Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Готовы ли мы воевать с терроризмом по-настоящему?

Готовы ли мы воевать с терроризмом по-настоящему?

iЕвропа до сих пор не может прийти в себя после теракта, случившегося в Барселоне. 17-го августа 2017 года террорист, управлявший большим автофургоном, протаранил толпу пешеходов в центре этого города. Он ехал зигзагами по улице Рамбла около 500 метров, на скорости не менее 80 км/час, сбивая людей и давя их колёсами. Всего этот террорист марокканского происхождения убил 14 человек...

Испанский вариант

А дальше пошли не очень понятные события. В самой Испании говорят, что убийца был не один. У него якобы имелись сообщники, которые изначально планировали взорвать автофургоны, начинённые взрывчатыми веществами, в разных людных местах — к примеру, они якобы хотели устроить взрыв знаменитого католического храма Святого Семейства Антонио Гауди. Террористы хранили бомбы на ферме в городе Альканаре, но там произошёл взрыв, в результате чего один из террористов погиб, а второй был тяжело ранен. Поэтому от этого плана террористам пришлось отказаться. И они якобы сосредоточились на уличных атаках.

Говорят также, что джихадисты планировали провести ещё одну смертоносную акцию — пять террористов планировали атаковать туристов на морском курорте Камбрильс, расположенного в 120 милях от Барселоны. «Предполагаемые террористы ехали в Audi A3 и наткнулись на патруль национальной гвардии, после чего и началась стрельба», — заявил потом представитель местного регионального правительства. Во время перестрелки, которая произошла в полночь по местному времени на набережной курорта, бандиты были застрелены. На телах подозреваемых в терроризме, по данным испанских СМИ, находились пояса смертников...

Пока сложно говорить, насколько связаны между собой все эти случаи. Я не исключаю, что испанские власти просто решили связать воедино, всё, что только можно, чтобы потом отчитаться об успешно проведённой операции по ликвидации «террористического подполья».

Мне же кажется, что на самом деле произошло следующее.

Террорист, атаковавший Барселону, на самом деле был одиночкой. Полиция, которая проморгала его, решила оправдаться перед обществом, устроив бойню тем экстремистам, которые давно находились под её наблюдением. Полиция как бы говорила: мол, это конечно плохо, что террорист убил 14 человек, но нам зато удалось ликвидировать всех его «сообщников», которые якобы готовили ещё более страшные теракты!

На самом же деле громко были ликвидированы деятели, которые хоть и были исламскими экстремистами, но на самом деле в данный момент ничего не готовили, а к убийце на машине вообще не имели никакого отношения — кстати, публично никто так не предъявил «поясов смертников», которые якобы на них находились. И целью такой официальной лжи была не только попытка оправдаться, но и скрыть своё бессилие перед террористами-одиночками, которые сегодня стали своеобразной визитной карточкой исламистского террора, к которому, похоже, оказались не готовы ни мирные люди, ни представители спецслужб...

Дело в том, что для такой террористической атаки никакой специальной подготовки к вылазке может и не быть вовсе. Просто помешанный на идеях радикального исламизма человек (или несколько лиц) в течении какого-то времени может слушать по интернету проповеди разного рода проповедников, призывающих убивать неверных.

А потом «накачанные» экстремистскими идеями фанатики могут сесть за руль автомобиля и начать давить людей. Или выйти на улицу и кидаться на прохожих с ножом. Или использовать иные подручные средства... Безо всякой предварительной подготовки!

«Газонокосилка» смерти

Впервые информация о смене террористической тактики заговорили несколько лет назад. Так, в 2010 году одно из изданий, принадлежащее запрещённой в России группировке ИГИЛ, опубликовало статью под названием «Смертельная газонокосилка». В ней автор публикации призвал сторонников исламизма использовать автомобиль в качестве «газонокосилки, которая будет косить не траву, а врагов Аллаха». По мнению автора, «лучшим средством является пикап с приводом на четыре колеса – чем крепче, тем лучше». Кроме того, в публикации говорится, что «для того, чтобы вызвать как можно больше жертв, нужно максимально разогнать автомобиль, одновременно сохраняя контроль над ним, а затем врезаться в наиболее многочисленную группу лиц».

Вот какой комментарий к этому дал тогда Джон Миллер, заместитель комиссара по вопросам разведки полиции города Нью-Йорка:

«Исламское государство, а также другие террористические группировки рекомендуют использование повсеместно доступных средств. Приоритет отдаётся проведению теракта с использованием бомб, если невозможно получить огнестрельное оружие. Лица, не имеющие к нему доступ должны использовать ножи. Боевики не имеющие в данный момент холодного оружия могут использовать автомобиль. Это создаёт широкий спектр угроз, к которым мы должны быть готовы».

Увы, никто к этому оказался не готов. Автомобильные наезды террористов на людей стали пугающей и регулярной хроникой повседневной жизни Европы. В России же своя специфика. Это нападения при помощи ножа. Впрочем, не только в России — буквально на днях 18-летний марокканец Абдеррахман Мешко напал с ножом на прохожих в финском городе Турку, убив двух человек и ранив еще восемь. И хотя он сам сегодня отрицает террористические мотивы, ИГИЛ уже взял на себя ответственность за это нападение... Но мы всё же остановимся именно на России.

Спустя два дня после трагедии на улицах Барселоны, на одной из улиц сибирского города Сургут 19-летний Артур Гаджиев кидался на людей с ножом и резал их. Было ранено семь человек, пока не подоспевшая полиция не застрелила террориста. А потом в интернете появился видео-ролик, в котором Гаджиев присягает на верность главарю террористов ИГИЛ Абу-Бакру аль-Багдади и предупреждает о грядущей атаке. Гаджиев, в частности, заявил, что мстит за мусульман, «живущих на землях неверных» и которых неверные якобы «убивают налево и направо»...

В ролике Гаджиев предстает в чёрной маске с прорезью для глаз. Справа от него на стене висит флаг ИГИЛ, а под ним расположен топор.

Примечательно, что ролик распространял медиацентр «Фурат», тесно связанный с террористами. Об этом «Фурате», который вещает на русскоязычную аудиторию, ещё в 2015 году писала британская газета «Гардиан» — этот канал распространял пропагандистские видео, в том числе интервью с русскоговорящими боевиками, воюющими на территории Ирака и Сирии. А сегодня медиацентр опубликовал обращение выродка, который резал прохожих в Сургуте...

Случаются в России и более страшные вещи. Многие помнят жуткую историю, случившуюся в начале 2016 года в Москве, когда была зверски убита 4-летняя Анастасия Мещерякова. Убила её няня, жительница Узбекистана Гюльчехра Бобокулова, буквально рехнувшаяся на идеях радикального ислама. Дождавшись однажды, когда Настя уснёт, няня задушила её, отрезала ей голову кухонным ножом, положила отрезанную голову в пакет, подожгла квартиру с помощью лампадного масла и вышла из дома с отрезанной головой убитой девочки в пакете.

Бобокулова доехала на такси до южного вестибюля станции метро «Октябрьское поле», где она, положив на землю молитвенный коврик и встав на него на колени, начала громко молиться. А когда подошедшие сотрудники полиции попросили у неё документы для проверки, Гюльчехра вместо документов показала полицейским отрезанную голову и сказала, что она убила этого ребёнка и сейчас взорвёт себя. При этом она орала: «Аллах акбар!»... Задержать убийцу удалось с большим трудом.

Понятно, что вычислить заранее такого рода «шахидов», которые действуют вне всяких организованных структур, практически не представляется возможным. Чем и пользуются террористы...

Чеченские уроки до сих пор не идут впрок

Наверняка спецслужбы найдут способ эффективно со всем этим бороться — ибо ничего абсолютно неуязвимого в нашем мире просто не существует.

Но сегодня со стороны государства не мешало бы побольше информировать население о возникшей угрозе. Потому что именно это население сегодня является главной целью террористов, и оно вправе знать всё о тех, кто ему сегодня реально угрожает. Между тем власть упорно молчит об этой этой угрозе, словно террористические вылазки — это какие-то случайные вещи, якобы не способные влиять на нашу жизнь в целом. А ещё власть нам периодически и откровенно врёт!

Так, по поводу случившегося в Сургуте по официальным каналам нам долго ничего не говорили. Потом пошли намёки, что это, мол, не террорист был вовсе, а просто «бытовой преступник», у которого вроде как «крыша поехала». И только после заявления со стороны ИГИЛ стало ясно, что произошло на самом деле и что обстоятельства случившегося скрывать от народа больше нельзя...

К великому сожалению, ни наши власти, ни всё общество в целом до сих пор не понимают сурового факта – против нас идёт настоящая террористическая война. Эту войну ведёт беспощадный враг, у которого есть покровители за границей и неистощимые финансовые ресурсы. Этот враг не желает сдаваться, он не обращает внимания на победные реляции наших генералов о том, что «терроризм в России практически парализован». Ему, что называется, «по барабану» периодические утверждения наших правителей о том, что «основное ядро террористического подполья ликвидировано, и отныне остались только мелкие разрозненные бандгруппы, орудующие главным образом на Кавказе». Страшный теракт в метро Санкт-Петербурга, случившийся в марте, показал, что террорист может вылезти на свет божий где угодно, как угодно, даже в самом центре российских городов!

И этот враг готов воевать с нами сколько угодно, до победного конца!

А самое страшное на любой войне – это недооценка противника. На эти вещи я обращал внимание ещё во время Второй чеченской войны, а особенно — после трагедии с захватом заложников Дворца культуры во время мюзикла «Норд-ост», осенью 2002 года. Посмотрите, как тогда изображались исламистские боевики нашей пропагандой. Нам чаще всего рисовали недоумков, склонных ко всякого рода порокам, – наркомании, алкоголизму и т.д. Вот убитого после штурма ДК главаря террористов Мовсара Бараева наше телевидение показало с бутылкой коньяка в руке. И таких отморозков, по убеждению пропагандистов, не поддерживает никто, кроме неких зарубежных экстремистских центров. Словом, несерьёзные люди – эти боевики.…

Всё это было преступным враньём!

Ибо только идиот мог изобразить Мовсара Бараева конченным алкоголиком. Даже невооружённым взглядом было видно, что коньяк сунули ему в руку уже после смерти. К тому же бутылка была запечатана. Алкоголь и мусульманский фанатизм – вещи несовместимые. А в фанатизме Бараева и его людей сомневаться не приходится. У журналиста британской газеты «Sanday Times» Марка Франкетти, ходившего в захваченное боевиками здание, о бандитах осталось впечатление, как о стойких людях:

«Это профессиональные боевики… Бараев очень целеустремлённый, спокойный человек. Никаких признаков напряжения или стресса… Не похоже, чтобы кто-то из них был под впечатлением наркотиков или алкоголя. У них очень высокий уровень дисциплины. Чувствуется, что они полны решимости. И это понятно – люди пришли умереть»...

Одним словом, и тогда, и сегодня нам противостоят очень умные, хладнокровные люди, крепко подкованные пусть и человеконенавистнической, но всё же ясной идеологией. Политолог Леонид Радзиховский тысячу раз был прав, когда написал по этому поводу:

«Мусульманские фундаменталисты обречены на победу, потому что они знают, за что воюют. А мы никак не хотим и не желаем признать, что находимся в состоянии войны. Террористы обречены на победу, потому что у них есть воля, вера, порыв. Мы обречены на поражение, потому что у нас ничего этого в помине нет. Есть только безволие, цинизм-пофигизм, трусость, жадность, политкорректность и коррупция. Мы морально разложены и неэффективны».

Согласитесь, что с такими головорезами предстоит долгая и тяжёлая борьба. Тем более свои силы они питают не только своей верой.

Во-первых, они опираются на определённую поддержку мусульманского населения. Конечно же далеко не всего, но всё же немалой его части. Особенно в среде родственников террористов, особенно на Кавказе, где родственные связи под собой имеют более широкое понятие, чем это принято у немусльман...

Нам ещё предстоит осознать эту горькую истину. Ведь годы двух чеченских войн, непрекращающаяся контр-террористическая операция буквально по всем кавказским республикам, буквально развращает молодое поколение кавказской молодёжи, так как у неё появилась возможность безнаказанно жить исключительно за счёт разного рода преступной деятельности, вроде заказных убийств, торговли наркотиками и захватом заложников. Всё это нередко подкрепляется радикальной исламистской идеологией!

Таким образом, выросло не одно поколение, умеющее только грабить и убивать! Тот же Мовсар Бараев был типичным представителем такого поколения. Он с 12-летнего возраста находился в чеченских бандах, участвуя во всех мыслимых и немыслимых преступлениях. Для него существовал только один закон – закон большой дороги. Его могла остановить только пуля…

И он такой был не один! Так, журналисты газеты «Известия» во время террористического акта 2002 года вели репортаж из родного села Бараева. По их наблюдениям, односельчане сочувствовали своему земляку и жалели, что… не оказались рядом с ним! Причём говорили об этом не мужчины, а исключительно «мирные» женщины, которые явно были готовы пополнить ряды шахидок-смертниц!

…Сегодня число таких фанатиков если и уменьшилось, то ненамного. Плюс ко всему мы имеем массовую и фактически не подконтрольную миграцию из Средней Азии, откуда к нам едут не только желающие подзаработать, но и люди, буквально пропитанные идеологией религиозной ненависти.

Во-вторых, у террористов всегда были до сих пор имеются союзники внутри нашего Отечества. Это не только коррумпированные правоохранители, готовые за деньги продать террористам родную мать. За долгие годы кризиса на Кавказе среди части нашей властной и творческой элиты сформировалась целая когорта людей, призывающая к «мирному урегулированию» с бандподпольем. По их глубокому убеждению, с боевиками надо вести переговоры.

В 1996 году эти деятели уже привели страну к позорной капитуляции в Первой чеченской войне, обернувшейся новыми бедами и тысячами загубленных жизней. Имена этих людей общеизвестны. Они в основном концентрируются в либеральных или окололиберальных кругах. Вспомните, что именно этих людей приглашали к себе на переговоры боевики Мовасара Бараева: они ведь знали, что наши либералы примут любые их условия. Например, террористы вызывали журналистку «Новой газеты» Анну Политковскую, известную тем, что она оправдывала т любые бандитские вылазки чеченских экстремистов...

А ещё исламские боевики успешно используют наши внутренние политические неурядицы. Так, во второй половине 90-ых годов развернулась напряжённая борьба президента Ельцина с его политическими оппонентами. Наши компетентные органы активно втянулись в эти разборки и за всем этим как-то не заметили подрывной работы ваххабитов и их покровителей на Кавказе. Буквально за год до трагических августовских событий 1999 года в Дагестане бывший главный чекист страны, а тогда министр внутренних дел. Сергей Степашин посетил ваххабитские села Карамахи и Чабанмахи и там, стоя чуть ли не в обнимку с увешанными оружием исламскими фанатиками, заявил, что «ваххабизм не является экстремизмом». Дорого же нам пришлось затем платить за такое степашинское «миротворчество»!

Страна, где во время войны открыто орудуют либеральные «миротворцы», где власть в пылу внутренних баталий готова безнаказанно торговаться с кем угодно, даже с откровенными врагами России и русского народа, просто обречена на поражение — если не сегодня, то завтра!

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика