Вы находитесь здесь: // Тайная дипломатия // «Арабская весна» — это третья мировая перестройка

«Арабская весна» — это третья мировая перестройка

Недавно в городе Сухум (республика Абхазия) прошла международная научно-практическая конференция «Кавказ в мировой политике: история и современность». На этой конференции с интереснейшей лекцией выступил старший научный сотрудник Института востоковедения, кандидат исторических наук, учёный секретарь центра «Российско-арабский диалог» Фасих Бадерхан. Он представил новый и не совсем обычный взгляд на события так называемой «арабской весны». По мнению Бадерхана, здесь мы имеем дело не просто с революциями, а с глобальными мировыми процессами, которые он назвал «новой перестройкой».

В чём её суть, учёный раннее поведал в интервью информационному порталу "Православие Ру" (беседу вели иеромонахи Игнатий (Шестаков) и Симеон (Томачинский). Приводим это интервью с небольшими сокращениями:

"... – То, что сейчас происходит, я называю «третьей мировой перестройкой». Первая перестройка в свое время фактически покончила с Османской империей, а вторая – с главным соперником англо-саксонского геополитического проекта – социалистической системой и Советским Союзом. Символом этой перестройки было падение Берлинской стены.

Когда же начались события в арабском мире – в Тунисе, Египте, мы сначала смотрели на них как на естественное развитие исторического процесса в этом регионе, но когда президент США Обама сравнил события в Египте с падением Берлинской стены, то стало понятно, что там происходит что-то действительно серьёзное...

В чём сейчас суть этой мировой перестройки?

– Для того чтобы понять суть того, что сейчас происходит, нужно вернуться немного назад. В начале 1970-х годов Римский клуб опубликовал подготовленный учёными доклад под названием «Пределы роста». Но если читать его между строк, то становится понятно, что речь идёт о том, что ресурсов на всех не хватает. Не хватает в том случае, если все народы Востока будут развиваться до уровня передовых народов Европы и Америки, поэтому для сохранения своего привилегированного состояния необходимо приостановить модернизацию и развитие Востока в целом, архаизировать его. Нельзя допустить, чтобы каждая арабская, индийская или китайская семья имела то, что имеет семья в странах «проекта модерн».

Самая идеальная сила и средство для приостановки развития и модернизации Востока – это радикальный ислам. Мы знаем примеры в Афганистане – «Талибан», в Чечне – шариатские суды, Басаев, Хаттаб. Посмотрите, что происходило в Ливии и что происходит в Сирии – это яркие примеры активизации экстремистского радикального ислама... Самая серьёзная политическая организация в арабо-мусульманском мире, имеющая мобилизационную идеологию, вертикальную иерархию и очень сильное влияние на широкие народные массы, – это «Братья мусульмане». Именно они в результате происходящих сейчас в арабо-мусульманском мире процессов стали методично захватывать власть.

Такие примеры экстремистского, террористического исламизма есть во всем мире. Экстремисты и большая часть радикалов – идеальное средство для архаизации восточного мира, прежде всего исламского мира...

Развитие этих процессов сейчас будет зависеть от многих факторов и прежде всего от поведения военных в Египте. Военные в Сирии поняли, как нужно вести себя, а военные в Египте сидят и очень серьёзно думают, как быть. В Египте пока сохраняется та «светская» власть, которая была до этих событий. Это важно, потому что Египет сейчас фактически является тем местом, откуда идет управление всем этим радикальным проектом. Идеолог этих процессов Юсеф Аль-Карадауи, ведущий на канале «Аль-Джазира» еженедельную передачу «Шариат и жизнь», играл одну из главных ролей нагревателя арабо-мусульманской улицы. Этим на протяжении более десяти лет занимались и другие спутниковые арабские каналы. Социальные сети были лишь детонатором взрыва в среде уже нагретой в арабском мире массы.

У Вас есть доказательства того, что англосаксы поддерживают «Братьев мусульман»?

– Прямых нет, есть только косвенные, как это бывает при системном анализе специальных операций различных государств. Я бы не поверил, что англосаксы стоят за «Братьями мусульманами», если бы не один почти аналогичный процесс в XIX веке, во время Кавказской войны.

Когда я жил в Сирии, то обнаружил несколько писем имама Шамиля, который был предводителем кавказских горцев, эмиру Абд Аль-Кадиру Алжирскому, который руководил восстанием против Франции. Изучая письма имама Шамиля, я увидел интересную вещь: до 1840 года он писал письма, начиная их словами «от имама», а после 1840-го – уже от «от эмира». Возникает вопрос: а кто его назначал эмиром? Эмир – это уже военно-политическая и духовная должность, а имам – только духовная. В одном английском источнике я нашёл, что эмиром его назначил Мухаммед-али-Паша, тогдашний правитель Египта. Когда он двинулся войной против султанской Турции, то обратился с письмом к народам Кавказа, призвав их быть в подчинении эмира Шамиля.

Рука Англии здесь видна отчетливо. В документах видно, что Мухаммед-али-Паша был нужен англичанам для разрушения Османской империи и разделения ее наследия – это и есть первая мировая перестройка. Мухаммеда-али провоцировали к отделению от Османской империи и созданию своего сильного государства в Египте; он так и поступил.

Самое интересное, что имам Шамиль после назначения эмиром продолжал воевать против России ещё 19 лет, до 1859 года, что отвечало интересам Англии. Им велась переписка через Египет (Мухамеда-али пашу и его сыновей) с эмиром Абду Аль-Кадиром Алжирским, боровшимся против Франции, что также отвечало интересам англичан.

Таким образом, два эмира – руководители суфийских орденов – боролись против России и Франции – главных соперников Англии на Европейском континенте и на Ближнем Востоке.

После пленения имама Шамиля и переезда его в Калугу, пришло прошение от эмира Аб Аль-Кадира Алжирского к русскому царю, чтобы тот отпустил эмира Шамиля в хадж. Шамилю разрешили отправиться в хадж. По пути его пригласили на открытие Суэцкого канала в знак благодарности за то, что он вел такую длительную войну против России. Эта война навредила прежде всего народам Кавказа, однако Запад не интересовала их судьба. Англия была оператором всех этих геополитических игр, направленных против России, но никак не в пользу местных народов. Одним из главных вершителей этого проекта был генеральный консул Великобритании в Египте Кромер, выходец из семьи Берингов, имевших серьёзный бизнес в зоне Суэцкого канала...

Я всё это рассказываю для того, чтобы сказать, что мы сталкиваемся со специальными геополитическими операциями, которые не поддаются академическому анализу. Их можно выявить только путем системного анализа.

В пользу того, что англичане стояли за родоначальником «Братьев мусульман» Хасаном аль-Банна, пока не найдено никаких документов, за исключением того факта, что Кромер и Хасан аль-Банна были друзьями. Кроме того, главные лица «Братьев мусульман» сегодня приезжают из Лондона в Тунис, из Лондона в Египет, то есть именно там выращена сила, на которую поставили англосаксы в последнее время.

Итак, идея англосаксонского проекта сейчас – архаизация ислама?

– Да, главная идея – это создание исламских государств, которые должны жить согласно шариату. Государств, в которые светские ценности не вписываются. Все эти ценности не будут работать среди исламских групп, которые сейчас будут захватывать власть демократическим или недемократическим путём.

Это станет фактором архаизации. Если завершится их победой, то дай Бог, чтобы они хотя бы действовали по иранскому образцу, а если это будут силы салафитского направления, то мы получим огромное государство Талибан. Мы видели, как они обращались с памятниками культуры, видели, как эти «шариатские суды» резали и расстреливали людей в Чечне. Это самая настоящая архаизированная сила, которая будет выполнять свой проект, что полностью вписывается в план Римского клуба...

В чём же цель этого проекта?

– Месяца два-три назад некоторые лидеры «Братьев мусульман» заявляли, что они очень близки к возрождению своей мечты – возрождению Арабского халифата. Спрашивается: зачем англосаксам такое большое государство? Но это вовсе не будет большим единым государством – это будет конгломерат множества мелких княжеств: религиозных, этнических, племенных, обладающих максимальной автономией. Просто будет властвовать мобилизационная исламистская идеология, объединяющая их. Я думаю, что англосаксы с помощью этого геополитического проекта будут решать три задачи: наносить удар по главному сопернику – Китаю, второй удар – по России с помощью радикального ислама, и третье – ликвидировать Европейский Союз.

Китай с помощью исламистского потенциала должен быть разрушен. Россия всё ещё в военном отношении, благодаря ядерному потенциалу, остаётся единственной державой, способной снести англосаксонский мир с лица земли. И поскольку напрямую с ней справиться невозможно, то можно использовать исламистский фактор. «Братья мусульмане» работают практически везде на всех территориях, где живут мусульмане. Можно взорвать Кавказ, и вплоть до Казани, они очень серьёзно работают.

Я считаю, что на территории Сирии в данный момент идет война двух мировых систем. Первая система – это Запад и те, кто с ним сотрудничает, а с другой стороны – Россия, Китай и страны БРИКС, которые видят огромную опасность в западной стратегии, провозглашённой без стеснения: конец национальных государств, не должно быть национальных государств, потому что мировому капиталу препятствует наличие национальных государств, национальных армий, национальной культуры. Все это препятствует проникновению мирового капитала, его доступу к мировым ресурсам. А кантонизация территорий – отвечает интересам мирового капитала. Ему намного проще договариваться с курдами в Ираке, или с отдельными силами и регионами в Ливии. Я лично не думаю, что Ливия в ближайшее время вернётся на мировую арену как единое национальное государство.

В начале XX века Англия договорились с Францией и сделала из Османской империи много маленьких, но национальных государств, а сейчас пришла очередь кантонизировать, разделить и эти национальные государства.

Почему Вы считаете именно Сирию центральной ареной этого сражения?

– Где-то десять лет назад я понял и начал говорить о том, что исламизм превращается в страшную силу. Говорил на телевидении, что может победить радикальный ислам, и поэтому надо работать с умеренным исламом, помогая ему победить свой же радикализм, т.е. переносить линию фронта против радикального ислама в глубь мусульманского мира. Никто другой не может победить радикальный ислам. Надо направить все средства на то, чтобы умеренный ислам победил радикализм. Но боюсь, как бы мы не опоздали.

У нас были хорошие возможности и до сих пор они остаются. Мы должны задействовать весь наш потенциал. Я лично уверен, что Запад не будет бороться против радикального ислама, потому что радикальный ислам помогает ему в решении геополитических задач. Если за радикальным исламом будут стоять серьёзные политические силы, то они будут использовать его в любых целях. В результате будет страдать не только весь российский народ, но и мусульмане-россияне, которые не хотят, чтобы радикализм к ним пришел. Чечня 1990-х гг. доказывает, что именно традиционный ислам, и только он, может противодействовать радикализму. В этом причина убийства умеренных и суфийских шейхов в Татарстане, Дагестане и других регионах России. Сейчас российские радикалы идут путём, которым шли «Братья мусульмане»: благотворительность, работа, строительство дорог, каналов, постепенный захват умов людей, страдающих от социально-экономических проблем. Это я видел и в Крыму, и в Дагестане и в Татарстане – во многих регионах. А когда умеренная часть мусульман будет радикализироваться, то окажется в руках враждебных России геополитических игроков.

Но, как говорят в России, лучше поздно, чем никогда. Сейчас после Ливии политики кое-что осознали, и вето, наложенное Россией и Китаем по сирийскому вопросу, – это очень важно, но это вето должно было быть давным-давно. Не в отношении Сирии или даже Ливии… Надо было России сказать свое слово Западу ещё во время распада Югославии. Недостаточно было, чтобы Примаков развернул самолет во время бомбежек в 1999 году.

Россия и Китай сейчас дали понять, что дадут отпор, и любое отступление от этой позиции означает провал русско-китайской стратегии по приостановлению кантонизации национальных государств, которая смерти подобна. Представляете, что будет в России или Индии или в Китае, если в них будет конфедеративное устройство или, ещё хуже, все возьмут свою автономию?

Вы описали проект англо-саксонский, а в чем, по-вашему, состоит российский мобилизационный проект?

– Российский мобилизационный проект всегда базировался на сакральности власти и имперском духе русского народа, который у него намного выше, чем у других народов славянского и неславянского мира. Для меня как наблюдателя со стороны это очевидно. В русском человеке ощущаешь этот державный дух.

Раньше, в XX веке, существовал советский мобилизационный проект. Хотя он очень сильно ошибался в отношении религии и Церкви. Если бы он этой ошибки не совершал, то это был бы действительно великий проект, и он не отвращал бы от себя другие народы. Он был бы образцом для других, и Запад не смог бы использовать пример советского атеизма в антисоветской, а фактически антирусской пропаганде.

Сейчас российская власть мобилизацию в чем-то предлагает, но сказать народу, что мы будем справедливыми, равными и так далее, они почему-то не берутся, хотя могли бы придумать общенациональный мобилизационный проект, в котором цементирующую роль играло бы Православие и славянский, русский в первую очередь, народ – это два цементирующих фактора. А представители других национальностей и религий не противостояли бы такому проекту, потому что они понимают, что русская цивилизация в национальном и конфессиональном отношении является наиболее либеральной, терпимой цивилизацией. И именно это притягивало к России другие цивилизации и народы, входившие в империю. В этом смысле Россия даже не является классической империей или колониальной державой.

Притягивающий характер русской цивилизации в социальном, национальном и религиозном отношении – это самая главная сила российской цивилизации. В этом главную роль, безусловно, играло Православие. Россия – это не Запад, она альтернативна Западу. И все народы России инстинктивно понимают, что их сохранение и развитие может быть только в рамках российского геополитического проекта.

На этой основе можно предложить общенациональный мобилизационный проект. Но мобилизационный проект предполагает справедливость. Готова ли наша современная элита, прежде всего экономическая, делиться с народом для того, чтобы привлекать его в этот проект? Русская нация еще молода и способна на очень многие свершения. Национальный, социальный и конфессиональный либерализм омолаживает кровь русской нации – я в этом абсолютно уверен.

Я бы очень хотел, чтобы Россия стала самой процветающей империей среди тех государств, которые сейчас существуют... ".

От редакции. Конечно, Фасиха Бадерхана можно обвинить в предвзятом отношении к англо-саксонскому миру (такие обвинения звучали на Сухумской конференции, хотя большинство участников поддержали позицию учёного). Даже можно высмеять его гипотезу о тесных связях исламских экстремистов с Западом и его спецслужбами. Но вот буквально на днях в британском издании «Телеграф» от имени журналиста и аналитика Джейка Саймонса появилась весьма любопытная заметка, которая, на наш взгляд, может служить очень наглядной иллюстрацией к словам Бадерхана и фактически подтверждением выдвинутых учёным обвинений. Вот эта заметка:

«Позвольте представить вам шейха Юсуфа аль-Кардави – египтянина, считающегося одним из ведущих суннитских богословов в мире.

Возможно, вы помните, как в 2008 году ему было отказано в британской визе. Министерство внутренних дел тогда заявило, что не допустит в страну людей, оправдывающих терроризм. Четырьмя годами раньше в ходе своего визита в Лондон аль-Кардави назвал в интервью BBC теракты смертников в Израиле «мученичеством во имя Бога».

Хотя аль-Кардави по западным стандартам, бесспорно, придерживается крайних взглядов, он остаётся сложной фигурой. С одной стороны, он называл Холокост «божьей карой, поставившей их [евреев] на место», поддерживает теракты против мирного населения в Израиле, давно ненавидит шиитов (симпатизируя при этом «Хезболле» как заклятым врагам израильтян) и считает, что мусульмане, отворачивающиеся от религии, заслуживают – по крайней мере, в принципе – смертного приговора. С другой стороны, он осуждает за «экстремизм» тех, кто заходит дальше него, выступает против идеи теократии и за демократию на Ближнем Востоке, а также призывал мусульман сдавать кровь после терактов 11 сентября.

Эти списки можно продолжать. Аль-Кардави признает «битьё жен» как «последний метод», но утверждает, что бить нужно «несильно» и не по лицу и прочим чувствительным местам. Он поддерживает практику женского обрезания, но довольно странно – только в тех случаях, когда оно не причиняет перманентного вреда. Он полагает, что гомосексуалистов и прелюбодеев нужно предавать смерти, но при этом убежден, что на изнасилованную женщину нельзя возлагать вину. Он осуждал насилие, последовавшее в 2005 году за публикацией датских карикатур на Мухаммеда, однако одобрил фетву против Салмана Рушди. Взгляды аль-Кардави могут быть крайними, но они сложнее, чем у многих других духовных лиц.

За свои работы в области исламской теологии шейх получил множество наград. Он считается одним из самых влиятельных союзников египетских «Братьев-мусульман». Особенно важно, что он регулярно выступает на канале „Аль-Джазира“, и его смотрят десятки миллионов человек. Это сильно увеличивает его влияние.

На этой неделе он выступил на „Катар ТВ“ с телепроповедью, в которой перечислил главных врагов арабов. Израиль и США он не упоминал, зато заявил, что «Россия, выступив против сирийского народа, стала врагом номер один для ислама и мусульман. Больше 30 тысяч сирийцев были убиты оружием, которое поставила Россия». Он добавил, что режим Асада поддерживают также Иран и Китай, сформировавшие ось вражды по отношению к арабам, и призвал Совет безопасности ООН установить над Сирией бесполётную зону, такую же как та, которая была установлена над Ливией.

Собственно говоря, в самих симпатиях и антипатиях, которые он выразил, нет ничего нового. Однако стоит отметить то, в каких жёстких выражениях он отзывается о России, Китае и Иране. На прошлой неделе я писал о статье бывшего коммодора флота Саудовской Аравии Абдулатифа аль-Мульхима, в которой тот сделал необычное заявление: «У арабского мира много врагов, и Израиль должен быть в самом низу списка». Помимо таких «врагов», как коррупция, плохое образование и слабое здравоохранение, он также упомянул диктаторов – в частности Асада, которые, по его мнению, причиняют больше страданий и вреда, чем Израиль и Запад. Аль-Кардави не столь откровенен, как аль-Мульхим, однако, подчеркивая угрозу со стороны России, Китая и Ирана, он поддерживает идею конфликта между арабами и зарождающейся «персидской империей» и уводит на второй план борьбу мусульман с Израилем. Он также в неявной форме, но всё решительнее утверждает, что интересы арабского мира совпадают с интересами Запада и даже отчасти с интересами Израиля...».

Как говорится, какие-либо ещё комментарии тут совершенно излишни.

Олег Валентинов, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика