Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Сына Сталина объявили предателем и антисемитом

Сына Сталина объявили предателем и антисемитом

i  Весьма своеобразно отметили 60-летний юбилей смерти Иосифа Сталина западные СМИ. Они, со ссылкой на публикацию в немецком журнале «Шпигель», раструбили на весь мир о том, что старший сын советского вождя Яков Джугашвили во время Великой Отечественной войны... стал предателем Родины, добровольно сдавшись в немецкий плен летом 1941 года под Минском. А потом — уже в плену — якобы всячески поносил военное командование Красной Армии за бездарность...

О чём же именно написал журнал «Шпигель»? Журналист этого издания Кристиан Нееф процитировал интересный документ военного времени — отчёт бригадного комиссара Алексея Румянцева начальнику политического управления РККА и заместителю наркома обороны армейскому комиссару 1-го ранга Льву Мехлису о розыске пропавшего без вести старшего лейтенанта Джугашвили, чья воинская часть попала в окружение. Отчёт датирован 26 июля 1941 года.

Нужная цитата в нужном месте

Румянцев тогда докладывал Мехлису, что на поиски сына Сталина «была послана группа мотоциклистов во главе со старшим политруком Гороховым, которая у озера Каспля встретила красноармейца Лопуридзе, вместе с которым Яков выходил из окружения. По словам Лопуридзе, 15 июля они вместе с сыном Сталина переоделись в гражданскую одежду, закопали свои документы, после чего, убедившись, что немцев поблизости нет, Яков решил передохнуть, а Лопуридзе пошел дальше, пока не встретил группу мотоциклистов. После этого старший политрук Горохов, решив, что Яков, наверное, уже вышел к своим, прекратил дальнейшие поиски и вернулся в дивизию».

Спустя несколько дней разведчики повторили поиск, но безрезультатно.

Кристиан Нееф посчитал, что всё это прямо свидетельствует о том, что Яков Джугашвили не только фактически дезертировал, уничтожив документы, но и сам потом сдался в плен...

Далее в своей статье Нееф соединяет указанный эпизод с информацией из протокола первого допроса военнопленного старшего лейтенанта Джугашвили, проведённого 18 июля 1941 года на командном пункте командующего 2-го воздушного флота Люфтваффе. Якову Джугашвили тогда задали сто пятьдесят вопросов, так что допрос продолжался не один час. Но из всего документа Нееф проделал лишь выборочное цитирование:

«Ответ: К сожалению совершенное вами окружение вызвало такую панику, что все разбежались в разные стороны... у нас вообще не было карт... Все у нас делалось так безалаберно, так беспорядочно...

Вопрос: А как это отражалось на командовании?

Ответ: Оно никуда не годится, потому что оно отсиживалось в лагерях, вот и все, так было целых три года... Мы потеряли около 70 процентов танков.

Вопрос: А в чем причина плохой боеспособности армии?

Ответ: Благодаря немецким пикирующим бомбардировщикам, благодаря неумным действиям нашего командования, глупым действиям, идиотским, можно сказать, потому что части ставили под огонь, прямо посылали под огонь».

На основании этого фрагмента журналист «Шпигеля» сделал вывод о том, что сын Сталина «не делал секрета в своем разочаровании Советской армией, командовал которой его собственный отец». Вот так — не больше, не меньше!

Дальше ещё интереснее. Сын Сталина, был оказывается... жутким антисемитом. Под это утверждение Нееф приводит ещё одну выдержку из протокола допроса:

«Джугашвили:.... евреи и цыгане одинаковы, они не хотят работать. Главное, с их точки зрения, — это торговля...».

Неудивительно, что данная публикация вызвала массу нареканий со стороны профессиональных историков, причём, даже тех, кто особо не долюбливает Сталина. Сегодня они прямо говорят о том, что выдёргивание отдельных цитат из многостраничного протокола допроса — дело не просто непрофессиональное, а по-настоящему подлое. Эдак любого человека можно обвинить в чём угодно и приписать ему совсем иные мысли, чем те, которыми он на самом деле руководствовался.

Критически высказывался о руководстве армии? Но даже из приведённого отрывка видно, что никакого негатива по отношению ко всей советской власти у сына Сталина просто не наблюдается. А то, что резко прошёлся по командирам... Так в 1941 году то были общие настроения, вызванные страшными поражениями в первых боях, но это не означало вовсе, что люди были готовы переложить вину на весь политический режим.

Не любил евреев? Но почему же немецкий журналист не привёл весь ответ сына Сталина полностью, а только небольшой отрывок? Наверное потому, что смысл ответа был совсем иной, чем пытается доказать нам автор «Шпигеля». Скорее всего Яков просто высказался в рамках существовавших тогда в стране бытовых стереотипов по отношению к той или иной национальности. И не более того! Ну не мог быть Джугашвили антисемитом, хотя бы по одной простой причине — ведь его жена Юлия, как известно, была... чистокровной еврейкой!

Что же касается добровольной сдачи в плен... То здесь всё вообще притянуто за уши. Показания красноармейца какие-то мутные и неопределённые, и они лишь говорят о том, что сын Сталина переоделся в гражданскую одежду и спрятал документы. А вот как он именно попал в плен — никто не видел. Как заметили по этому поводу журналисты одного из российского информационных агентств: «подобные действия были весьма типичны для окруженцев лета 1941 года. Их, к примеру, описал Константин Симонов в своём известном романе о начале Великой Отечественной войны „Живые и мертвые“. Эти действия не могут прямо и достоверно свидетельствовать о намерении человека сдаться в плен»...

Наверное, если бы сын Сталина был таким, каким его сегодня пытается изобразить Кристиан Нееф, то в плену он тут же начал бы сотрудничать с немцами, вступил бы в какую-нибудь «Русскую Освободительную армию»... Однако ничего этого не было! По свидетельства тех же немцев, в плену сын Сталина вел себя исключительно мужественно и отказывался сотрудничать — что не слишком соответствует поведению человека, пытавшегося спастись переодеванием или страшно ругавшего евреев.

«На основании допросов коменданта и командира батальона охраны концлагеря Заксенхаузен было выяснено, что... (Яков Джугашвили) держал себя независимо и замкнуто, даже с некоторым презрением к администрации лагеря, ни с кем не разговаривал», — рассказал недавно в интервью РИА «Новости» историк Михаил Зуев. О том же РИА «Новости» заявил и начальник Управления регистрации и архивных фондов ФСБ Василий Христофоров...

Известно, что сын Сталина покончил собой в 1943 году, бросившись на проволоку под током концлагеря Заксенхаузен. Спрашивается — хоть один из известных на сегодня изменников Великой Отечественной войны так когда-нибудь поступал?!

Под антисоветский заказ

Однако Кристиан Нееф, судя по всему, вовсе не хотел объективно разбираться с делом Якова Джугашвили, которое этому зарубежному журналисту любезно предоставили сотрудники нашего главного военного архива в городе Подольске. Кто и почему предоставил немцу эти материалы, которые обычному российскому историку получить чрезвычайно сложно, это вопрос отдельный. Думается, что в этом архиве нашему государству уже давно следует навести должный порядок. Главное другое.

Публикация из «Шпигеля» мгновенно разошлась по ведущим западным СМИ. По всей видимости, это и было главной целью тех, кто стоял за этой информационной акцией. А цель эта вполне понятна — нанести очередной удар по нашему советскому прошлому, по нашей памяти о Великой Отечественной войне. Ведь вдумайтесь — нам явно хотят показать, что в годы войны нашим в Верховным командующим был не просто жестокий диктатор, чуть ли не равный Гитлеру, а отец гнусного изменника Родины, да к тому же ещё и антисемита. Ну разве мог советский народ  под руководством такой злодейской семейки вести справедливую войну?!

Любопытно, что немецкие «историки» уже не первый раз используются в такого рода информационных выпадах против нашей страны. К примеру, не один год эти «историки» пытались нас убедить в том, что во время войны Родине изменил генерал-лейтенант Красной Армии, герой обороны Смоленска Михаил Фёдорович Лукин. Якобы в плену он весьма неодобрительно высказывался против советской власти и даже был готов возглавить коллаборационистские формирования для «борьбы против Сталина». И только упрямство нацистов, не гарантировавших ему образования «независимого русского правительства» (которое должно было прийти на смену сталинскому режиму), оттолкнуло Лукина от сотрудничества с немцами.

Наши историки решили разобраться, откуда взялись такого рода утверждения. Тем более Лукин после войны проходил многочисленные проверки, которые полностью реабилитировали генерала, ему в том числе вернули и воинское звание, и все боевые награды. Неужели сталинское МГБ в своё время что-то упустило?

Оказывается, компромат на Лукина был взят из книги историка из ФРГ Иоахима Хоффмана, который много писал о советских гражданах, в годы войны сотрудничавших с врагом. Хоффман даёт ссылку на материалы допроса Лукина в немецком плену, приводятся даже исходные данные из военного архива Германии. Но при ближайшей проверке оказалось, что данные эти очень не точные, их сегодня даже не возможно проверить на подлинность. Отсюда вывод — Хоффман, скорее всего, про Лукина всё выдумал.

В этом плане примечательно то, что этот «историк» не один год сотрудничал с главой германской разведки БНД Рейнхардом Геленом. Гелен в годы холодной войны являлся инициатором одной важной пропагандистской операции под названием «акция Власов». Цель акции — убедить советских граждан в том, что в годы войны якобы существовала некая третья сила, направленная как против Гитлера, так и против Сталина. А возглавлял эту третью силу известный генерал Андрей Власов («ошибочно» названный в СССР предателем), который якобы пользовался самой широкой поддержкой среди наших военных.

Видимо, в рамках этой операции Хоффманом и была запущена «утка» о герое войны генерале Лукине, который якобы был готов присоединиться к власовскому движению...

Пропагандисты 007

Надо сказать, что в такого рода антироссийских акциях участвуют не только немецкие разведслужбы.

Так, известную среди историков байку о Сталине, как «агенте царской охранки», в своё время запустил троцкист Исаак Дон Левин, который был ещё и кадровым сотрудником британской разведки МИ-6. А вот другую антисталинскую легенду — о якобы имевшем место тайном личном свидании Гитлера со Сталиным в октябре 1939 года — придумал не кто иной как легендарный шеф американского ФБР Эдвард Гувер. Гувер хотел, чтобы США не ввязывались во Вторую мировую войну на стороне антигитлеровской коалиции. Вот он и пытался дискредитировать одного из лидеров этой коалиции путём откровенного подлога. И хотя президент Рузвельт не поверил этой фальшивке, но зато она оказалась востребованной уже потом, во время глобального противостояния СССР и США. Ей и сейчас охотно пользуются разного рода антисоветчики, именующими себя «историками»...

Таким образом, остаётся только догадываться, какая западная разведка стала заказчиком очередного антироссийского пасквиля, связанного уже с сыном Сталина. Впрочем, об этом, наверное, догадаться можно, учитывая национальность журналиста Кристиана Неефа. Интересно, что слухи о том, что в плену Яков Джугашвили критически отзывался о боеспособности Красной армии и призывал наших солдат прекратить «бессмысленное сопротивления», распространялись ещё в годы войны. Речь идёт о листовках вермахта с соответствующим текстом и фотографией Якова — они даже служили дезертирам «пропуском» в немецкий плен. А курировал эти пропагандистские акции не кто иной, как Рейнхард Гелен, в те годы один из самых молодых руководителей разведки фашистской Германии.

Как видно, дело Гелена успешно пережило его самого...

 

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика