Вы находитесь здесь: // ГЕО в политике // Россия попала в геополитическое окружение

Россия попала в геополитическое окружение

 Если оценить с точки зрения геополитики особенности внешнеполитических позиций России в рамках тех реалий, которые сложились на международной арене к началу 2000-х годов, то можно утверждать, что Российское государство оказалось в очень сложном стратегическом положении. И подобная «уязвимость» геополитических позиций России в современном мире определяется тремя основными факторами.

Первый. На рубеже XX – XXI вв. в Евразии образовалось несколько «центров силы», которые начали активно стремиться к тому, чтобы осуществить в рамках континента собственные масштабные внешнеполитические планы, сформированные по принципам классических геополитических проектов. В качестве «носителей» такого рода стратегических внешнеполитических программ стали выступать США, ЕС, Китай, а также Саудовская Аравия и Катар в союзе с другими арабскими странами Аравийского полуострова.

Так, главной стратегической целью геополитического проекта Соединённых Штатов является установление тотального господства над всем пространством Евразийского континента. При этом Вашингтон в качестве основной тактической задачи определил установление военно-политического контроля над районами Большого Ближнего Востока, Центральной Азии, Кавказа, а также северной частью Балкан. Вместе с тем, американская правящая элита своими основными «геополитическими врагами» в Евразии определила РФ, Китай и Иран.

Главной геополитической установкой правящих элит ведущих государств ЕС являлась трансформация Объединённой Европы в один из доминирующих геополитических и геоэкономических «центров силы». Основные экспансионистские планы Брюсселя предусматривают, в первую очередь, включение в экономические структуры ЕС на правах «объектов» европейскую часть России и другие постсоветские государства, расположенные в Балто-Черноморском регионе, Закавказье и Центральной Азии, а также страны Северной Африки и Восточного Средиземноморья.

В свою очередь, приоритеты Китая предполагают геоэкономическое объединение под эгидой КНР государств Восточной, Юго-Восточной Азии и Южной Азии (и в том числе, включение в это подконтрольное Китаю «экономическое пространство» Японии и Индии). Кроме того, поставлена задача по укрепление позиций китайского капитала на российских территориях Дальнего Востока и Сибири, в странах Центральной Азии, Ближнего и Среднего Востока, а также Северной и Центральной Африки.

Геополитический проект арабских государств Аравии ориентирован на «искусственное» создание в рамках Евразийского и Африканского континентов нового государственного образования, нового континентального «центра силы» в форме так называемого «Исламистского халифата». Организационно по своему устройству этот «Халифат», скорее всего, будет конфедерацией, которая станет объединять в своих рамках страны Большого Ближнего Востока, включая и государства «шиитского треугольника» – Иран, Сирию и Ливан.

При этом, в качестве главного системообразующего и управляющего центра подобной государственной конструкции будет выступать Саудовская Аравия. Поэтому можно утверждать, что по своему геополитическому статусу и религиозно-идеологическому измерению данный новый «Арабский исламистский халифат» должен стать суннитским геополитическим и идеологическим образованием. В случае успешного хода «исламистского государственного строительства» в состав (или в сферу влияния) «Халифата» в будущем могут быть включены и другие территории Евразии и Африки, где проживают народы, исповедующие исламскую религию – Балканы, Крым, российские Северный Кавказ и Поволжье, северные штаты Индии, Индонезию, страны Центральной Азии, Закавказья, Центральной Африки и др...

С геополитической точки зрения всё это означает, что и США, и ЕС, и КНР, и Саудовская Аравия в качестве главной цели определили одно и тоже – это установление преобладающего геополитического контроля над пространством Евразии. То есть, каждый из этих практически конкурирующих между собой геополитических проектов направлен на установление и поддержание именно его тотального господства на всем Евразийском континенте.

Кроме того, правящие круги всех без исключения указанных «ведущих» евразийских держав должны рассматривать в качестве своего главного геополитического противника на континенте именно Россию, так как наша страна самим своим географическим положением мешает любым их внешнеполитическим планам. К сожалению, в настоящее время у России в рамках Евразии практически отсутствуют стратегические союзники из числа ведущих держав. И следовательно, Россиясегодня фактически очутилась в самом настоящем «геополитическом окружении».

Второй. Наибольшую угрозу для национальных интересов и безопасности РФ в настоящее время представляет геополитический проект США. Эта опасность для российского государства определяется отнюдь не только стратегическими и тактическими целями, которые американские правящие круги активно пытаются воплотить в жизнь в рамках евразийского пространства. И не только тем огромным потенциалом сил и средств, который эти круги затрачивают на практическое воплощение в жизнь собственных геополитических планов в Евразии. Геополитическая угроза России со стороны Соединенных Штатов заключается также ещё и в том, что Вашингтон одновременно стремится к тому, чтобы трансформировать соотношение сил на Евразийском континенте в свою пользу.

Руководство США, действуя в данном направлении, предприняли целый ряд шагов, направленных на «нейтрализацию», «аккумуляцию» и «адаптацию» в рамках американской внешнеполитической программы геополитических проектов своих «конкурентов» — речь прежде всего идёт о ЕС и Саудовской Аравии.

Так, в мае 2007 года руководителями США и ЕС было подписано соглашение об образовании «Трансатлантического экономического совета». В результате, в скором будущем должно возникнуть интегрированное политическое и экономическое Евро-Атлантическое пространственное сообщество (естественно, под эгидой Соединённых Штатов). Таким образом, Белый Дом сумел самым кардинальным образом изменить саму векторную направленность внешнеполитической стратегии Евросоюза, полностью подчинив её своему влиянию.

Если же принять во внимание полную поддержку со стороны США так называемым «арабским» революциям, прокатившимся по странам Ближнего Востока — там почти повсеместно пришли к власти поддерживаемые Саудовской Аравией исламисты — то можно смело утверждать, что Вашингтон сумел также адаптировать к своим стратегическим интересам и геополитический проект, разработанный саудитами...

Данное обстоятельство даёт возможность Вашингтону организовать в нужный момент так называемое «коллективное геополитическое давление» на Россию в целях ее «нейтрализации», а затем и последующего раздела участниками этой «коалиции» российской территории на сферы влияния.

Третий. США разработана новая военная доктрина, получившая название «концепция глобального воздействия». Для её реализации будет развёрнута принципиально новая стратегическая ударная система, предназначенная для ведения так называемых «бесконтактных войн» шестого поколения. Военно-техническую основу этой стратегической боевой системы должно составлять уже не ядерное, а обычное «высокоточное оружие», и в первую очередь крылатые ракеты морского, воздушного и наземного мобильного базирования.

Кроме того, к 2017 – 2018 году в США произойдёт окончательное завершение развертывания глубоко эшелонированной системы противоракетной обороны, ставшей возможной после выхода Вашингтона из советско-американского договора по ПРО от 1972 года. Элементы данной ПРО, согласно американским замыслам, должны быть размещены на территории США, а также в странах Северной, Центрально-Восточной и Юго-Восточной Европы, то есть, непосредственно по периметру европейских границ России.

В данный момент Пентагон также намерен закончить создание «стратегической аэрокосмической группировки», предназначенной ведения разведки, целеуказания и управления. Её использование позволит американскому командованию перейти на так называемое «космическое управление» войсками в режиме реального времени. В результате чего эффективность руководства боевыми действиями вооружённых сил США должна значительно возрасти.

Вместе с тем будет проведена существенная модернизация ядерного оружия, с заменой баллистических ракет на крылатые, также в строй будут введены атомные ударные сумбарины нового поколения. Кроме того, закончится развёртывание новых стратегических бомбардировщиков-невидимок Б-2 и будут созданы ядерные боезаряды сверхмалой мощности и глубокого проникновения, предназначенные для поражения хорошо защищённых целей, прежде всего командных пунктов и ракетных шахт...

Между тем, армия и флот России — из-за нынешних проблем с финансированием и перевооружением — после 2018 года окажутся уже неспособными обеспечивать военное сдерживание США и их союзников по НАТО. И единственным военным «аргументом» Москвы останется лишь ядерное оружие. Однако к 18-му году большая часть стратегических баллистических ракет с ядерными боеголовками, которые достались России от Советского Союза, как считают эксперты, окончательно выработают свой гарантийный ресурс, и их уже будет просто невозможно использовать для защиты страны. Тем более, новая система американской ПРО будет в состоянии парализовать стратегические ядерные силы России в их нынешнем виде.

Вследствие этого, как полагают российские военные эксперты, возникнет большая опасность развязывания против России открытой войны, целью которой станет уничтожение российской государственности. Причём данные специалисты оценивают степень вероятности начала американской агрессии против России в будущем как весьма и весьма высокую. Для нападения американские вооружённые силы будут использовать главным образом обычное (неядерное) высокоточное оружие, организуя боевые действия своих войск по уже отработанному на Балканах в конце 1990-х годов так называемому «югославскому сценарию».

Оценка приведённых выше фактов позволяет сделать вывод о том, что к 2018 году американское руководство получит в свое распоряжение ещё один действенный инструмент для ведения эффективной геополитической борьбы против России – подавляющее военное превосходство...

Таким образом, геополитические угрозы для национальной безопасности РФ достигли поистине критического уровня. По мере ослабления экономического и оборонного потенциалов России, обострения социально-экономической и политической обстановки в нашей стране, а также активизации геополитической активности США и других указанных «центров силы» в Евразии геополитическое давление на Россию будет только возрастать. К каким катастрофическим последствиям для российского государства всё это может привести (в случае, если данные геополитические процессы дойдут до своего логического завершения), остаётся только догадываться.

Время и необходимые возможности для предотвращения развития подобного катастрофического сценария у России пока ещё есть.

 

Игорь Шмаков, специально для «Посольского Приказа»

 

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика