Вы находитесь здесь: // Национальный вопрос // Украина должна за Бандеру ответить

Украина должна за Бандеру ответить

Atrocities_Bandera40 В Киеве появился проспект Бандеры. Как пишет по этому поводу сайт «Русская весна», особенно символично, что в честь главного «украинского героя» назвали проспект, который раньше носил имя Московский. За его переименование сегодня проголосовали 87 из 97-ми депутатов Киевсовета:

«Сообщение об этом один из них сопроводил радостным кличем свидомых украинцев... Осталось переименовать проспект Ватутина в проспект Шухевича — ранее это переименование уже одобрила Комиссия по вопросам наименований Киевской городской администрации».

Казалось бы — чему тут удивляться? Там ведь всё к тому и шло. И всё же... Дело здесь не только в самом очередном русофобском переименовании. Дело здесь в том, что Украина по сути официально провозгласила себя преемником нацизма, ибо одну из главных улиц своей столицы она назвала в честь одного из самых одиозных нацистских преступников!

Фактическая реабилитация сподвижников Степана Бандеры в этой стране началась уже давно — с момента обретения украинской независимости. На Украине вышла масса книг, где утверждалось, что бандеровцы доблестно сражались чуть ли не на два фронта: с коммунистами и с нацистами. Якобы это они образовали во время войны первые партизанские отряды на украинской земле, не давая покоя сначала немецким оккупантам, а потом и советским. Современная украинская историческая литература изображает бандеровцев героями без страха и упрека, полными благородной отваги.

Однако суровая правда гласит: не были они никакими благородными борцами! С самого своего начала бандеровская организация строилась как сугубо террористическая структура, не гнушавшаяся в своей деятельности никакими методами. Мало того, украинское националистическое движение никогда не являлось самостоятельной политической силой и всё время своего существования находилось в услужении то у одной, то у другой иностранной державы.

Говоря проще, это были обычные наёмники, прикрывавшиеся громкими лозунгами.

В союзе с батькой Гитлером

Настоящее название бандеровской структуры – «Организация украинских националистов» (ОУН). Создали её германские спецслужбы для организации шпионской работы на территории Польши и Советского Союза, которые в довоенный период делили между собой украинские земли.

Лидер ОУН — бывший полковник австрийской армии Евген Коновальц — был старым немецким шпионом с многолетним стажем. Ещё с 20-х годов он установил тесные контакты с национал-социалистской партией Германии. Политическая программа ОУН была скопирована с гитлеровских политических требований. Главный идеолог ОУН Дмитро Донцов открыто говорил, что целью украинских националистов является построение национал-социалисткого государства во главе с вождём-диктатором…

После прихода Гитлера к власти оуновцы стали пользоваться уже официальной поддержкой немецких властей. Германская разведка предоставила им несколько учебных лагерей, где националисты проходили боевую подготовку. Они не только учились, но и применяли полученные навыки в деле. Вот какую любопытную информацию на сей счёт приводят сами украинские историки со ссылкой на свои же украинские архивы

«В 1934 году по приказу Степана Бандеры во Львове был убит сотрудник советского консульства Алексей Майлов. Становятся интересны факты, что незадолго до совершения этого убийства в ОУН объявился бывший резидент немецкой разведки в Польше майор Кнауэр и — по данным польской разведки — накануне убийства ОУН получило от германского Абвера 40 (сорок) тысяч марок

С приходом к власти в Германии Гитлера в январе 1934 года берлинская штаб-квартира ОУН на правах особого отдела была зачислена в штаб гестапо. В предместье Берлина — Вильгельмсдорфе — на средства немецкой разведки были также построены казармы, где готовили боевиков ОУН и их офицеров. Тем временем польский министр внутренних дел — генерал Бронислав Перацкий — выступил с резким осуждением планов Германии по захвату Данцига, который, по условиям Версальского мира, был объявлен „вольным городом“ под управлением Лиги наций. Сам Гитлер дал указание Рихарду Ярому, агенту германской разведки, курировавшему ОУН устранить Перацкого.

15 июня 1934 года Перацкий был убит людьми Степана Бандеры, но на этот раз удача им не улыбнулась, и националисты были схвачены и осуждены. За убийство Бронислава Перацкого Степан Бандера, Николай Лебедь и Ярослав Карпинец были приговорены Варшавским окружным судом к смертной казни, остальные, в том числе и Роман Шухевич — к 7-15 годам тюремного заключения, но под давлением Германии эта мера наказания была заменена на пожизненное заключение».

В это же самое время советские органы безопасности решили нанести террористам свой ответный удар. В ОУН внедрился с агент НКВД Павел Судоплатов (много лет спустя в своих интереснейших мемуарах он рассказал, как под видом молодого члена ОУН в 30-ые годы обучался подрывной работе не абы где, а именно в нацистской Германии). Судоплатову удалось добиться дружеского расположения самого Коновальца. И во время одной из встреч в кафе города Брюсселя он удачно подложил крёстному отцу украинского национализма бомбу с часовым механизмом...

После гибели полковника между его последователями началась борьба за власть. На руководящую роль претендовали двое – заместитель Коновальца Андрей Мельник и непосредственный организатор боевых структур ОУН, бывший студент Львовского университета Степан Бандера. Противостояние между ними зашло так далеко, что их сторонники начали охоту друг за другом, убивая конкурентов направо и налево.

В 1939 году Бандера вышел на свободу — его освободили вторгшиеся в Польшу немецкие войска. Немецкие хозяева тут же вмешались в свору двух укро-лидеров — свою основную ставку они сделали на Бандеру, как наиболее решительного человека, обещавшего своим украинским единомышленникам, что его «власть будет страшной для всех врагов украинской государственности».

По словам украинских историков:

«Неопровержимым доказательством сотрудничества Степана Бандеры с нацистами служит стенограмма допроса начальника отдела Абвера Берлинского округа полковника Эрвина Штольце (29 мая 1945 года).

„… после окончания войны с Польшей, Германия усиленно готовилась к войне против Советского Союза и поэтому по линии Абвера принимаются меры по активизации подрывной деятельности, так как те мероприятия, которые проводились через МЕЛЬНИКА и другую агентуру, казались недостаточными. В этих целях был завербован видный украинский националист Бандера Степан, который во время войны был освобождён из тюрьмы, куда он был заключен польскими властями за участие в террористическом акте против руководителей польского правительства. Последний на связи состоял у меня“. (Центральный государственный архив общественных объединений Украины ф.57. Оп.4. Д.338. Л.280-288).

Не только Степан Бандера вел переговоры с нацистами но и уполномоченные им лица, к примеру, в архивах Службы безопасности Украины сохранились документы о том, что сами бандеровцы предлагали свои услуги нацистам, в протоколе допроса сотрудника Абвера Лазарек Ю.Д. говорится, что он был свидетелем и участником переговоров между представителем Абвера Айкерном и помощником Бандеры Николаем Лебедем:

„Лебедь заявил, что бандеровцы дадут необходимые кадры для школ диверсантов, смогут так же согласиться с использованием всего подполья Галиции и Волыни для диверсионных и разведывательных целей на территории СССР“.

Вот что по этому поводу думали нацисты: из стенограммы допроса начальника отдела Абвера Берлинского округа полковника Эрвина Штольце (29 мая 1945 года)

„Не смотря на то, что во время моей встречи с Мельником и Бандерой оба они обещали принять все меры по примирению. Я лично пришел к выводу, что это примирение не состоится из-за существенных различий между ними.

Если Мельник спокойный, интеллигентный человек, то Бандера – карьерист, фанатик и бандит“ (Центральный государственный архив общественных объединений Украины ф.57. Оп.4. Д.338. Л.280-288)».

В апреле 1941 года бандеровцы создали батальон специального назначения под названием «Нахтигаль» («соловей»). Формально батальоном командовал верный сподвижник Бандеры сотник Роман Шухевич. Реальная же власть принадлежала капитану Теодору Оберлендеру, кадровому офицеру германской военной разведки. 18 июня 1941 года батальон принял присягу на верность Германии и Адольфу Гитлеру. А утром 22 июня вместе с передовыми немецкими частями вошёл на землю Украины.

30 июня бандеровские «соловьи» вошли во Львов и принялись истреблять своих врагов. Именно они устроили массовую резню мирного польского и еврейского населения главного города Западной Украины, когда не жалели ни стариков, ни женщин, ни детей. Убийства приняли настолько неуправляемый характер, что пришлось вмешиваться немецким оккупантам, резко осадившим кровавый пыл своих украинских союзников.

Не разрешили немцы и провозглашать самостийное украинское государство, о создании которого поспешили заявить Бандера и его ближайшие сподвижники — немцы рассматривали Украину только в качестве своей колонии, а бандеровцы с их самостийными лозунгами являлись ширмой для одурачивания населения. И только! Лидер ОУН был арестован и выслан под надзор полиции в Берлин. Оставшимся на свободе лидерам ОУН дали чётко понять, что о вольной Украине они могут даже не мечтать.

Вы думаете после этого сподвижники Бандеры из «Нахтигаля» восстали против немцев? Ничуть! Они молча проглотили эту пилюлю и продолжали верно служить своим хозяевам до осени 1941 года, когда батальон был разгромлен частями Красной Армии. Остатки батальона были выведены в Германию и там их расформировали окончательно.

Не меньшее холуйство перед немцами проявил и сам «вождь нации». Как пишут украинские историки:

«Бандера продолжал настойчиво уверять немцев, что без его помощи немецкой армии не одолеть Московию. Пошел многочисленный поток посланий, пояснений, депеш, «деклараций» и «меморандумов» на имя Гитлера, Рибентропа, Розенберга и других фюреров нацистской Германии, постоянно оправдываясь и прося содействия и поддержки. В своих письмах Степан Бандера доказывал свою верность фюреру и немецкой армии и пытался убедить в чрезвычайной необходимости ОУН для Германии».

Странная война в украинских лесах

С 1942 года оуновцы наконец решились бросить вызов немцам, обманувшим их ожидания. Однако вызов был более чем странен. Кроме словесных упрёков в адрес Гитлера никаких реальных дел не последовало. Хотя цели провозглашались грандиозные!

Бывший командир «Нахтигаля» Роман Шухевич принялся создавать «Украинскую повстанческую армию» (УПА), которая, по идее, должна была начать антигерманскую партизанскую войну. Однако за весь период немецкой оккупации бандеровские повстанцы не сделали по фашистам ни одного выстрела! Зато с советскими партизанскими отрядами Медведева, Сабурова, Ковпака, Фёдорова бандеровцы вели полномасштабную войну. Не редкими были случаи, когда они вместе с оккупантами проводили совместные антипартизанские карательные акции.

А многие иные апологеты идеи «независимой Украины» вообще продолжали верно служить нацистам безо всякого перерыва до конца войны. Именно из них германское командование сформировало целую дивизию СС «Галичина» под командованием бывшего киномеханика, провозгласившего себя генералом, Павло Шандрука. Дивизия приняла активнейшее участие в боях против советских войск и в карательных акциях против словацких партизан...

В 1944 году все недоразумения между немцами и бандеровцами окончательно разрешились. Перед уходом с Украины нацисты оставили украинским повстанцам целые склады с оружием и хорошо оборудованные лесные схороны. Тогда же Бандеру выпустили из-под ареста , и он стал готовить своих боевиков к возвращению Советской власти. Интересные свидетельства по этому поводу были получены от бывшего абверовца Зигфрида Мюллера, попавшего в плен к Красной армии в мае 1945 под Прагой:

«В декабре 1944 года Главное управление имперской безопасности — РСХА — освободило из заключения Степана Бандеру, который получил под Берлином дачу от отдела 4-Д гестапо.

Бандера находился под персональным наблюдением и работал по указаниям вновь назначенного начальника отдела 4-Д оберштурмбаннфюрера Вольфе. В том же месяце Степан Бандера прибыл в распоряжение абверкоманды-202 в г. Краков и лично инструктировал подготовленную нами агентуру, направляемую для связи в штаб УПА.

Бандера в моём присутствии лично инструктировал этих агентов и передал через них в штаб УПА приказание об активизации работы в тылу Красной армии и налаживании регулярной связи с абверкомандой-202».

А вскоре и сам «вождь» был заброшен на Западную Украину...

Едва наши войска вошли в западные украинские земли, бандеровское подполье развернуло против них настоящую бандитскую войну. Эта война хорошо обрисована во многих исторических работах. Она была беспощадной с обеих сторон, людские потери исчислялись десятками тысяч. С небольшими перерывами война продлилась до середины 50-х годов, пока не было истреблено всё бандеровское руководство...

Сам же Бандера пробыл на Украине лишь до начала 1945 года. «Полководцем» он оказался очень скверным — в одном из первых боёв с советскими подразделениями его банда была разгромлена, и он ушёл на Запад. А помогал ему выбраться не кто иной, как любимец Гитлера, оберштурмбандфюрер СС Отто Скорценни, прозванный «королём диверсантов». Сам диверсант позднее признавался в своих мемуарах:

«Это был трудный рейс. Я вел Бандеру по радиомаякам, оставленным в тылу ваших войск, в Чехословакии и Австрии. Гитлер приказал доставить Бандеру в рейх для продолжения работы».

Сразу после окончательного краха нацистской Германии бандеровские покровители из фашистской разведки передали ОУН в руки американцев. И те с великой охотой приняли под свою руку хорошо организованную террористическую организацию, длительное время не дававшую покоя Советскому Союзу. Бандера до 1959 года жил на специальной конспиративной квартире, устроенной ЦРУ в одном из районов Мюнхена. Там-то его и выследили советские разведчики, застрелившие главаря ОУН прямо перед порогом его дома...

…Вот такой «герой» ныне увековечен в Киеве. Думаю, что нашим властям нужно сделать должный вывод. И вывод самого что ни на есть жёсткого характера, крепко подумав над тем — а нужны ли нам вообще хоть какие-то  контакты, в том числе и дипломатического уровня, с этой, похоже, полностью свихнувшейся страной? Ведь такие контакты выглядят сегодня не просто неуместным фактором, а самым настоящим издевательством над самой нашей памятью о Великой Отечественной войне! И держа своего посла в Киеве,  мы по сути предаём как саму военную память, так и память о миллионах жертв нацизма...

Игорь Невский, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика