Вы находитесь здесь: // Оборонные рубежи // С сирийской оппозицией надо не договариваться, её надо уничтожать

С сирийской оппозицией надо не договариваться, её надо уничтожать

 82073Истерика, которую Запад устроил России по поводу ситуации в Сирии в стенах ООН, удивляет даже многих ведущих зарубежных специалистов. Главным вопросом, которым они задаются: а что, собственно, хотят Соединённые Штаты Америки от Сирии? Ведь так называемая прозападная «оппозиция» в этой стране ничего из себя не представляет, её представители заседают главным образом в Европе, а главную роль в среде противников президента Башара Асада играют террористы из различных исламистских организаций. И как можно бороться с мировым терроризмом и при этом всячески помогать этим самым террористам?

Так, сегодня уже стало ясно, что провокационное нападение на гуманитарный конвой в городе Алеппо, ставшее формальным поводом для истеричных выпадов Запада, было лишь операцией прикрытия преступной акции США по уничтожению позиций сирийской армии возле города Дейр-эз-Зор 17-го сентября — по последним данным, погибли 83 человека, более 100 получили ранения.

Мало того, сам этот авиационный удар ВВС США был чётко скоординирован с наступлением на этот город боевиков запрещённой в России террористической организации ИГИЛ. Об этом, в частности, сообщает ливанский телеканал «Аль-Маядин» со ссылкой на заявление председателя Народного совета Сирии Хадии Аббас. По словам политика, сирийским военным удалось перехватить и записать беседу американских военнослужащих с исламистами незадолго до наступления последних на Дейр-эз-Зор:

«После того, как ВВС коалиции, возглавляемой США, нанесли намеренный удар по позициям сирийской армии, американские военные связались с ИГИЛ и рекомендовали боевикам как можно скорее начать атаку».

В том же обвинил США и глава МИДа Сирии Валид Муаллем, назвавший Вашингтон соучастником преступлений террористов:

«Сирийское правительство возлагает на Соединённые Штаты всю ответственность за эту агрессию, так как факты показывают, что это было преднамеренное нападение, а не ошибка, пусть даже США и утверждают об обратном. Эта подлая агрессия доказывает, что США и их союзники являются соучастниками ИГИЛ и других вооруженных террористических организаций»...

США начали было возмущаться такого рода оценкам, говоря о неких «ошибках», как тут же американцев подставили сами террористы. Правда не из ИГИЛ, а из ближневосточного филиала «Аль-Каиды» — «Джебхат ан-Нусры», которая также внесена в мировой чёрный список самых опасных экстремистских организаций.

«Ракеты нам дали напрямую. Американцы на нашей стороне», — заявил главарь боевиков журналисту Юргену Тоденхоферу. При этом главарь подчеркнул, что боевики не готовы к компромиссам и будут сражаться «до падения режима Башара Асада», не взирая ни какие договорённости русских и американцев о перемирии...

Газ остался с носом

Некоторые аналитики, особенно склонные к конспирологическим версиям, считают, что такой вот хитроумной политикой по стравливанию между собой различных политических сил США специально сеют хаос на Ближнем Востоке, чтобы им было легче управлять регионом.

На самом деле ситуация на мой взгляд, куда прозаичней и позорней для Вашингтона. Мне кажется, что у Америки сегодня вообще нет никакой реальной программы по сирийскому вопросу! А вся «стратегия» сводится лишь к страстному желанию как следует насолить России, и не более того!

Кстати, это желание насолить просматривалось с самого начала сирийского конфликта, который на сегодняшний день унёс более 220 тысяч человеческих жизней. Политолог-востоковед Мехман Гафарлы пишет по этому поводу:

«Сегодня в Сирии столкнулись не только геополитические, но и крупные экономические интересы Запада, арабских стран Персидского залива и Ирана с одной стороны и России — с другой. Цена вопроса — сотни миллиардов долларов доходов, полученных от экспорта нефти и газа в Европу. Если Сирия перейдёт под контроль США и их союзников, то „полукольцо“ экономической изоляции России на западном и юго-западном направлениях полностью сформируется, и европейский рынок энергоносителей для нашей страны может быть надолго потерян.

Выбивая Россию из Сирии, США со своими союзниками хотят обеспечить поставки нефти и газа в страны Евросоюза из стран Персидского залива. Поэтому Сирия для Москвы является не только геополитической проблемой, но и вопросом экономического выживания страны. Российские военные в Сирии воюют сегодня не только против исламских террористов, но и за экономическую безопасность нашей державы. Асад стал преградой на пути катарского газа в Европу.

Если кто-то думает, что США со своими союзниками начали изоляцию России только после украинских событий, то сильно ошибается. Вашингтон давно вынашивал план экономического удушения РФ, но его острая фаза пришлась на 2010–2011 годы, когда президент России Владимир Путин, занимавший тогда пост премьер-министра страны, дал понять, что он намерен вернуться в Кремль. Основным элементом экономической изоляции РФ, по замыслу американских геостратегов, является закрытие рынков сбыта для российских энергоносителей. США, осознав, что главные проекты по строительству трубопроводов для экспорта нефти и газа из Каспийского региона в Европу в обход России экономически несостоятельные, начали искать альтернативу российским энергоносителям в странах Персидского залива, и в первую очередь, в Ираке, Катаре, Кувейте и Саудовской Аравии.

В связи с этим в 2011 году Катар с подачи США предложил Дамаску строить газопровод от катарских месторождений в Европу через Сирию. Но президент Башар Асад ответил отказом, что было связано в основном с религиозным расхождением двух стран: в Катаре исповедуют суннитскую ветвь ислама, а Сирией правит шиитский режим, состоящий в основном из шиитов-алавитов. Как только Катару было отказано в строительстве газопровода через сирийскую территорию, у Башара Асада появились проблемы.

В марте 2011 года сразу в нескольких городах Сирии начались антиправительственные выступления, направленные против президента страны и правящей партии Баас. Таким образом, управляемая из США цветная революция перекинулась в ещё одну арабскую страну. Об организации антиправительственных выступлений в Сирии внешними силами говорит тот факт, что эти акции протеста сразу же перешли в массовые беспорядки и столкновения с полицией. Уже в марте в ходе этих столкновений погибли несколько человек, а через несколько месяцев — в июне–июле 2011 года эти „мирные“ акции протеста переросли в открытое вооружённое противостояние между правительственными войсками и боевиками вооружённой сирийской оппозиции.

Есть достаточно доказательств из открытых источников, свидетельствующих о том, что именно Катар и Саудовская Аравия поддерживали и финансировали радикальные группировки в Сирии с целью свержения Асада. Не случаен и тот факт, что Катар финансировал подкуп руководителей северных иракских провинций во время молниеносного захвата севера Ирака запрещённой в РФ террористической группировкой ИГИЛ летом 2014 года. Именно эти террористы в дальнейшем захватили больше половины территорий соседней Сирии, и столицей так называемого „Исламского государства“ объявили сирийский город Ракка. Свержение режима Асада способно сильно изменить баланс на европейском рынке газа не в пользу России, так как после перехода Сирии под контроль прозападных сил один из главных союзников США в Персидском заливе — Катар — получит возможность построить газопровод через Ирак и сирийскую территорию до Турции, или же до берегов Сирии в Средиземном море.

Если такой газопровод появится, то доля российского „Газпрома“ в Европе сильно сократится, а в будущем европейский газовый рынок для России может вовсе закрыться. Дело в том, что Катар способен поставлять в Европу столько же газа, сколько сегодня поставляет „Газпром“. Запасы газа в этой стране составляют 25 триллионов кубометров. Катар ежегодно поставляет на мировой рынок около 77 миллионов тон сжиженного природного газа, что эквивалентно 106 миллиардам кубометров трубопроводного природного газа. Из них около трети идет в Европу. Напомню, что Россия ежегодно поставляет в страны ЕС около 160 миллиардов кубометров газа. В последние годы „Газпром“ обеспечивает около 28–30% европейского рынка. Но в случае строительства газопровода через сирийскую территорию Катар может резко увеличить поставки газа в Европу. Учитывая нынешнюю антироссийскую риторику энергетической политики ЕС, можно не сомневаться, что Катар свою долю на европейском рынке увеличит именно за счёт России»...

Кстати, газовые месторождения Катара — где открыто, а где и опосредованно — контролируются американцами. То есть, США рассчитывали получить свой солидный куш от вытеснения России с газового рынка Европы.

Однако ничего не получилось — режим Асада устоял, а Сирия погрузилась в хаос непрекращающейся гражданской войны, где все воюют против всех: регулярная армия против оппозиции, оппозиционеры друг против друга. А тут ещё вмешалась Россия, которая с прошлого года помогает сирийской армии, что чрезвычайно спутало карты многим внешним игрокам.

Поэтому ни о каком газопроводе через Сирию сегодня даже речи не идёт...

Кстати, это сильно напомнило ситуацию с планами США построить газопровод из Туркмении к берегам Индийского океана через территорию Афганистана. Ибо доказанные запасы газа в Туркмении просто впечатляли: по оценкам иностранных источников – около 10 триллионов кубических метров, по данным местных прогностических центров — в полтора раза больше. В любом случае, наличие реально эксплуатируемых и более 20-ти ещё неразведанных перспективных блоков на суше и шельфе Каспийского моря давали основание полагать, что Туркменистан может занять важное место в группе крупнейших газовых поставщиков мира. И США просто не могли этим не воспользоваться, разработав проект переброски турменского газа к Индийскому океану.

Ради этого американцы даже создали и вооружили исламистскую группировку «Талибан», которая должна была взять Афганистан под полный контроль о обеспечить строительство газопровода.

Однако ничего путного из этого, как известно, не получилось — Афганистан до сих пор раздирается гражданской войной, а талибы стали смертельными врагами Америки. Да, в 2002 году, буквально сразу после начала американской военной оккупации Афганистана, было заключено межправительственное соглашение о строительстве трансафганского газопровода. Документ в Ашхабаде — при посредничестве США — подписали президент Туркмении Сапармурат Ниязов, президент Афганистана Хамид Карзай и премьер-министр Пакистана Мир Зафарулла Хан Джамали. Протяжённость трансафганского газопровода должна была составить почти полторы тысячи километров, а пропускная способность — от 20 до 30 миллиардов кубометров в год. Завершить проект планировалось к 2005 году.

Однако соглашение так и осталось на бумаге из-за разногласий партнёров. Новую жизнь в проект смог вдохнуть Гурбангулы Бердымухамедов, возглавивший Туркмению в 2007 году. Да и то, о проекте он вспомнил после того, как Россия резко сократила закупки туркменского газа и почти лишила Ашхабад экспортных доходов. После этого Бердымухамедов начал лоббировать американский проект и договариваться с соседями, что и привело к заключению новой сделки. Очевидно, что с самого начала поддержку проекту оказал Вашингтон, о чём в конце ноября 2010 года на конференции в Ашхабаде заявила помощник госсекретаря США по Центральной Азии Сьюзан Эллиот:

«Проекту предстоит проделать большой путь, но выгода от него может оказаться огромной. Он внесёт вклад в развитие Афганистана, даст необходимые энергоресурсы для растущих экономик Пакистана и Индии».

Проект получил новое название — TAPI (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия). В прошлом году состоялась закладка газопровода, после чего дело вновь застопорилось и похоже очень надолго — сложная военная ситуация в Афганистане вряд ли будет способствовать реализации проекта в самой обозримой перспективе. Поэтому США сразу утратили к TAPI свой активный интерес...

Точно также Америка сегодня утратила видимый интерес и к газопроводу из Катара через территорию воюющей Сирии.

Лишь бы Путину нагадить

Сегодня США сосредоточили свой исключительный интерес к сирийскому городу Алеппо. И это не случайно. По словам политолога Евгений Крутикова:

«Стало общим местом считать, что битва за Алеппо связана исключительно с его размерами и географическим положением. До войны Алеппо с его более чем двухмиллионным населением был самым большим по численности городом страны, её экономической столицей, не говоря уже о культурном значении этого одного из самых древних городов человеческой цивилизации.

Перед самым началом гражданской войны Алеппо, как, впрочем, и вся Сирия, переживал что-то вроде нового „золотого века“. Он даже был признан „Столицей исламского мира“, несмотря на поликультурность и многоконфессиональность.

Сейчас это груда развалин, в которой в чудовищных условиях проживает (если можно вообще употребить такое слово) не более 300–350 тысяч человек.

Экономики Алеппо не существует, инфраструктура разрушена. И странно слышать рассуждения о том, что захват восточной трети Алеппо, мол, нужен Асаду для того, чтобы укрепить экономику страны и получить новых солдат в армию.

Наоборот, возвращение полного контроля над Алеппо потребует гигантских финансовых вложений в восстановление города, как это случилось с теми кварталами Дамаска, которые были возвращены под управление правительства Сирии после пары лет власти джихадистов. Сложно представить и массовое возвращение в Алеппо всех беженцев, его покинувших.

Многие из них уже в Европе или в Турции, а то население, которое несколько лет жило под джихадистами, нужно, во-первых, тщательно фильтровать, а во-вторых, оно чисто психологически не способно продолжать войну.

Изначально джихадистские и оппозиционные группы „разогнали“ войну вокруг Алеппо ещё весной 2012 года. Тогда произошла серия терактов с использованием смертников, а уже летом того же года начались уличные бои сперва в предместьях, а затем и в историческом центре и этнических кварталах. Для оппозиции, которая уже тогда располагала тяжелым вооружением и танками, контроль над Алеппо и Идлибом означал создание на севере страны сплошного „пояса“, опираясь на который, можно было наступать на Дамаск.

Кроме того, удержание за собой такого значимого населенного пункта позволяло создавать всякого рода „правительства“, от имени которых и продолжать борьбу с правительством Асада, получая внешнюю поддержку. Кучка обиженных самозванцев в ресторане отеля в Катаре, и „правительство“, действующее в самом крупном городе страны, — две большие разницы.

Полоса от Идлиба до Алеппо также позволяла рассчитывать на стабильное снабжение через турецкую границу.

И всё к тому шло. Стройный план сломался о неожиданно крепкое сопротивление нескольких частей правительственной армии и местных ополченцев, например в районе аэропорта и военно-воздушной базы Кувейрис. Снабжение города и армии неоднократно прерывалось, и со временем бои за отдельные участки стратегических трасс, ведущих в Алеппо, стали значительной частью самой битвы за город, даже если они происходили за несколько сотен километров от него...

До самого последнего времени джихадистам удавалось более успешно, чем правительственным войскам, собирать „ударные кулаки“ и бегать по пустыне на „техничках“, перекрывая дороги.

Постепенно в Алеппо были закачаны крупные по местным меркам силы. Ожесточённость уличных боев требовала постоянных подкреплений, и в город стали перетекать части из пустыни, из-под Ракки и Пальмиры, даже из-под Хамы и Хомса.

В итоге в Алеппо сейчас находится наиболее крупная и боеспособная группировка джихадистов и „умеренных“, полностью окружённая и лишенная очевидных путей снабжения. Её боеспособность подтверждается регулярными попытками прорвать окружение.

В том числе и известными боями в юго-западной части города, где для ликвидации прорыва потребовались серьезные усилия правительственных войск и российских ВКС. Более крупными, опытными и организованными частями на территории Сирии оппозиция любого толка уже не располагает.

Уничтожение этой группировки будет означать если уж не победу в гражданской войне, то уж точно — коренной перелом в пользу Дамаска».

Говоря проще, в Алеппо сегодня сосредоточились все «оппозиционные силы», за исключением разве что ИГИЛ. И перспектива их уничтожения в этом города означает, что Западу более не на кого потом будет опираться в этом конфликте. Отсюда и стремление США добиться «перемирия», дабы позволить оппозиционерам укрепить свои позиции, и тайное сотрудничество с террористами всех мастей, поскольку именно эти головорезы способны сегодня всерьёз противостоять армии Асада.

А ведь победа Асада будет означать ещё и победу России. А вот этого Вашингтон допустить никак не может и не хочет! Даже в условиях краха планов по строительству катарского газопровода.

Об этом ясно ещё в прошлом году высказался один из вашингтонских «ястребов» сенатор Джон Маккейн:

«Российское военное вторжение в Сирию с подачи президента Башара Асада представляет собой катастрофический поворот событий на Ближнем Востоке – это ещё один унизительный промах США... Только подумайте: администрация США предостерегла Россию от введения войск в Сирию. Но Россия всё равно это сделала. Тогда администрация попыталась заблокировать доступ России в воздушное пространство Сирии, и это не удалось. Каковы последствия? Президент Барак Обама с неохотой, но согласился на первую за два года встречу с российским лидером Владимиром Путиным, выведя его из международной изоляции...

И как ответил Путин? Он начал бомбить оппозиционные группы в Сирии, поддерживаемые Соединёнными Штатами. Президент Барак Обама, настроенный на „мирное урегулирование“ игнорирует реальное положение дел, а также игнорирует историю, поскольку большинство гражданских войн заканчиваются лишь тогда, когда одна из сторон одерживает победу, а другая проигрывает. Путин предложил военное решение, подкрепив его российской авиацией и антиамериканским объединением с сирийскими и иранскими сухопутными войсками, а также силами „Хезболлы“...

Мы должны всё сделать для того, чтобы сирийский конфликт завершился при участии Путина, поддерживающего своих партнёров, и уничтожающего наших. А Россия не должна превратиться в основную силу в жизненно важном регионе. Путина нужно остановить!».

... Таким образом, США готовы гадить России даже ценой уничтожения самой Сирии. Отсюда вывод — нашей стране следует прекратить поиски компромиссов с американцами по сирийскому вопросу и полностью развязать руки армии Башара Асада чтобы она как можно скорее уничтожила в Алеппо так называемую «оппозицию»: всю без исключения !

И сделать это следует даже не ради интересов России, а ради сохранения самого сирийского народа и самого сирийского государства. Ибо без этой «оппозиции» у Америки просто исчезнет повод для грубого и кровавого вмешательства в сирийские дела.

Владимир Максимов, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика