Вы находитесь здесь: // Национальный вопрос // Польша — страна скрытых и явных нацистов

Польша — страна скрытых и явных нацистов

pol Новый антироссийский скандал учинила Польша. Глава МИДа этой страны (просто не хочется называть по имени этого мерзавца), выступая на польском радио, затронул проблему приглашения в Освенцим президента России Владимира Путина — на 70-ю годовщину освобождения этого печально знаменитого концлагеря Красной армией, которая произошла 27-го января 1945 года. Министр прямо намекнул на то, что приезд Путина не желателен. И не только по политическим мотивам, но и по «историческим». Как сказал сам министр:

«Это был Украинский фронт. Первый Украинский фронт и украинцы освобождали концлагерь в Освенциме, там были украинские солдаты в тот январский день, и они открывали ворота лагеря, и они освобождали лагерь».

Серьёзно, с точки зрения науки, комментировать этот откровенный бред со стороны человека, который вроде как имеет высшее историческое образование, просто не хочется. Ибо любой, кто хотя бы мало-мальски знаком с историей войны, прекрасно знает, что названия любых советских фронтов в годы войны принимались исходя вовсе не из-за национального состава тех или иных воинских частей, а чисто по географическому направлению действия. Так, до 1943 года Первый украинский фронт именовался Воронежским — ибо стояли тогда войска этого фронтового соединения именно под этим российским городом, а с перемещением на запад фронт стал уже «украинским»...

Нет, всё прекрасно знал и знает этот явный провокатор в ранге министра! И он специально пошёл на эту провокацию. Как раз и с политическими, и с историческими целями: первые действительно направлены против возможного визита российских официальных лиц (из-за резкого ухудшения двусторонних отношений), а вот исторические выглядят куда как интересней.

Прежде всего, в канун 70-летия Великой Победы налицо желание поляков вновь принизить роль Советского Союза и России, как правопреемника СССР, в разгроме нацистской Германии. А ещё Польше очень хочется уйти от темы массового участия поляков в страшной политике истребления евреев в годы Второй мировой войны, в том числе и в Освенциме — и не только во время войны, но и после неё.

Эта тема для Польши очень болезненна, она регулярно возникает Международный День памяти жертв Холокоста, который как раз приурочен к освобождению Освенцима. Польские власти с ловкостью опытных жуликов всякий раз пытаются замарать активное участие своей страны в этой трагедии еврейского народа. Вот и сегодня они действуют явно на упреждение — затеяли антироссийскую провокацию, чтобы за поднятым следом шумом вновь уйти от обсуждения темы польского нацизма.

Но мы не собираемся идти на поводу министра-провокатора. Наш сайт публикует отрывок из большого исследования «Польша и евреи», который, по идее, должен заставить краснеть от стыда любого поляка. Этот исторический материал о польском антисемитизме взят нами со страницы портала «Еврейские корни» http://j-roots.info/index.php?option=com_content&view=article&id=455&Itemid=455#_ftn1.

Было бы любопытно узнать мнение пана министра на факты, которые изложены здесь. Впрочем, можно представить его реакцию: наверняка он объяснил бы всё «происками путинской пропаганды» — у польских русофобов на большее ума обычно просто не хватает...

Как евреи покинули Польшу

...Во время второй мировой войны от рук нацистов погибло не менее 2,8 миллионов польских евреев.

Нацистами именно в Польше были созданы фабрики по уничтожению евреев: Треблинка-2, Аушвиц-Биркенау (Освенцим-2), Собибор, Белжец. Эти предприятия принято называть лагерями, но фактически лагерями они не являлись, так как в них постоянно проживало только несколько сотен заключенных, обеспечивающих функционирование фабрик смерти. Люди, обречённые на смерть, прибывали на место уничтожения, в течение короткого времени уничтожались, после чего фабрика была готова к приему следующей партии обреченных евреев. В самой «продуктивной» фабрике смерти Треблинке, расположенной в 80 километрах к северо-востоку от Варшавы, было уничтожено 800 тысяч евреев. На земле нет места, где было бы убито большее количество людей.

В таких лагерях, как Освенцим-1 был постоянный контингент заключённых, они выполняли хоть какую-то работу. В лагерях смерти только убивали, а заключенные обеспечивали этот конвейер с тем, чтобы со временем самим стать его жертвой.

После того, как в лагерях смерти были убиты практически все польские евреи, туда стали прибывать эшелоны из других стран, захваченных гитлеровцами.

Однако польские евреи во время войны гибли не только от внешнего врага, но и от своих соседей поляков.

Во время второй мировой войны поляки совершили военные преступления против евреев как минимум в 24 районах страны. К такому выводу пришла правительственная комиссия, расследовавшая события в Польше, относящиеся к началу Второй мировой войны.

Доклад комиссии занимает 1500 страниц и называется «Вокруг Едвабно». Едвабно – это небольшой польский город, ставший символом уничтожения евреев поляками ещё до начала массового уничтожения евреев фашистским режимом Германии. Долгое время убийства евреев во время войны на территории Польши считались делом рук исключительно нацистов, но правительственное расследование, проводившееся в течение двух лет, доказало, что за этнической резней стояли именно поляки. Согласно расследованию Института Национальной Памяти, число убитых поляками евреев только в Едвабно — не менее 1 тыс. человек. Точное число евреев, убитых поляками во время войны, невозможно установить, однако известно, что по результатам 60 расследований обвинения в преступлениях против евреев были предъявлены 93 полякам в 23 регионах страны. В результате судебных процессов, проведённых в Польше в первые послевоенные годы, 17 человек были осуждены на тюремное заключение, один был казнён.

Об этом в Польше сегодня предпочитают не говорить.

В то же время, во время войны множество поляков готовы были жертвовать своей жизнью ради спасения евреев. В войну фашистами в Польше было казнено свыше 2 тысяч человек, спасавших евреев или помогавших им. В Иерусалиме в парке музея Яд-Вашем есть «аллея праведников», на которой увековечены имена людей, которые рискуя своей жизнью, спасали евреев во время войны. Больше всего на этой аллее, 3558 имен, — это праведники из Польши. В числе тех, кто в войну спасал евреев, была семья Папы Иоанна Павла II.

Но тех, кто ненавидел евреев, в Польше было гораздо больше! Осенью 1941 года, после первых акций массового уничтожения поляками евреев, генерал Грот-Ровецкий, руководитель подпольной Армии Крайовой, писал в Лондон польскому правительству в эмиграции:

«Проеврейские симпатии, выражаемые в заявлениях членов лондонского правительства, производят весьма неблагоприятное впечатление в стране и весьма способствуют успеху нацистской пропаганды. Прошу принять во внимание, что подавляющая часть населения настроена антисемитски. Даже социалисты не составляют в этом исключения, отличие только в тактике. Необходимость эмиграции как способа решения еврейского вопроса так же очевидна для всех, как и необходимость изгнания немцев. Антисемитизм стал широко распространённым явлением».

В 1944 году комиссар лондонского правительства Кельт сообщал в своём отчете о поездке в Польшу: «Согласно мнению на местах, лондонское правительство перебарщивает в выражении своих симпатий к евреям. Учитывая, что в стране евреев не любят, высказывания членов правительства воспринимаются как слишком филосемитские».

Поразительно и то, что даже те, кто реально помогали евреям, оставались активными их ненавистниками. В августе 1942 года писательница Зофья Коссак, руководитель влиятельной подпольной католической организации «Фронт возрождения Польши», опубликовала листовку следующего содержания:

«Мы говорим от имени поляков. Наше отношение к евреям не изменилось. Мы по-прежнему считаем их политическими, экономическими и идейными врагами Польши. Более того, мы знаем, что они ненавидят нас больше, чем немцев, и считают нас виновными в своих бедах. Но даже это не освобождает нас от обязанности осудить совершающееся преступление».

Во время восстания в Варшавском гетто участники польского Сопротивления старались оказывать повстанцам помощь по возможности скрытно, чтобы не подорвать уважения польского общества к своему делу. Такое отношение к полякам, помогающим спастись евреям, было повсеместным. Так жительнице Евдабно Антонине Выжиковской, которая спрятала семерых евреев от польской расправы, пришлось самой скрываться от своих земляков после того, как они избили её за сострадание к евреям.

С 1973 по 1985 годы французский документалист Клод Ланцман снимал девятичасовой документальный фильм «Шоа», полностью составленный из интервью выживших евреев, бывших охранников концлагерей и поляков, видевших Холокост своими глазами. Самое сильное впечатление производят не рассказы очевидцев, видевших смерть сотен тысяч евреев, а ухмылки поляков, с которыми они вспоминали о железнодорожных составах, перевозивших тысячи людей. Поляки, рассказывая об обречённых на смерть евреях, привычно ухмылялись и выразительно проводили ребром ладони по горлу.

Они делали этот жест и тогда, когда вагоны, набитые обречёнными людьми, проезжали мимо них, направляясь в лагерь смерти. В фильме они объясняли свой жест желанием сообщить идущим на смерть о ждущей их участи, но по радостной ухмылке этих польских крестьян видно, что участь евреев их вполне устраивает, как их устраивает то, что уже во время войны они заняли опустевшие дома своих еврейских соседей.

В европейских странах, оккупированных фашистской Германией, массовое уничтожение нацистами евреев вызывало сострадание и порождало массовый героизм. Так в Дании почти все евреи страны, семь тысяч человек, были переправлены на рыбацких лодках в соседнюю Швецию и, тем самым, были спасены от уничтожения.

В Польше, в отличие от всех других европейских стран, массовое уничтожение евреев не вызвало у поляков массового сочувствия к гонимому народу. Геноцид евреев вызвал только довольные ухмылки поляков. А после войны в Польше начались еврейские погромы...

11 августа 1945 года случился крупный погром в Кракове. Вмешавшиеся части Войска Польского и Советской армии положили конец погрому, но среди евреев были убитые и раненые. В докладной записке польских властей говорилось, что с ноября 1944 года по декабрь 1945 года был убит, по доступным сведениям, 351 еврей.

В 1946 году жертв было уже больше. Самый известный погром случился в городе Кельце, где до начала второй мировой войны проживало около 20 000 евреев, что составляло треть населения города. После окончания войны в Кельце вернулось всего лишь 200 выживших евреев, главным образом — бывших узников нацистских концентрационных лагерей. Поводом для начала погрома стало исчезновение восьмилетнего мальчика, который, после возвращения рассказал, что его похитили евреи и, спрятав, намеревались убить. Позже в ходе расследования выяснилось, что мальчик был отослан отцом в деревню, где его научили, что он должен был рассказывать.

Утром 4 июля 1946 года начался погром, к полудню возле здания еврейского комитета в Кельце собралось около двух тысяч человек. Среди звучавших лозунгов были: «Смерть евреям!», «Смерть убийцам наших детей!», «Завершим работу Гитлера!». В полдень в здание прибыла группа во главе с сержантом польской милиции, которая присоединилась к погромщикам. Толпа взломала двери и ставни, погромщики проникли в здание и начали убивать укрывшихся там людей поленьями, камнями и заготовленными железными прутьями.

В ходе погрома было убито от 40 до 47 евреев, среди них были дети и беременные женщины. Также больше 50 человек было ранено. В ходе погрома были убиты двое поляков, пытавшихся противостоять погромщикам.

Уже 9 июля 1946 года на скамье подсудимых перед участниками выездной сессии Верховного военного суда оказались двенадцать человек, а 11 июля к смертной казни были приговорены девять обвиняемых, по одному — к пожизненному заключению, к десяти годам и к семи годам тюрьмы.

Несмотря на суровые приговоры, погром в Кельце положил начало массовой эмиграции евреев из Польши.

Если в мае 1946 года из Польши уехало 3500 евреев, в июне – 8000, то после погрома в Кельце в течение июля уехало 19 000 человек, в августе — уже 35 000.

Советское посольство в Варшаве 24 сентября 1946 года сообщало в МИД СССР, что за несколько месяцев, начиная с июня этого года, страну покинуло более 70 — 80 тысяч евреев. В официальном документе так оценивались причины исхода евреев из Польши:

«Наличие антисемитских взглядов в стране в предвоенные годы и усиленная пропаганда их за годы немецкой оккупации дают себя чувствовать и в настоящее время. Возникали трудности с определением евреев на работу, т.к. имелись руководители предприятий, которые отказывались принимать евреев на работу, боясь недовольства со стороны коллектива своего предприятия. Для предприятий же, где работало значительное количество евреев, нередко чинились препятствия в предоставлении сырья, вспомогательных материалов, транспорта.

Мыслью покинуть Польшу и найти себе другое местожительство, приобрести себе родину проникалось все большее и большее количество евреев. ... После же событий в Келецком воеводстве началась паника и массовое движение на запад».

После драмы в Кельце евреям стало небезопасно ездит поездами, нередко евреев стали выбрасывать из вагонов на ходу поезда. Юлиан Тувим, выдающийся польский поэт еврейского происхождения, в июле 1946 года писал своему другу Й. Штаудингеру: «...я хотел поехать поездом в Лодзь. В связи с известными тебе событиями для меня безопаснее отложить поездку на более благоприятное время».

Юлиан Тувим за два года до этих событий написал пламенный манифест «Мы — польские евреи», в котором есть такие слова: «Я – поляк. … Поляк — потому что родился в Польше, здесь вырос, здесь меня воспитали, здесь я учился, потому что в Польше я был счастливым и несчастным; потому что из эмиграции хочу возвратиться именно в Польшу, если бы даже в других местах мне был бы обещан рай».

В конце лета 1953 года Юлиан Тувим с женой решили, что проведут Рождество на курорте в Закопане. Но вскоре ему позвонил незнакомый человек и угрожающе произнёс в трубку: «Не приезжай в Закопане, а то можешь живым не уехать»

И, действительно, Тувим не уехал из Закопане живым: 27 декабря 1953 года его сердце остановилось, инфаркт настиг его в 59 лет. Еще одним евреем стало меньше в Польше...

К середине шестидесятых годов количество проживающих в Польше евреев было менее одного процента от их довоенного количества, то есть около 35 тысяч человек. Но в 1968 году, остававшиеся евреи были изгнаны из страны...

После войны в Польше был установлен просоветский режим, но в руководстве Польской объединенной рабочей партии (ПОПР) единства не было, борьбу за власть с переменным успехом вели две группы деятелей. Одна, настроенная откровенно просоветски, в значительной степени была представлена евреями, другая была настроена националистически и стремилась не следовать во всем указаниям из Москвы, а вести в определенной степени самостоятельную политику. Антисемитизм был использован в политической борьбе за власть.

После шестидневной войны Израиля в 1967 году во всех странах коммунистического блока под видом антисионистской началась антисемитская кампания. В Польше эта кампания легла на хорошо подготовленную почву.

Первый секретарь ПОРП Владислав Гомулка в марте 1968 года обвинил евреев в организации студенческих волнений. Он заявил, что речь идет о «сионистском заговоре», и фактически распорядился начать новые преследования евреев. Перед евреями встала необходимость выбора: эмигрировать, либо полностью отказаться от национальной, культурной и религиозной идентичности.

Поскольку Польша, в отличие от СССР и других социалистических стран, разрешала евреям покидать страну, то последние евреи были вынуждены уехать, а в 2002 году в Польше насчитали в перепись всего 1133 еврея...

«Еврейские корни»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика