Вы находитесь здесь: // Тайная дипломатия // Евгений Примаков — человек, который мог стать президентом России

Евгений Примаков — человек, который мог стать президентом России

2775752_s0_1Ровно год назад из жизни ушёл патриарх российской политики Евгений Максимович Примаков. В его биографии было немало тайн. В советские годы он, будучи журналистом-международником, неоднократно выполнял секретные миссии по неформальным контактам Кремля с лидерами западных государств и Ближнего Востока. Что это были за контакты, неизвестно до сих пор...

Кто вы, доктор Примаков?

Вот что о его биографии пишет историк Александр Островский.

«Евгений Максимович Примаков родился в 1929 г. в Киеве... Детство и юность Е. М. Примаков провел в Тбилиси. Закончив Московский институт востоковедения, он с 1953 по 1962 г. работал корреспондентом, затем редактором и главным редактором Главного управления радиовещания на зарубежные страны. В 1956 г. „без отрыва от производства“ закончил аспирантуру МГУ., в 1960 г. защитил кандидатскую диссертацию по экономике арабских стран.

С 1962 по 1970 г. Е. М. Примаков работал в „Правде“: обозревателем, заместителем редактора по отделу стран Азии и Африки, корреспондентом в арабских странах. В 1969 г. защитил докторскую диссертацию „Социальное и экономическое развитие Египта“, после чего в 1970 г. был назначен заместителем директора ИМЭМО, а в 1977 г. директором Института востоковедения АН СССР. В 1974 г. стал членом– корреспондентом, а в 1979 г. – действительным членом Академии наук СССР».

Но это, так сказать видимая часть его биографии. Была там, по словам Островского, и другая сторона:

"Данный факт нашёл отражение в «Белой книге российских спецслужб». В ней прямо говорится, что E. М. Примаков «поддерживал многолетние служебные и личные контакты с сотрудниками Первого главного управления КГБ СССР». Позднее в интервью В. Костикову Евгений Максимович признался, что у него были не просто тесные связи с ПГУ: «У меня, – заявил он, – там было много друзей».

Одним из них был Владимир Алексеевич Кирпиченко, с которым он вместе учился в Институте востоковедения и который с 1974 по 1979 г. возглавлял Управление «С» (нелегальная разведка) ПГУ КГБ СССР, а с 1979 г. являлся первым заместителем начальника ПГУ, т. е. был правой рукой В. А. Крючкова.

В печати можно встретить утверждение, будто бы бывший генерал КГБ О. Д. Калугин утверждал, что Е. М. Примаков не просто контактировал с КГБ, но являлся его агентом по кличке «Максим». Под этой кличкой Евгений Максимович фигурирует в книге Е. Альбац «Мина замедленного действия. Политический портрет КГБ», а также в статье «Возвращение Максима», которая была опубликована на страницах газеты «День» в 1992 г.

По утверждению автора этой статьи (А. Ф. М. – «полковник, разведчик в запасе»), представляя в 60-е годы в Египте газету «Правду», Е. М. Примаков был завербован ПГУ и получил агентурную кличку «Максим», после чего у него установились близкие отношения с советским резидентом на Ближнем Востоке Я. П. Медяником.

Яков Прокофьевич Медяник начинал свою службу в пограничных войсках, затем был взят в ПГУ и направлен в Израиль. После возвращения оттуда некоторое время работал в Центре. С 1953 г. по 1975 г. дважды руководил резидентурой в Израиле, был резидентом в Афганистане и Индии, а в промежутках между этим находился в аппарате ПГУ. С 1975 по 1987 г. занимал должность заместителя начальника ПГУ и курировал Ближний Восток и Африку.

По информации газеты «День», «к концу 70-х – началу 80-х годов». Е. М. Примаков стал «одним из самых „ценных агентов“ и доверенным человеком самого начальника разведки В. А. Крючкова».

Евгений Максимович оставил эти публикации без опровержения. Но на них ответил его друг, уже упоминавшийся Вадим Алексеевич Кирпиченко.

«Руководитель корпункта „Правды“, органа ЦК КПСС, – пишет он, – по существовавшему тогда положению не мог быть привлечен к сотрудничеству в качестве агента. В то же самое время имела место разумная практика поддержания тесных деловых контактов между руководителем корпункта и резидентом КГБ».

Считая заслуживающим внимания аргумент о том, что руководитель корпункта «Правды» не мог быть агентом КГБ, нельзя не отметить, что В. А. Кирпиченко обошел стороной вопрос о возможности использования «руководителя корпункта» в качестве «доверенного лица».

«Мог быть у Примакова и псевдоним. – пишет В. А. Кирпичников, – Псевдонимы присваивались не только агентуре, но и политическим деятелям и сотрудникам различных учреждений, так как в шифрованной переписке удобнее и безопаснее было называть псевдоним вместо указания должности и фамилии…, академик Примаков поддерживал постоянные нормальные рабочие контакты с КГБ, и в первую очередь с разведкой».

В. А. Кирпиченко не отрицает того, что Е. М. Примаков продолжал поддерживать деловые связи с ПГУ КГБ СССР и после того, как вернулся в Москву и оказался в директорском кресле: «В период, когда Примаков директорствовал в институтах, и даже несколько ранее ему поручались различные деликатные миссии в арабских странах и на Ближнем Востоке. Пробирался он и по горным тропам в восставший Иракский Курдистан, устанавливал дипломатические отношения с Оманским султанатом, уговаривал Саддама Хусейна отказаться от очередных авантюр и тому подобное. И, конечно, во всех этих миссиях именно разведка оказывала ему необходимую помощь».

Факт участия в подобных тайных контактах признает и сам Евгений Максимович. В частности он пишет: «Конфиденциально встречался с Голдой Меир, Моше Даяном, Шимоном Пересом, Ицхаком Рабином, Менихом Бегином».

Однако Александр Островский полагает, что Евгений Максимович был связан не только с российскими спецслужбами, но и ... с американскими (?!):

"В качестве примера можно назвать Дэвида Рокфеллера. Что же могло связывать советского академика и американского миллиардера?

Так называемые Дармутские встречи, которые проводились в разных городах США и СССР и были направлены на сближение двух стран.

Первая такая встреча состоялась осенью 1960 г. в стенах Дартмутского колледжа. Она прошла успешно, после чего было решено проводить подобные встречи регулярно. Несмотря на то, что затем они проходили в разных городах США и СССР, за ними закрепилось название Дартмутских встреч. Эти встречи финансировали три американских фонда: Кетеринга, Лили и Рокфеллера.

Причем Дэвид Рокфеллер не только играл важную роль в финансировании и организации Дартмутских встреч, но и принимал в них активное участие. Из советских участников он упоминает в своих мемуарах только троих: Георгия Арбатова, Владимира Петровского и Евгения Примакова, отмечая при этом, что именно Евгений Максимович занимался формированием советских делегаций.

Признавая, что «Дэвид Рокфеллер старался многое сделать для развития отношений между нашими странами», Евгений Максимович вспоминает, как «во время одной из поездок в США» «этот незаурядный и обаятельный человек» пригласил советскую «группу, в том числе меня с женой» «в свой родовой дом, непринужденная, тёплая обстановка которого способствовала продвижению и договоренности по самым сложным международным вопросам». За этим, видимо, последовали другие, подобные встречи, в результате чего, по свидетельству Е. М. Примакова, «была создана своеобразная „лаборатория“ для анализа проблем, некоторые из которых в дальнейшем нашли решение на официальном уровне».

Д. Рокфеллер писал, что именно «Дармуртские встречи разрушили барьеры» между двумя странами и «сделали» «возможными» «перемены» в СССР.

Следует обратить внимание и на следующий факт.

После событий 11 сентября 2001 г. было принято решение объединить все спецслужбы США в одно учреждение, которое в 2002 г. получило название Департамента государственной безопасности (Departament of Homeland Security). 17 марта 2003 г. «глава военно-морского флота США в отставке Аль Мартин» сообщил, что департамент пригласил к себе на службу в качестве консультанта Е. М. Примакова.

Этот факт дает основание думать, что к 2002 г. Е. М. Примаков был для американских спецслужб своим человеком. Когда и как ему удалось завоевать это доверие, ещё предстоит выяснить...".

Александр Островский в свой книге «Кто поставил Горбачёва» намекает на то, что Примаков являлся чуть ли не американским агентом что не без его участия во главе Советского Союза был поставлен перестройщик Михаил Горбачёв:

«Это (избрание М.Горбачева) было заранее срежиссированой закулисной комбинацией, которую ловко провернули Анатолий Громыко, Евгений Примаков, Александр Яковлев и Владимир Крючков».

Думаю, не так всё здесь просто. Примаков был не той фигурой, которая решала кому быть во главе государства, а кому и нет. А то, что он участвовал в тайных переговорах по кандидатуре Генерального секретаря ЦК КПСС... Так не один участвовал — вся правящая партия в то время была очарована «молодым и прогрессивным» Горбачёвым, и Примаков не был здесь каким-либо исключением. Это во-первых. А во-вторых, его контакты с американцами явно были санкционированы на самом верху. Скорее всего он выполнял роль посредника между спецслужбами Советского Союза и США — на случай появления кризисных явлений в международных отношениях, чреватых Третьей мировой войной...

Надо сказать, что профессионализм Евгений Максимовича оказался востребован и после распада СССР в новой России. В начале 90-ых годов он возглавил Службу Внешней разведки (бывшее 1-ое Управление КГБ) — разведчики до сих пор отзывают о нём с большой теплотой, поскольку именно Примаков сумел сохранить все советские наработки и кадры. Потом он возглавил российский МИД.

Но более всего Примаков стал известен народу осенью 1998 года, когда страна рухнула в дефолт, устроенный либеральными реформаторами в лице Анатолия Чубайса, Бориса Немцова и премьера Сергея Кириенко...

Дефолт власти

На самом верху тогда возник серьёзный политический кризис – Государственная Дума отказывалась утверждать кандидатуру Виктора Черномырдина, которого президент Борис Ельцин предложил парламенту взамен ушедшего в отставку Кириенко.

В тех очень непростых условиях Ельцин был вынужден пойти на уступки – Думе предложили кандидатуру главы МИДа Примакова, на что парламент дал своё согласие.

Вот что пишут по этому поводу аналитики сайта «Лента.ру»:

«По оценке современников, этот шаг был воспринят как жест примирения в адрес коммунистической и националистической части парламента. Как оказалось, это принесло свои плоды. Как признавался позднее в своих мемуарах и сам Ельцин, Примакову удалось довольно быстро успокоить страну, хотя сразу после дефолта многие социологи предрекали России едва ли не голодные бунты. В конце 1998 года начался быстрый экономический рост, которому Примаков способствовал...

А ещё премьер впервые после распада Советского Союза бросил вызов Западу. Примаков постоянно подвергал критике политику Запада в отношении Югославии, а в марте 1999 года, после того как вице-президент Альберт Гор в последний момент сообщил ему о решении НАТО начать бомбардировки Белграда, он велел развернуть над Атлантикой свой самолёт, в котором направлялся с официальным визитом в США, и вернулся в Москву.

Ельцин одобрил его решение, однако вскоре, спустя всего восемь месяцев после назначения, Примаков был снят с поста премьера».

Думаю, что именно эта грубая, ничем не обоснованная отставка и стала причиной того, что Примаков впервые в своей жизни шагнул в большую публичную политику, заявив о своих президентских амбициях. Это, в свою очередь, очень встревожило тогдашнее окружение Ельцина, где первую скрипку играл небезызвестный олигарх Борис Абрамович Березовский.

Кстати, именно это окружение и добилось отставки Примакова с премьерской должности. Причина – именно Евгений Максимович попытался в 90-е годы начать реальную борьбу с коррупцией в высших эшелонах власти...

Тогда, по распоряжению главы правительства, Генеральная прокуратура начала тотальную проверку предприятий Березовского. Личность Березовского в результате стала настолько одиозной, что даже его давняя подруга, дочь Ельцина Татьяна Дьяченко начала сторониться его. Но не тут-то было!

Как пишет в своей книге «Борис Березовский – крёстный отец Кремля» американский журналист Павел Хлебников:

«Березовский пользовался услугами частной сыскной структуры «Атолл»... «Атолл» был оснащён по последнему слову техники. Российская Генпрокуратура утверждала: «Атолл» шпионил за семьёй Ельцина. С помощью компромата, собранного этой фирмой, Березовский начал шантажировать Дьяченко, обещая рассказать журналистам правду об истинном финансовом положении семьи президента».

Хлебников далее рассказывает, как осенью 1998-го года в прессе появились распечатки перехваченных телефонных переговоров между Березовским и Татьяной – это был как бы намёк на то, что президентское семейство у олигарха «под колпаком» и что разрыв с ним грозит Ельцину катастрофическими последствиями. И Березовский добился своего – Примакова, который начал войну с олигархом, вскоре самого убрали в отставку.

Вот оценка Хлебникова:

«С точки зрения Ельцина, правительство Примакова ускользало из-под его контроля. Возможно, Примаков мог обеспечить политической арене России стабильность, вернуть доверие к России, но для Ельцина были чрезвычайно опасны дела о коррупции, которые велись в России и за рубежом, – они могли под корень подрубить не только капиталистов из ближнего круга вроде Березовского, но и его родную дочь Татьяну. Примаков не давал достаточных гарантий самому Ельцину – гарантий в том, что после ухода с поста президента его не будут подвергать судебным преследованиям.

...19 мая 1999 года Примаков был отправлен в отставку. На посту премьера его сменил Сергей Степашин – человек, который на посту министра внутренних дел обещал уберечь Березовского от ареста. «Увольнение Примакова было моей личной победой», – заявил Березовский в интервью французской газете «Фигаро» несколько месяцев спустя».

Еврей или не еврей?

Однако это увольнение лишь подняло рейтинг самого Примакова – в то время любой, кто осмеливался бросить вызов всемогущему и ненавистному в обществе Березовскому, автоматически становился народным героем.

Мало того, личность бывшего премьера привлекла значительную часть российской элиты, которая просто мечтала убрать от власти ельцинское окружение. Этих людей возглавил мэр Москвы Юрий Лужков, создавший политическую партию «Отечество – вся Россия», куда вошло немало региональных руководителей. Зимой 1999 года намечались очередные выборы в Государственную Думу – и выборный список партии возглавили Примаков с Лужковым.

А в ходе самой выборной кампании для Кремля прозвучал ещё один тревожный звонок. Примаков заявил о намерении в 2000 году баллотироваться в президенты страны.

Мало того, он вполне мог стать единым кандидатом как от «Отечества», так и от КПРФ! Консультации по этому поводу велись очень активные и особо никем не скрывались. К такому варианту склонялось и общественное мнение, в котором Евгений Максимович выглядел наиболее предпочтительной кандидатурой на пост главы государства.

Ельцин такое не мог представить себе и в страшном сне – в этом случае никто не давал гарантий неприкосновенности ни ему самому, ни его погрязшей в грязных делишках семье. Вот почему против лидеров «Отечества» развернулась настоящая война компроматов, с активнейшим участием доверенного лица Березовского – телевизионного журналиста Сергея Доренко.

Доренко буквально укатывал своими «разоблачениями» партийного лидера Лужкова. А другие, подобные ему «подберёзовики», обрушились на Примакова. Опустились даже до того, что в своих газетах они намекали и на якобы еврейское происхождение бывшего премьера, и на его причастность к неким заказным убийствам, и на прочие «грехи».

Вот только некоторые антипримаковские опусы той поры:

«Родословная Примакова – тайна за семью печатями. Из обнародованной автобиографии Евгения Максимовича можно узнать лишь то, что отец его умер, когда ему было три месяца, и что он воспитывался матерью-одиночкой, работавшей врачом в поликлинике прядильно-трикотажного комбината. Друзья Примакова в их опубликованных рассказах о нём отца его вообще не упоминают. Про мать же говорят много тёплых слов, но не дают понять о том, какого она была роду-племени. Стало быть, всё известное читающей публике о происхождении Примакова сводится к тому, что он – сын женщины-врача и непонятного отца, явно неправильной национальности...».

«...Ныне в неких центрах в США разработан проект «Примаков», который предусматривает его раскрутку на волне ностальгии граждан России по советскому прошлому и привод его во власть с целью окончательного закабаления России».

«...Сенсационное заявление сделал вчера в эфире «Радио Свобода» бывший директор Агентства национальной безопасности (АНБ) США генерал-лейтенант в отставке Уильям Одом. «Российское правительство, начиная со времени правления Примакова, предприняло по крайней мере две попытки совершить покушение на Эдуарда Шеварднадзе, – утверждает г-н Одом. – Руководство Грузии предоставило правительствам ряда зарубежных стран убедительные доказательства. Примаков лично вовлечён в это. Он использовал агентуру российской внешней разведки в Белоруссии, и с его ведома было совершено покушение в мае на Шеварднадзе и на некоторых лиц из его окружения...».

Не с теми связался

Впрочем вовсе не эти разоблачения поставили крест на публичной карьере Евгения Максимовича. Думаю, что его главной ошибкой было само вступление в альянс с партией Лужкова.

Во-первых, Юрий Михайлович был сам буквально по уши замаран в коррупции, что делало компроматы Доренко весьма эффективными.

А во-вторых, среди учредителей «Отечества – вся Россия» значились такие люди, как президент Ингушетии Руслан Аушев, президент Татарстана Минтимер Шаймиев, президент Башкирии Муртаза Рахимов. Это были не просто региональные лидеры, а активные поборники децентрализации России, вплоть до откровенного сепаратизма. Боюсь, приди эта партия к власти, распад нашей страны, чьё единство в 90-е годы висело буквально на волоске, был бы неминуем.

К этому стоит прибавить и информационную поддержку партии, которую осуществлял медиа-холдинг олигарха Владимира Гусинского. Этот человек не скрывал своих связей с израильскими и американскими спецслужбами и поддерживал чеченских боевиков, с которыми в те дни наша армия вела тяжёлую войну...

Так что «подберёзовикам» было куда, как и чем бить. Итог кремлёвской пиар-акции для «Отечества» оказался печальным – партия проиграла думские выборы политическому объединению «Единство», созданного на деньги Березовского. А вскоре обе партии власти слились в «Единую Россию».

Это стало сигналом для Примакова – сразу после выборов в Госдуму он отказался от президентских амбиций...

Но, как говорится, нет худа без добра! В тех сложных политических условиях президент Ельцин всё же не решился сделать своим преемником какую-либо откровенную «шестёрку» Березовского. А ведь такие попытки Борис Абрамович предпринимал – в частности, олигарх упорно навязывал преемником Ельцину тогдашнего вице-премьера, министра путей сообщения Николая Аксёненко, и тот действительно уже примерял на себя президентскую мантию.

Однако Ельцин решил пойти на разумный компромисс, как со своими оппонентами, так и с обществом в целом. Выбрал в качестве преемника нейтрального директора ФСБ Владимира Путина, на которого делали ставку и набиравшие политический вес представители силовых ведомств. Это, как оказалось, устроило буквально всех, и в 2000 году Путин с триумфом выиграл свои первые выборы.

Любопытно, но Примаков практически тут же оказался в числе ближайших путинских советников и быстро добился того, чего ему не удалось сделать в 1998-м году – убрать с политического олимпа Березовского, который бежал из России уже в конце 2000 года.

Думаю, что в этом и заключалась историческая миссия Евгения Примакова – своими президентскими амбициями он заставил Кремль отказаться от слишком тесного сотрудничества с приближенными к власти олигархами. Не будь этого, мы вполне могли оказаться в ситуации нынешней Украины, со всеми негативными последствиями...

Олег Валентинов, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика