Вы находитесь здесь: // Архивы не молчат // Кто организовал провокацию против станции метро «Войковская»

Кто организовал провокацию против станции метро «Войковская»

voikovskaya_metro 23-го ноября 2015 года на портале «Активный гражданин» завершилось голосование по вопросу о возможном переименовании транспортно-пересадочного узла и московской станции метро «Войсковская». Идею вынести вопрос на голосование москвичей ещё в середине октября предложил мэр столицы Сергей Собянин. Голосование, проходившее, как уже говорилось, на сайте проекта «Активный гражданин», продлилось три недели.

Итог для инициаторов оказался разгромным — 53% участников высказались «против» переименования...

Назначается убийцей

С самого начала это процедура вызвала большой резонанс в нашем обществе! Ведь речь шла не просто о рядовом событии из жизни Москвы, а о явной попытке вычеркнуть из названия метро упоминание о советской эпохе!

Чем же нашим антисоветчикам так не угодила станция метро «Войковская»?

Инициаторы переименования утверждали — станция, мол, названа в честь одного из «палачей царской семьи», большевика Петра Войкова, и негоже это имя терпеть в топонимике российской столицы...

Парадокс заключается в том, что убедительных доказательств того, что этот самый Войков в 1918 году был причастен к казни царской семьи, так и не было представлено. Да, этот человек в начале Гражданской войны являлся одним из красных руководителей Урала. Но это ещё не говорит о его прямой причастности к гибели семьи Романовых.

Вся «доказательная база» сводится к мемуарам бывшего советского дипломата Григория Беседовского, который в конце 20-х годов сильно проворовался на дипломатической службе и бежал на Запад. Там он издал много небылиц про большевиков и их режим, в том числе и миф о причастности советского дипломата Петра Войкова к гибели царской семьи.

Беседовский, кстати, сам много и цинично смеялся над теми, кто верил в его антисоветские мифы, и прямо назвал этих людей идиотами:

«Я пишу книги для идиотов... Когда я изображаю Сталина или Молотова в пижаме, когда я пересказываю самые грязные истории о них – неважно, насколько те правдивы или вымышлены, – будьте уверены: читать меня будет не только вся интеллигенция, но и наиболее важные капиталистические государственные деятели... Аллах наделил глупцов деньгами, чтобы умным жилось легко».

Увы, те, о ком он говорит, сегодня оказались как в мэрии Москвы, так, по всей видимости, и в руководстве Российского государства — иначе бы за переименование так сильно не ратовало центральное российское телевидение, которое устами штатного кремлёвского пропагандиста Дмитрия Киселёва тупо повторяло бредни Беседовского!

Конечно же, большевик Пётр Войков не был какой-то особой выдающейся личностью — с его биографией сегодня легко можно ознакомиться. Тем не менее станция метро, названная в честь его имени, имеет свою историю. Вот что пишет по этому поводу историк Александр Колпакиди:

«Неправда, что станция метро „Войковская“ (1964г.) получила имя в честь П.Л. Войкова как участника расстрела царской семьи. Станция названа так по району и расположенному там Московскому чугунолитейному заводу имени Войкова.

Завод получил своё название после убийства П.Л. Войкова в 1927 году в Варшаве (его застрелил белый террорист), где он был полпредом СССР. Посмертные почести были оказаны Войкову как представителю государства, погибшему на своём посту, а вовсе не как участнику голосования за расстрел Романовых. Завод и метро были названы так, потому что Войков погиб, защищая на своем посту интересы нашей Родины, как и Грибоедов».

Таким образом, Пётр Войков — это советский дипломат, погибший при исполнении служебного долга! Потому в увековечивании станции метро была своя логика. Кроме того, «Войковская» – её первое, изначальное название, а значит — оно историческое, что вполне соотносится с законами топонимики.

Но почему же власти так возбудились по этому поводу? Думаю, всё дело в непоследовательности проводимой властями политики. Власть то затевает антисоветскую «десталинизацию», то потом вдруг даёт задний ход. То желает вынести тело Ленина из Мавзолея, то потом говорит о том, что время ещё не пришло и нечего, мол, будоражить общество...

Словом, власть явно и неуклюже пытается понравиться чуть ли не всем политическим кругам. Но в итоге получается какая-то глупость и полное отсутствие логики, что само по себе лишний раз только дискредитирует власть!

Первым «шарманку» о переименовании закрутил нынешний министр культуры Владимир Мединский. Будучи ещё депутатом Государственной Думы, он с соответствующим обращением осенью 2010 года вышел на нового тогда мэра Москвы Сергея Собянина.

Однако за Мединским, скорее всего, стояли куда как более влиятельные силы. Речь идёт о иерархах Русской Православной Церкви, которые не так давно провели процедуру канонизации царской семьи. А раз так – из российских городов и сёл следует убрать все имена, которые могут быть причастны к царскому убийству! А поскольку настоящих убийц большевики никогда не возносили на «пьедестал», то решили добраться до тех, кто даже теоретически мог быть причастен к преступлению, как тот же Пётр Войков...

Белый нацистский «герой»

Между тем, в этой эпопее настораживает то, что многие инициаторы переименования уже нашли замену станции «Войковская» — псевдо-православная «общественность» активно требовала придать станции имени Бориса Коверды, того самого белого террориста, который в 1927 году застрелил Войкова. В качестве довода приводилась «героическая биография» террориста.

Мол, убийство он, сын русских эмигрантов, совершил в юном 20-летнем возрасте, под впечатлением от зверств большевиков во времена Гражданской войны. Якобы будучи ревностным монархистом, он не мог простить большевикам убийства царской семьи и потому — случайно узнав о визите на Варшавский вокзал одного из «палачей», красного дипломата Петра Войкова — Коверда чуть ли не спонтанно отправился туда и застрелил советского чиновника.

Потом были годы в польской тюрьме, борьба с нацистами в годы Второй мировой войны, активное участие в делах русской эмиграции. Умер Борис Коверда в 1987 году на территории США...

Смею заверить — в этих утверждениях буквально всё от лукавого! Начнём с того, что монархистом он никогда не был.

На польском суде Коверда прямо заявил :

«Вот в газетах пишут, что я монархист. Я не монархист, а демократ. Мне всё равно: пусть в России будет монархия или республика, лишь бы не было там банды большевистских негодяев...».

Как пишет по этому поводу газета «Совершенно секретно», известная своими расследованиями многих тайн истории:

«На самом деле „монархист“ Коверда – „потомственный“ эсер! Членом партии социалистов-революционеров – с „довоенным“ стажем нелегальной работы – был его отец Софрон Коверда. В 1921 году, вернувшись из Советской России в Польшу, Коверда-старший тут же примкнул к Борису Савинкову. И, как показал в суде, стал издавать газету „Крестьянская Русь“ – орган организации Савинкова.

Сам Борис подрабатывал в газете „Беларускае Слова“ – тоже эсеровское издание, хозяин которого, Арсений Павлюкевич, был сподвижником Булак-Балаховича – союзника Савинкова по борьбе с большевиками. Именно этот Павлюкевич, как на склоне лет признал сам Коверда, и сыграл роль искусителя на убийство. Другим своим учителем Коверда считал есаула Михаила Яковлева – бывшего командира „Волчанского партизанского отряда“, участники которого в 20-ые годы отличились по части еврейских погромов и насилия над мирным населением в ходе бандитских рейдов из Польши на советскую территорию. Есаул тоже оказался издателем – газеты „Новая Россия“ эсеровско-савинковского оттенка».

Вот так — за Ковердой стояла террористическая организация Бориса Савинкова, которая собственно и устроила покушение руками юнца Бориса Коверды. Сам глава террористов, Борис Викторович Савиников, к тому времени был арестован за незаконный переход советской границы, осужден на длительный тюремный срок и покончил жизнь самоубийством, выбросившись из окна тюрьмы на Лубянке. А вот его террористическая структура в Порльше продолжала жить. Ибо в этом были заинтересованы польские спецслужбы!

Опять процитирую «Совершенно секретно»:

«Мысль о возможности покушения на Войкова, – писал Коверда уже в 1984 году, – поднималась в моих беседах с Павлюкевичем и Яковлевым всё чаще и чаще, и в конце концов, к началу 1927 г., я выразил желание совершить это покушение. Павлюкевич согласился предоставить необходимые средства, а Яковлев должен был оказать содействие в организации покушения». Средства – 200 злотых, содействие – врученный есаулом пистолет с десятком патронов. Итак, за выстрелами Коверды стояли конкретные люди, и не монархисты: гимназист-недоучка стал орудием в руках ошмётков савинковской организации, оставшейся без покровителя, руководителя и финансиста...

Исполнителя обеспечили оружием, базой, явками, сведениями об объекте. Сам Коверда – под предлогом получения визы в СССР – посетил советское представительство, где вблизи присмотрелся к своей «мишени» – Войкову. Вывод Коверды в точку исполнения поражает своей чёткостью: на перроне он возник день в день, час в час, минута в минуту с объектом. Поразительная проницательность!

Последующий арест и вовсе происходит так, словно Коверда отрепетировал его. Ни малейшего волнения и попыток скрыться, строго выверенные жесты, ни одного лишнего движения, руки – на виду, пистолет – на земле, чёткое следование всем приказам полиции, заготовленная реплика-пояснение.

Вопросов осталась масса. Кто нашёл Коверде сразу четырёх адвокатов – самых блестящих и дорогих? Кто оплатил их гонорар?

В сухом остатке выходит, что это не импровизация кустарей-одиночек, а настоящая спецоперация: искусная, тонкая и подлая, проведенная польскими спецслужбами под «чужим флагом», если и не напрямую, то уж точно не без участия их сотрудников...".

Вот вам и «спонтанное» убийство! Вот вам и «идейный монархист»! А на деле — обычный киллер-наёмник, нанятый поляками за 200 польских злотых. Очевидно, что убийство Войкова стало только звеном целого перечня грубых   провокаций против Советского Союза, случившихся именно в 1927 году. «Совершено секретно»:

«Так, 23 февраля 1927 британский министр иностранных дел Чемберлен направил ноту советскому правительству, пригрозив разорвать отношения с СССР, если тот не прекратит подрывную деятельность – в том числе и в Великобритании...

События того времени вошли в историю как „военная тревога“. Казалось, на большевиков ополчился весь мир: в Европе и даже Азии показательно громили советские агентурные сети. В апреле китайская полиция разгромила советское полпредство в Пекине. 12 мая 1927 года в дело вступили британцы – полиция совершила в Лондоне налёт на советское торговое общество „Аркос“, а 27 мая британское правительство выполнило обещанное – разорвало отношения с СССР, предложив полпреду Розенгольцу вместе с сотрудниками покинуть страну в десятидневный срок.

И тут – покушение в Варшаве: европейские газеты, вспомнив про выстрел в Сараево, прямо заговорили о новой мировой войне!».

И только железная воля и терпение, проявленные советским руководством, не позволили разразиться этой войне. Так что террорист Коверда на таком фоне вряд ли может считаться российским героем. Скорее, совсем наоборот!

И подтверждением тому служит не только факт подлого убийства Войкова, но и дальнейшая биография Бориса Коверды — подлинная, а не лакированная нынешними «монархистами».

Например, в годы Второй мировой войны Коверда вовсе не боролся с нацистами, а... тесно с ними сотрудничал! Потому что был активным членом эмигрантской организации НТС. Очень ёмкую характеристику этой структуре дал историк Борис Ковалёв:

«Национально-трудовой союз нового поколения (НТСНП) возник в 1929 году в результате объединения Национального союза русской молодежи в Болгарии и Союза русской национальной молодежи в Югославии. За предвоенные годы он несколько раз менял свое название, пока с 1936 года не стал именоваться НТСНП. Союз в своей деятельности изначально ориентировался на эмигрантскую молодежь, его отделения появились в тех городах Европы, где концентрировалась эмиграция.

В качестве альтернативы коммунистической идеологии солидаристы предлагали России новую философию — национально-трудовой солидаризм, в котором нация определялась как корпоративная общность с единой культурой, единым государством и экономическими интересами. Фактически солидаристы пытались создать русский вариант германского национал-социализма. Их симпатии к Гитлеру оттолкнули от Союза значительную часть русской эмиграции. Членов НТС за желание всячески подражать нацистам даже называли „нац-мальчиками“.

Многие члены НТС занимали ответственные должности в различных немецких учреждениях: в министерстве пропаганды, в министерстве восточных территорий и в учебных лагерях, где готовились антисоветские воинские формирования... Практически все они стремились занять какие-либо посты в „новой русской администрации“, а также в разведывательных, контрразведывательных и карательных органах немецких оккупационных служб...».

Террорист Борис Коверда не стал исключением. Он стал сотрудником так называемого «Зондерштаба Р», который являлся особым подразделением германской военной разведки Абвер — в том смысле, что он почти полностью был укомплектован русскими эмигрантами. Возглавлял эту структуру бывший деникинский офицер — граф Борис Алексеевич Смысловский, имевший агентурные клички Артур Хольмстон и фон Регенау. Зондерштаб занимался борьбой с советским сопротивлением на оккупированных территориях — выслеживал подпольщиков и партизанские отряды, а потом наводил на них карателей. Главная квартира подразделения находилась в Варшаве.

При Зондерштабе подвизалось немало членов НТС. Так, третий отдел штаба, занимавшийся вопросами пропаганды и прочей идеологической работы, возглавлял один из лидеров НТС Александр Эмильевич Вюрглер. По признанию самого Смысловского, сделанного уже после войны, Вюрглер буквально напичкал разведывательное подразделение своими единомышленниками по Союзу.

Одним из них был и фельдфебель вермахта Борис Коверда, занимавший в Зондерштабе весьма «ответственную должность»: осведомитель сектора 2-го отдела (то есть контрразведки, если угодно — собственной безопасности). Попросту говоря, он был стукачом, который выявлял среди сотрудников Зондерштаба про-советски настроенных людей!

Именно благодаря своим шпионским и энтээсовским связям Коверде удалось после войны избежать выдачи Советскому Союзу, несмотря на многократные запросы советской стороны (к тому времени НТС полностью перешёл на содержание американских спецслужб, сделавших «союзников» одним из инструментов противостояния в начавшейся холодной войне).

Любопытно, но по некоторым данным Борис Коверда до самой своей смерти тайно сотрудничал с американским ФБР, на почве контроля настроений в среде русской эмиграции. То есть, выполнял ту самую стукаческую работу, какую вёл и у нацистов!

... Да, хорошую же альтернативу для московской станции метро придумали ниспровергатели Войкова!

Рыцари кинжала и рясы

И ещё. Говорят, что стирание имени Войкова с карты Москвы некоторыми нашими церковными иерархами было согласовано с главами «Русской Православной Церкви за рубежом» – ещё тогда, когда десять лет назад шёл нелёгкий процесс слияния РПЦ и РПЦ(З). А русская эмиграция, под впечатлением «мемуаров» Беседовского, уже давно признала Войкова убийцей царской семьи...

В этой связи мне припоминается другая эпопея, случившаяся в 2009 году. Тогда была опубликована провокационная книга профессора Санкт-Петербургской духовной академии, протоиерея Георгия Митрофанова «Трагедия России. „Запретные“ темы истории 20-го века». В этой книге Митрофанов попытался оправдать деятельность генерала Андрея Власова, который в годы Второй мировой войны служил нацистам. По мнению протоиерея, Власов не был предателем, а являлся борцом с большевизмом...

Позицию протоиерея официально поддержал Архиерейский синод РПЦЗ. В своём послании Синод отмечает:

«Генерал А.А. Власов был и остаётся своего рода символом сопротивления безбожному большевизму во имя возрождения исторической России... На вопрос: „Был ли Власов и его сподвижники предателями России?“ мы отвечаем — нет, ни мало. Всё, что было им предпринято, — делалось именно для Отечества, в надежде, что поражение большевизма приведёт к воссозданию мощной национальной России. Германия рассматривалась «власовцами» исключительно как союзник в борьбе с большевизмом...».

Одновременно представители Синода направили протоиерею Георгию Митрофанову открытое письмо, в котором выразили глубокую признательность за его книгу: «Ваша книга способствует освобождению от искажённых представлений, навязанных долгими десятилетиями владычества богоборцев».

Были очень серьёзные подозрения, что вся эта история была кем-то тщательно спланирована и организована. Так, к примеру, полагал видный общественный деятель, генерал Леонид Ивашов: по его мнению, за этими событиями стояли те же силы на Западе, которые сегодня пытаются уравнять Советский Союз и гитлеровскую Германию, возложить вину за развязывание Второй мировой войны на нашу страну.

А вот ещё не менее интересные факты. Ещё до объединения обеих Церквей появилась информация, что ЦРУ США всячески стремится не допустить такой консолидации. В частности, об этом в 2006 году заявил священник РПЦЗ в Британии Андрей Филипс. По его словам, на прихожан и священнослужителей РПЦЗ цэрэушники оказывали мощное давление, ими в интернете была развязана грязная пропаганда, направленная против Московской патриархии. Давление было усилено накануне Всезарубежного русского собора, проходившего в Сан-Франциско, где «зарубежники» как раз решали вопрос об объединении...

По всей видимости, ЦРУ не успокоилось и потом, когда объединение всё же состоялось. Так, ряд церковных деятелей РПЦЗ до сих пор не признают единства Русской церкви. Их неформальным лидером много лет являлся не так давно умерший Евгений Магеровский, глава «Общества ревнителей памяти основателя РПЦЗ митрополита Антония». Магеровский являлся полковником стратегической разведки армии США в отставке — он трудился во имя интересов США на фронтах холодной войны. А его духовным наставником был не абы кто, а лично секретарь зарубежного Синода, протопресвитер Георгий Грабе. Этот человек, как и Коверда, во время войны служил германской разведке — Абверу, а после перешёл на службу в ЦРУ. Почти 50 лет Грабе курировал деятельность РПЦЗ от имени американской разведки...

Скорее всего, именно последователи Магеровского и Грабе и организовали провокацию с книгой Георгия Митрофанова с целью нового церковного раскола. А Синод РПЦЗ, к сожалению, на эту провокацию поддался...

Стоит отметить, что тогда, в 2009 году, власовская позиция РПЦЗ вызвала глубокое недоумение в среде Русской Православной Церкви Московского патриархата. Неудивительно, что в адрес «зарубежников» и Митрофанова стали поступать резкие отклики от наших иерархов. Особенно были возмущены те священнослужители, которые прошли Великую Отечественную войну...

В конце концов, Московская патриархия предложила своим зарубежным коллегам — ради сохранения церковного мира — «заморозить» тему генерала Власова и предложить высказаться по теме прежде всего историкам. Но провокаторы, скорее всего, на этом не успокоились. И разыграли при помощи Церкви свою новую антисоветскую карту уже сегодня, когда появился повод выступить с нападками на Войкова и возвести в ранг «героев» Бориса Коверду.

Увы, на сей раз Московская патриархия – опять-таки ради заветного церковного единства – по всей видимости поддалась внешнему антироссийской давлению и приняла эти правила игры, явно навязанные вражескими спецслужбами. И приняла, как видим, весьма настойчиво!

Думаю, что прав тут московский краевед Юрий Егоров, который сказал:

«Если найти достойное название, вместо Войкова, то можно и переименовать, но его как не было, так и нет! На мой взгляд, лучше это решение отложить на более длительный срок, когда произойдёт историческая переоценка роли коммунистов в нашей истории. Пока же это вызывает общественный конфликт, и любое принятое решение вызовет, с одной стороны, горячее одобрение, с другой – горячее осуждение».

А в условиях новой холодной войны с Западом, когда требуется консолидация нашего общества, такой раскол ничего хорошего точно не принесёт. И уж такой раскол Русской Православной Церкви точно не сделает чести!

Слава Богу, что наши простые люди оказались куда мудрее, чем некоторые церковники и власть-имущие — они провалили кампанию переименования. Провалили потому, что, как верно указывает историк Александр Уткин, народ сразу почувствовал весь антигосударственный и антироссийский подвох шумихи, направленной против Войкова:

«Ибо ситуация до боли знакомая! Весь 2014 год на Украине продолжался „ленинопад“. Бессмысленно было спрашивать у представителей победившего Майдана, чем им не угодил Ильич. В ответ можно было услышать много странного, например „организовал Голодомор и уничтожил миллионы украинцев“. Из России за происходящим наблюдали с, мягко говоря, недоумением: что сделали с историческими представлениями целой нации за какие-то 25 лет?

Недоумевали, как сейчас выясняется, несколько поспешно!

Страсти вокруг переименования станции „Войковская“ наглядно продемонстрировали: по мифологизированности собственной истории и готовности значительных масс людей руководствоваться исключительно мифами в ущерб всякой рациональности мы вполне можем догнать своих неумных соседей».

Ей Богу, иногда — что нашей власти, что церковной иерархии — вовсе не помешает поучиться мудрости у нашего народа!

Игорь Невский, специально для «Посольского приказа»


Warning: include(/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png): failed to open stream: No such file or directory in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38

Warning: include(/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png): failed to open stream: No such file or directory in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38

Warning: include(): Failed opening '/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png' for inclusion (include_path='.:/usr/local/lib/php') in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38
test
Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика