крупнейшие латвийские банки контролировались немецкими банкирами. То же самое наблюдалось в Эстонии и Литве. В конце 30-х годов министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп докладывал Гитлеру, что «все три прибалтийских государства отправляют в Германию 70 процентов своего экспорта, ежегодной стоимостью около 200 миллионов марок».

Германия не скрывала того, что планирует аннексировать Прибалтику, как до того к Третьему рейху были присоединены Австрия и Чехословакия. Причём «пятой колонной» в этом процессе должна была послужить многочисленная немецкая прибалтийская община. Во всех трёх республиках действовал «Союз немецкой молодежи», открыто призывавший установить над Прибалтикой немецкий протекторат. В начале 1939 года латвийский консул в Германии с тревогой докладывал своему руководству:

«Латвийские немцы присутствовали на ежегодном нацистском слёте в Гамбурге, где побывало все руководство рейха. Наши немцы были одеты в форму СС и держались очень воинственно… На съезде выступил рейхсканцлер Адольф Гитлер, который упрекнул немецких баронов в том, что за время своего семивекового господства в Прибалтике они допустили большую ошибку, не уничтожив латышей и эстонцев как нации. Гитлер призвал в дальнейшем не повторять подобных ошибок!».

Немцы имели своих агентов и в прибалтийской политической элите. Особенно в среде военных, преклонявшихся перед германской военной школой. Эстонские, латвийские и литовские генералы были готовы пожертвовать независимостью своих стран, лишь бы влиться в ряды победоносной немецкой армии, начавшей в 1939 году завоевательные походы в Европе…

Правители Прибалтики были в панике! Поэтому своим союзником они автоматически избрали СССР, руководству которого, в свою очередь, вовсе не улыбалась перспектива превращения Прибалтики в плацдарм нацизма.

Как отмечает историк Ильмьярва, Москва начала «прикармливать» прибалтийских диктаторов уже давно, примерно с начала 20-ых года. Схема подкупа была весьма банальной. Создавалась подставная фирма, через которую на нужды того или иного диктатора переводились крупные суммы денег.

В Эстонии, например, в 1928 году было создано смешанное эстонско-советское акционерное общество по продаже нефтепродуктов. А юрисконсультом там значился… будущий диктатор Константин Пятс, которому дали весьма приличный денежный «оклад». Сейчас некоторые историки даже убеждены в том, что Москва вообще финансировала и государственные перевороты, которые привели к власти её подопечных.

В начале 30-х годов с помощью своих шпионов-правителей советскому руководству удалось предотвратить создание военного союза прибалтийских стран, направленного под эгидой Антанты против СССР. А когда на Прибалтику усилилось давление фашистской Германии, Иосиф Сталин принял решение присоединить её к Советскому Союзу. Тем более теперь, опасаясь Германии, правители Эстонии, Латвии и Литвы были готовы трудиться на Москву уже и без денег.

Присоединение Прибалтики стало первой частью секретной советской операции «Гроза», предусматривавшей план противодействия германской агрессии.

«Позови меня с собой...»

В августе 1939 года Сталин заключил с Гитлером договор о ненападении. По приложению к договору, Прибалтика перешла в сферу влияния СССР. А осенью того же года Москва подписала договор с прибалтийскими странами о размещении войск Красной Армии на их территории. И что бы там сегодня ни говорили балтийские националисты, ввод красноармейских частей совершался с полного согласия местных правительств под звуки советского и национальных гимнов. Судя по докладам наших командиров, местное население встретило русских солдат довольно хорошо.

Войска вошли в Прибалтику осенью 1939 года. А летом 1940 года Сталин потребовал от местных правителей допустить политическую оппозицию к участию в выборах. Расчёт Кремля оказался верным. Издавна марксисты пользовались большим влиянием в политической жизни Прибалтики. Не случайно во время Октябрьской революции среди руководства большевиков оказалось много эстонцев и латышей: из последних даже были сформированы целые полки Красной Армии.

Годы антикоммунистических репрессий в независимых странах Балтии лишь укрепляли позиции коммунистов: когда в 1940 году им разрешили участвовать в выборах, они оказались самой сплоченной политической силой — и большинство населения отдало им свои голоса. Сеймы Литвы и Латвии, Государственная дума Эстонии в июле 1940 года перешли под контроль всенародно избранных красных депутатов. Они же сформировали новые правительства, которые и обратились к Москве с просьбой о воссоединении с СССР.

А диктаторы-шпионы были свергнуты. С ними поступили как с отработавшим ненужным инструментом. Эстонец Пятс умер в тверской психиатрической больнице, латыш Ульманис сгинул где-то в сибирских лагерях. Лишь литовцу Сметоне в последний момент удалось сбежать сначала в Германию, а затем в США, где он провел остаток своих дней в полной тишине, стараясь не привлекать к себе внимания…

Антисоветские настроения возникли в Прибалтике позднее, когда Москва, насаждая коммунистическую идею, начала проводить репрессии против местной интеллигенции, а на руководящие посты выдвигать коммунистов не прибалтийского происхождения. Это было в канун и в годы Великой Отечественной войны.

Но это уже другая история. Главным же остаётся то обстоятельство, что в 1940 году Прибалтика САМА пожертвовала своей независимостью...

Игорь Невский, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика