Вы находитесь здесь: // ГЕО в политике // Как создавалась теория мирового господства

Как создавалась теория мирового господства

 В США и других ведущих странах Запада геополитика была и остаётся основополагающей концепцией, которая непосредственно используется тамошними правящими кругами для формирования и осуществления своего внешнеполитического курса на международной арене. Геополитика как научная дисциплина и одновременно теория международных отношений образовалась в странах Западной Европы и Соединенных Штатов на рубеже XIX – XX вв.

При этом само понятие «геополитика» впервые было сформулировано и включено в научный лексикон шведским ученым политологом и геополитиком Р. Челленом. В 1916 году он издал свою работу «Государство как форма жизни», в которой впервые дал одно из первых определений понятию «геополитика». Сам термин  был образован на основе сочетания двух греческих слов: «гео» – земля, и «политика» – государственные или общественные дела (от греческого слова «полис», что значит город-государство). По мнению этого шведского ученого, так должна называться новая общественно-политическая наука, которую необходимо создать. Её главной задачей должно было стать изучение государства как географического организма, «воплощённом в пространстве»...

Школы завоевания

Основополагающее значение для становления геополитической теории имел так называемый «начальный период» существования, который получил название «классическая геополитика». Хронологически рамки «классического этапа» охватывают период с 1880-х по конец 1940-х годов. Именно в данный период в ведущих западноевропейских государствах и США образовались две главные школы западной геополитики.

Первая школа возникла в Западной Европе. Она получила название «западноевропейская» или «континентальная» школа геополитики. Главную роль в становлении этого направления сыграли немецкие ученые-геополитики, и прежде всего Ф. Ратцель, Ф. Науманн, К. Хаусхофер, которые фактически основали германскую национальную геополитическую школу. Важное место также занимала французская национальная геополитическая школа, начало становлению которой было положено П. Видаль де ля Блашом.

Вторая геополитическая школа была создана в Великобритании и США. Для её обозначения также используются два понятия-синонимы – «англо-американская» или «англо-саксонская» школа геополитики. Основополагающее значение в создании данного центра геополитических исследований имела научная деятельность таких учёных-геополитиков, как Х. Маккиндер (который считается отцом-основателем), а также А. Мэхэн, Ф. Тернер и Н. Спайкмен...

В эти годы также произошло формирование базовых теоретических принципов геополитики, которые продолжают оставаться практически неизменными и в наше время. Главной мировозренческой особенностью «классической геополитики» являлось использование её представителями так называемой «теории географического детерминизма», а также учения Ч. Дарвина об эволюции.

Опираясь на подобную теоретическую базу, «классики» геополитической мысли придерживались мнения, согласно которому главную роль в обеспечении жизнедеятельности любого государства играет географическое пространство. Поэтому государство для того, чтобы «выжить», чтобы поддерживать систему собственной жизнедеятельности в «рабочем состоянии», удовлетворять потребности своих граждан и при этом развиваться, должно постоянно захватывать и осваивать всё новые и новые участки пространства. При этом основополагающее значение для становления теоретической базы «классической геополитики» имел вывод относительно главной сущностной роли географического пространства в процессах формирования и осуществления внешней политики государства. Согласно заключению, сделанному классиками геополитической мысли (особо следует отметить важную роль в разработке подобных идей Ф. Тернера и К. Хаусхофера), само по себе пространство выступает как главная причина, которая порождает соответствующую мощь и политическое влияние государства на международной арене. Более того, именно пространство – главная политическая сила любой страны. Следовательно, считали они, именно географическое пространство является главным источником, откуда государство получает силу и мощь и за счёт которого обеспечивает свое процветание.

Отталкиваясь от подобных ключевых идей, учёные пришли к выводу о том, что с точки зрения геополитики сущность межгосударственных отношений представляет собой никогда не прекращающуюся борьбу стран за обладание географическим пространством, которая носит при этом ярко выраженный антагонистический характер...

Правь, Британия!

Как мы уже говорили, базовые принципы той пространственно-внешнеполитической стратегии, которой руководствовались сначала элита Великобритании, а затем и правящие круги США, были разработаны английским геополитиком и политическим деятелем Х. Маккиндером. Сущностное содержание этой своей прикладной геополитической теории Маккиндер впервые изложил в статье «Географическая ось истории», которая была опубликована в 1904 году в одном из номеров издаваемого в Англии «Географического журнала». В этой публикации Маккиндер задался следующим вопросом – что есть мировое господство с пространственно-геополитической точки зрения?

Согласно сформулированному им же ответу, ключевое положение в мировой системе международных отношений занимает так называемый «Мировой остров», то есть «объединённое» пространство Евразийского и Африканского континентов. В свою очередь, в рамках «Мирового острова» ведущее стратегическое положение занимает континент Евразия, который является геополитическим ядром данного образования. Наконец, в качестве стратегического пространственного центра Евразии выступает так называемый «хэртланд» или «срединная земля». По теории Маккиндера, территориально «хэртланд» образуется регионами, расположенными в глубине Евразийского континента — европейской частью России, Уралом, Западной и Восточной Сибирью, Синьцзяном и Монголией. Таким образом, понятие «хэртланда» или «географической оси истории» в учении Маккиндера фактически тождественно территории России, русского государства!

Этот евразийский геополитический регион британский учёный также называет ещё и «географической осью истории», самим «сосредоточением» всей континентальной массы Евразии. Именно поэтому данная часть евразийского пространства в системе международных отношений является тем стратегически важным геополитическим плацдармом, обладание которым позволяет поддерживать прочный контроль над всей нашей планетой. Другими словами, обеспечивать тотальное мировое господство.

В другой своей работе «Демократические идеалы и реальность», изданной в 1919 году, Маккиндер развил свои идеи:

«Тот кто контролирует Восточную Европу, доминирует над Хартлэндом Евразии (или территорией России – авт.); кто доминирует над Хартлэндом, управляет Мировым Островом Европы, Азии и Африки; а тот кто управляет Мировым Островом, руководит миром».

Таким образом, достижение абсолютного господства над всем миром, согласно геополитической теории Маккиндера, возможно только в том случае, если подчинить себе именно Россию...

Помимо Маккиндера, важнейший вклад в процессы формирования англосаксонской геополитической программы внёс также американский геополитик и адмирал ВМС США А. Мэхэн. Наиболее известная работа этого автора называлась «Влияние морской силы на историю 1660 – 1783г.г.», которая была впервые опубликована в Соединенных Штатах в 1889 году. Затем в 1892 году в США вышло продолжение данного труда — «Влияние морской силы на Французскую Революцию и Империю (1793 – 1812) ».

Этот учёный-геополитик на основе изучения опыта внешней и военно-морской политики Англии рассматривал проблему влияния фактора так называемой «морской мощи», «морской силы» или, другими словами, фактора «господства на морях» на механизмы складывания внешнеполитического курса государства на международной арене и развития нации в целом. При этом Мэхэн пришел заключению о том, что именно пространство Мирового океана играет ведущую роль в мировой политике и мировой экономике. Поэтому достижение господства над всем миром, а также обеспечение роста благосостояния и процветания любой нации напрямую зависит от способностей государства-«агрессора» добиться полного контроля над пространством Мирового океана. В свою очередь, основным средством для достижения абсолютного господства над Мировым океаном является фактор «морской силы», в качестве базовой основы которой должен выступать «сильный» военный флот. В этой связи именно преобладающая «морская мощь» представляет собой тот важнейший внешнеполитический инструмент, обладание которым даёт возможности установить тотальное господство на планете. Мэхэн также констатировал геополитическую формулу «морской мощи». Согласно данному тезису, «Морская мощь» = «Военно-морской флот» + «Торговый флот» + «Морские базы»...

Другой американский геополитик Н. Спайкмен также разработал собственную прикладную модель достижения «абсолютного мирового геополитического господства». В качестве концептуальной основы своей теории Н. Спайкмен использовал прежде всего те ключевые геополитические принципы, которые были предложены Маккиндером. В двух своих главных работах – «Американская стратегия в мировой политике. Соединенные Штаты и баланс сил», и «География мира», которые была опубликована во время Второй мировой войны — Спайкмен исходил из базовой идеи о том, что достижение господства над всей нашей планетой возможно только в том случае, если будет установлен геополитический контроль над Евразийским континентом, который занимает ведущее геополитическое место в рамках «Мирового острова». Однако, по мнению этого американского стратега, Маккиндер неверно оценил геополитическое значение «хэртланда» на евразийском пространстве, определив его как «ключевой район» Евразии. С точки зрения Спайкмена, в рамках Евразийского континента доминирующее геополитическое положение занимают не центральные, а прибрежные территории – Северная, Западная и Юго-Восточная Европа, Ближний и Средний Восток, Южная Азия, а также Восточная и Юго-Восточная Азия. Для обозначения этой стратегически важной прибрежной зоны Евразийского континента данный учёный ввел в оборот специальное понятие. Он определил эти указанные евразийские районы как «римлэнд», что значит «окраинная земля».

Поэтому, делает вывод Спайкмен, для государства-«агрессора» путь к установлению тотального господства в Евразии и, таким образом, достижение мировой гегемонии, «пролегает» прежде всего через обеспечение полного контроля над «римлэндом»:

«Тот, кто доминирует над римлэндом, доминирует над Евразией, тот кто доминирует над Евразией держит судьбы мира в своих руках».

Заметим, что именно этим принципом американские правящие круги руководствовались практически на всём протяжении периода «холодной войны», в ходе глобального противостояния США с СССР.

Кроме того, ведущие англо-саксонские геополитики также считали, что саму основу мировой политики образует глобальный геополитический конфликт между так называемыми «морскими» и «сухопутными (или континентальными) » державами за достижение мирового господства. К «морским государствам» эти учёные относили прежде всего Великобританию и США. А вот «сухопутными» государствами они определяли ведущие державы Евразийского континента того времени – Россию, Германию, а также Китай и Францию. И соответственно, главными «стратегическими противниками» Великобритании и Соединенных Штатов на международной арене, по их мнению, являются в первую очередь те государства, которые способны по своему сухопутному геополитическому статусу доминировать в Евразии.

Германия превыше всего!

Что же касается Германии, то решающий вклад в создании концептуальной модели внешнеполитической стратегии этого государства внес учёный-геополитик, генерал кайзеровской армии К. Хаусхофер. Он считается одним из самых известных немецких геополитиков ХХ века, так как именно благодаря его научной деятельности произошло окончательное становление германской национальной геополитической школы...

Хаусхофер, как и англо-американские стратеги, полагал, что ключевое геополитическое положение в международных делах занимает пространство «Мирового острова», в рамках которого господствующее геополитическое положение принадлежит Евразии. Данный автор также разделял тезис англо-саксонской геополитической теории о том, что особенности самого содержания и направленности международных отношений определяются никогда непрекращающейся геополитической борьбой между ведущими мировыми «сухопутными» и «морскими» державами. Для того, чтобы Германии одержать победу в противостоянии с Великобританией и США, она должна была реализовать особую геополитическую программу, состоящую из следующих основных пунктов.

Во-первых, образование геополитического альянса ведущих евразийских держав – Германии, СССР и Японии, направленного против коалиции Великобритании и США. Другими словами, Германии необходимо было создать в рамках Евразии «континентальный блок» Берлин – Москва – Токио, который должен был занять господствующее положение в рамках Евразийского континента и, таким образом, полностью нейтрализовать попытки англо-саксонских государств установить своё господство на евразийском пространстве. Анализу этой проблемы Хаусхофер посвятил, в частности, свою работу «Континентальный блок. Центральная Европа, Евразия, Япония», которая была опубликована в 1940 году.

Во-вторых, разделение Германией, Советским Союзом и Японией пространства «Мирового острова» на сферы влияния. Хаусхофер утверждал, что Германии необходимо включить в зону своего геополитического влияния пространство Северной, Западной, Центрально-Восточной и Юго-Восточной Европы, а также практически весь Африканский континент. Для обозначения подобного геополитического образования во главе с германским государством Хаусхофер использовал понятие «Евро-Африка». В состав зоны влияния СССР, по его мнению, войдут Средний Восток, а также Индия — подконтрольную Москве часть Евразии данный учёный-геополитик назвал «Пан-Россия». Наконец, под контроль Японии отойдут вся Восточная и Юго-Восточная Азия, а также Австралия. В результате чего, согласно терминологии Хаусхофера, в рамках Евразии образуется японская «Пан-Азия». Воплощение в жизнь подобного геополитического проекта, по замыслам Хаусхофера, должно привести к тому, что именно союзные «сухопутные государства» (Германия, СССР, Япония), а не «морские державы» (Великобритания и США), займут господствующее положение на планете...

Надо сказать, что разработанные Хаусхофером и представителями его школы геополитические идеи в 20-ые годы частично были заимствованы идеологами германского национал-социализма в качестве базовых принципов внешнеполитической доктрины НСДАП. Однако после своего прихода к власти Гитлер отказался от реализации ключевой идеи этого геополитического учения. А именно – от программы образования в рамках Евразийского континента «континентального блока» Берлин – Москва – Токио и совместной борьбы самых мощных евразийских держав против Великобритании и США.

Это было обусловлено прежде всего тем, что руководство Третьего рейха в качестве главной внешнеполитической задачи рассматривало установление своего «единоличного» господства в Евразии. В этой связи главным геополитическим «врагом» Германии нацистские лидеры определили вовсе не Великобританию и США, а Советский Союз, как ведущее государство на евразийском пространстве. Поэтому Гитлер в итоге разработал и воплотил в жизнь собственную концепцию устройства «евразийского континентального альянса» – Берлин – Рим – Токио, то есть, образовал геополитический союз Германии, Италии и Японии. Подобные пространственно-стратегические приоритеты нацистских правящих кругов в Евразии и стали главной причиной нападения Третьего рейха на СССР 22 июня 1941 года...

Как известно, эта война кончилась полным разгромом Рейха и крахом германской геополитики. Над миром, фактически, восторжествовала геополитическая концепция англо-саксов, которая и поныне определяет основные направления международных отношений.

Иван Шмаков, специально для «Посольского Приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика