Вы находитесь здесь: // ГЕО в политике // Россию на международной арене ждут нелёгкие геополитические испытания

Россию на международной арене ждут нелёгкие геополитические испытания

iРезультаты антироссийских действий администрации Барака Обамы  убедительно показали, что Вашингтон не смог успешно реализовать свои геополитические и геоэкономические планы по сокрушению России. Поскольку американские правящие круги оказались не в состоянии (несмотря на предпринятые усилия) достичь своей главной поставленной в данный период внешнеполитической цели — осуществить в России государственный переворот и отстранить от власти президента В.В. Путина.

Например, заключение о том, что попытки США и их союзников из числа других ведущих государств Запада добиться полного разрушения России как государства к концу 2016 г. в целом закончились полным провалом, недавно сделал бывший руководитель одной из самых мощных и влиятельных спецслужб Израиля «Натив» Я. Кедми в интервью «Российской газете».

«К концу 90-х годов, — отметил Я. Кедми, — за океаном сложилось мнение, что Россия слаба, затем решили, что изоляция России, экономические санкции против России плюс военное развитие США создадут колоссальный перевес в пользу Штатов, а внутренние проблемы внутри страны приведут к тому, что к пятнадцатому году Путин потеряет власть. Сейчас они начинают понимать, что создать решающее военное превосходство невозможно. Что внутри России у Путина нет реальной оппозиции. И что тогда? Тогда надо проводить ревизию всей антироссийской политики. Надо договариваться. Ибо продолжение противостояния деструктивно (в первую очередь, как для самих США, так и для всего Запада в целом – И.Ш.). Россия выскользнула из приготовленной ей ловушки».

Поэтому можно утверждать, что именно РФ на первом этапе «холодной войны-2» в 2014- 2016 гг. сумела одержать над своими противниками убедительную геополитическую победу...

С учётом опыта противостояния СССР и США

Однако, несмотря на это геополитическое поражение, американская правящая элита вряд ли откажется от продолжения ведения против нашей страны новой холодной войны — даже после того, как на очередных президентских выборах в США, состоявшихся в ноябре 2016 г., победу одержал представитель Республиканской партии Дональда Трамп. Это означает, что новый президент США с 2017 г. неизбежно продолжит проведение инициированного администрацией Обамы в 2014—2016 гг. антироссийского геополитического и геоэкономического курса, главной стратегической целью которого также будет являться установление тотального американского господства над РФ и полное уничтожение её как суверенного государства.

В то же время новое руководство США должно обязательно учесть неудачный опыт геополитической борьбы администрации Обамы, выделить допущенные в этот период ошибки, и в итоге — разработать и начать практическую реализацию обновлённой стратегической программы по сокрушению российского государства...

По нашему мнению, главной ошибкой американских стратегов в 2014—2016 гг. стало то, что они явно недооценили прочность государственно-геополитической системы РФ, с одной стороны, а также переоценили возможности (как свои, так и всего Запада в целом) в качестве коллективного «разрушителя» России. Поэтому следует предположить, что одной из основных задач правящих кругов США с 2017 г. станет поиск возможностей, позволяющих обеспечить значительное увеличение своего «разрушительного антироссийского потенциала» до таких параметров, которые позволили бы Вашингтону в итоге добиться поставленных антироссийских целей — дестабилизировать политическую и социально-экономическую ситуацию в РФ, а также разжечь «войну» между российскими элитными объединениями до таких масштабов, которые гарантировали бы американскому руководству успешность осуществления в нашей стране государственного переворота и отстранение от власти президента В.В. Путина.

Очевидно, что главной концептуальной особенностью антироссийского внешнеполитического курса на международной арене, которого будет придерживаться новый президент США, станет стремление использовать для уничтожения РФ фактор геополитической и геоэкономической мощи Китая, т. е. «разыгрывание» против России, наряду с «разрушительным потенциалом» Запада, ещё и так называемой «китайской карты» на пространстве Евразийского континента.

Другими словами, Вашингтон с большой долей вероятности в 2017 – 2018 гг. предпримет попытку повторить «успешный геополитический опыт» США периода «холодной войны-1», когда американские правящие круги в 1970-е – начале 1980-х гг. сумели заключить стратегический союз с тогдашним руководством КНР, направленный против СССР.

Подобное объединение геополитических возможностей «коллективного Запада» и Китая сыграло тогда очень важную роль в обеспечении победы США над Советским Союзом и в последующем развале Советского государства в декабре 1991 г. Причём данные шаги будут предприниматься Вашингтоном в первую очередь для того, чтобы иметь возможность организовать в перспективе, с опорой на «антироссийский Китай», уже полную геоэкономичскую блокаду РФ на международной арене.

Увы , реализация правящими кругами США подобного подрывного стратегического замысла в итоге будет иметь для государственности России поистине катастрофические последствия...

Амбиции Поднебесной

В свою очередь, правящие круги Китая в настоящее время не очень заинтересованы в том, чтобы принять активное участие в «холодной войне-2» между РФ и США, да ещё конкретными действиями однозначно поддержать какую-либо сторону данного геополитического конфликта. Современная внешнеполитическая стратегия КНР ориентирована на то, чтобы максимально долго оставаться в стороне от этой схватки Москвы и Вашингтона, официально занимая нейтральную позицию (несмотря на то, что Китай официально позиционирует себя на международной арене как стратегический партнёр РФ).

Так что КНР сегодня реально нельзя считать надёжным и полноценным геополитическим и геоэкономическим партнёром для России на международной арене. Для понимания такой позиции Пекина необходимо также учитывать и то, что Россия к концу 2016 г., (в отличие от США и стран ЕС) заняла только 16-ое место в списке основных внешнеторговых партнёров КНР, а оборот двухсторонней российско-китайской торговли составил менее 70 млрд. долл. В то же время торговый оборот между Китаем и США достиг 700 млрд. долл., при положительном балансе китайской стороны в 300 млрд. долл.

Понятно поэтому, кого именно предпочитает и предпочтёт Китай в своих экономических связях!

Правящие круги КНР при этом явно рассчитывают на то, что геополитическое противоборство России и «коллективного Запада» во главе с США, а также усиливающиеся кризисные явления в экономике США и других ведущих стран мира в конечном итоге очень сильно истощат прежде всего военные и экономические потенциалы всех этих «центров силы» — включая и РФ. В результате чего на международной арене фактически «естественным путем» произойдёт изменение баланса в расстановке геополитических и геэкономических сил в пользу именно Китая. И данное обстоятельство позволит КНР в самой ближайшей перспективе занять господствующее положение в мире и создать, таким образом, новую фактически «однополярную» мировую систему, где в качестве главного и практически единственного системообразующего полюса станет выступать Китай.

Причём в настоящее время правящие круги Китая, видимо, настолько уверены в своих силах, что уже не скрывают этих своих амбициозных внешнеполитических намерений...

Например, концептуальное содержание подобного стратегического плана КНР на международной арене в достаточно откровенной форме изложил в своём выступлении высокопоставленный сотрудник китайского «Университета национальной обороны» генерал Цяо Лян, во время своего визита в США летом 2015 г. (в университет штата Огайо).

В первую очередь Лян отметил, что, по оценке китайского руководства, США не начнут войну с КНР в ближайшие 10 лет. За это время Китай, по словам генерала, сможет успешно реконструировать свою экономику и станет «относительно процветающим обществом, а также интернационализирует юань». После чего он особо подчеркнул следующую идею:

«Если всего лишь треть всемирных денег оказывается под контролем доллара (что, в свою очередь, неизбежно произойдёт после превращения китайского юаня в мировую валюту, а также при наличии данного статуса у евро – И.Ш.), то как США могут удержать своё лидерство? Смогут ли опустошённые Соединённые Штаты без монетарного лидерства по-прежнему оставаться глобальным лидером?

Американские военные привыкли думать, что смогут использовать воздушные удары и морской флот против Китая. Теперь же США обнаружили, что ни ВВС, ни ВМФ сами по себе не могут получить преимущества против Китая».

Генерал Лян в своём докладе также указал, что официальный Пекин не считает известный глобальный китайский проект «Один Пояс, Один Путь», ориентированный на геополитическое и геоэкономическое объединение вокруг КНР государств Восточной, Юго-Восточной и Южной Азии, узко-региональным механизмом для своей «интеграции в глобальную экономическую систему. Говорить, что доллар продолжит свою глобализацию и интеграцию – значит ошибаться. Будучи растущей силой „Один Пояс, Один Путь“ представляет собой лишь начальную стадию китайской глобализации. … Учитывая, что морские силы Китая ещё слабы, сначала отдано предпочтение реализации „Одного Пояса, Одного Пути“ на суше. Но потом ситуация изменится».

В итоге Лян констатировал такое заключение:

«…Выбрав Китай своим соперником, Америка выбрала не того противника и не то направление. Поскольку в будущем реальной проблемой для США будет не Китай, а сами же США, и США сами себя похоронят, … своей виртуальной экономикой США уже съели все преимущества капитализма»...

На китайца надейся, а сам не плошай

Таким образом, для того, чтобы заставить Китай «активно играть» на своей стороне против РФ, правящие круги США должны предпринять для достижения этой цели определённые и непростые действия.

Первое. Прежде всего – это угроза введения или непосредственное введение США (а также ЕС, Японией и другими странами, входящими в «коллективный Запад») комплексных и всеобъемлющих финансовых, торгово-экономических и технологических санкций против КНР, вплоть до полного закрытия западных рынков для экспорта китайских товаров. Здесь следует подчеркнуть, что подобная антикитайская установка, в той или иной форме, уже нашла своё отражение в предвыборных программах двух ведущих кандидатов от Демократической и Республиканской партий на выборах президента США, озвученных в ходе избирательной компании 2016 г., соответственно — Х. Клинтон и Д. Трампа.

Второе. Продолжение целенаправленного разрушения США и их союзниками организационной геополитической и геоэкономической инфраструктуры глобального внешнеполитического проекта «Один Пояс, Один Путь», реализуемого правящими кругами КНР на пространстве Евразийского континента.

Третье. Введение Вашингтоном режима «частичной или полной морской блокады» КНР, в первую очередь — в районах Малаккского пролива и Южно-Китайского моря.

Четвёртое. Провоцирование со стороны США жёсткого регионального противостояния или открытых вооружённых конфликтов между Китаем и определёнными государствами Восточной, Юго-Восточной и Южной Азии.

Пятое. Резкое ограничение США и государствами «коллективного Запада» возможностей для китайских компаний и банков проникать на рынки стран Южной Америки, Ближнего и Среднего Востока, а также Африки и полноценно работать там...

На первый взгляд такая задача кажется трудновыполнимой — тут уж явно не до противостояния с Россией. Однако если Вашингтон начнёт действовать против Пекина по данному стратегическому сценарию в самое ближайшее время, то нынешнее руководство КНР во главе Си Цзиньпином скорее всего поддастся такого рода массированному геополитическому давлению и «капитулирует».

Подобный исход такого сценария обусловлен прежде всего тем, что китайская экономика в гораздо в большей степени, чем даже экономика РФ, находится в зависимости от «коллективного Запада». Например, известный российский экономист М. Делягин в одной из своих публикаций оценил подобную концептуальную специфику геополитических и геоэкономических взаимоотношений между КНР и западными странами, сложившуюся в 2000-х гг., следующим образом:

«…Китай, живя за счёт экспорта, зависит от подрываемого им Запада. Проявление этого – поддержка в 2006 году „на плаву“ доллара. В результате, выигрывая конкуренцию у Запада, он тем самым наносит ущерб себе. Поэтому в стратегическом отношении он обречён на состояние равновесия с ним и не может одержать (стратегической – И.Ш.) победы, хотя и может приближаться к ней сколь угодно близко».

В общем, правящий сейчас в Китае политический режим — в итоге американского агрессивного давления — вполне может встать на антироссийский геополитический и геоэкономический путь со всеми вытекающими отсюда негативными международными, экономическими, политическими, военными, социальными последствиями для РФ.

И данный внешнеполитический выбор и последующий стратегический шаг со стороны официального Пекина станет очень логичным и закономерным. Поскольку главной задачей у Си Цзиньпина и его ближайшего окружения в данной непростой геополитической ситуации будет уже не поддержание так называемого «стратегического партнёрства» с РФ, а стремление прежде всего любыми путями не допустить возникновения системного экономического кризиса в КНР, т. е. недопущение начала масштабных разрушительных процессов уже в самом китайском государстве...

... Поэтому высшее руководство РФ должно уже сейчас принять необходимые меры для того, чтобы российское государство было полностью готово к подобного рода изменениям в расстановке сил на международной арене на стратегическом уровне — ибо эти изменения е могут произойти уже в самом ближайшем будущем...

Игорь Шамин, доктор политических наук, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика