Вы находитесь здесь: // Оборонные рубежи // Пресечь военные преступления — не значит нарушить международное право

Пресечь военные преступления — не значит нарушить международное право

images Позиция киевских властей по отношению к тем своим согражданам, которые в той или иной форме, в той или иной мере не согласны с этими властями, вполне определилась, и особенно чётко – на примере Донбасса.

Сегодня говорят о геноциде в Донбассе, но это неверно по определению: в международном праве под геноцидом понимаются действия по уничтожению и т.п. каких-либо национальных, этнических, расовых или религиозных групп. В Донбассе же уничтожается просто гражданское население, что не является актом геноцида, но, вне сомнений, является военным преступлением.

И это делает власти Киева военными преступниками в полном соответствии с нормами международного права.

Киев уже совершил ряд военных преступлений и готов идти по этому пути дальше. При этом не имеет значения, кто ведёт себя в Донбассе подлинно зверски – иностранные наёмники или галицийские экстремисты-необандеровцы… Однако надо понимать, что последние, являясь духовными наследниками эсэсовцев из дивизии СС «Галичина» и сделав с начала 2014 года главным аргументом автомат, «коктейль Молотова» и убийства, сегодня, фактически, подчинили себе почти всё украинское общество, за исключением жителей Донбасса.

О последних далее и разговор...

Оставим пока в стороне вопрос о том, насколько легитимна и жизнеспособна Донецкая народная республика, каковы её перспективы. В конечном счёте, её судьба будет зависеть от того, будет ли в дальнейшем готово или не готово поддерживать её – поддерживать хотя бы морально — большинство населения Донбасса. Сегодня поддержка есть, но нельзя месяцами жить под минами без чётко осознанных целей, близких большинству настолько, что оно готово страдать и страдать – как это было в Великую Отечественную войну.

Выведем за скобки и то, можно ли говорить о каких-либо реальных перспективах создания на всей Украине мало-мальски открытого гражданского общества. Не надо много думать, чтобы понять, что Украина в формате «порошенко-тимошенко-ляшко» – полигон будущей трагедии. Уже сегодня поговаривают о том, что Украина-де находится под «внешним управлением», и это – не более чем эвфемизм для слова «оккупация»… В правовом смысле главный признак оккупации – отсутствие минимальных гарантий гражданских прав у населения оккупированной страны. Формально права у граждан Украины сохраняются, но Одесса уже показала, что гарантий этих прав власть дать не желает, да и не может. Не для того Америка замутила на Украине воду…

И мутит…

Однако, и не о том здесь речь, а о том, что вначале по приказам и.о. президента Турчинова, а сейчас – по приказам дубль-президента Порошенко, в Донбассе – как его ни рассматривай (хоть как две области Украины, хоть как Донецкую республику), открыто совершаются санкционированные Киевом действия с использованием тяжёлого вооружения и боевой авиации, в результате которых: а) разрушаются населённые пункты Донбасса, включая города, б) гибнет мирное население, включая детей и подростков.

Констатировав этот факт, напомню ряд сведений из международного права.

Статья 25 IV Гаагской конвенции 1907 года запрещает «атаковать или бомбардировать каким бы то ни было способом» незащищённые города, селения, жилища или строения. Согласно Дополнительному протоколу I «гражданские объекты не должны являться объектом нападения или репрессалий».

12 августа 1949 года была принята Конвенция о защите гражданского населения во время войны, Статья 18 Раздела II которой гласит, что «гражданские больницы… не могут ни при каких обстоятельствах быть объектом нападения».

В 1974 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию о защите женщин и детей в чрезвычайных обстоятельствах и в период вооружённых конфликтов, где сказано, что нападения на гражданское население и бомбардировки его, «особенно женщин и детей, которые составляют наиболее уязвимую часть населения», запрещаются и осуждаются…

Ряд можно продолжить, но – стоит ли?

Спору нет, упомянутые выше и неупомянутые документы международного права не раз нарушались, но никто не отменял те же Гаагские конвенции. Их нарушение, как нарушение и других норм международного права, особенно – в части разрушения незащищённых городов и нападений на гражданское население, как было, так и остаётся тягчайшим военным преступлением.

Напомню, далее, что международное право разделяет участников вооружённых конфликтов на две категории: комбатантов (сражающихся) и некомбатантов (не сражающихся).

Комбатанты, в соответствии с нормами международного права, – это лица, входящие в состав вооружённых сил и имеющие право принимать непосредственное участие в военных действиях. Комбатантами являются: личный состав ВС, а также партизаны, личный состав ополчений, добровольческих отрядов и организованных движений сопротивления, если они в ходе подготовки и ведения боевых действий имеют во главе лицо, ответственное за своих подчинённых, открыто носят оружие и имеют определённый и явственно видимый отличительный знак (гергиевскую ленточку, например)…

При этом международное право рассматривает в качестве комбатантов и бойцов внутригосударственного вооружённого конфликта. Только по отношению к комбатантам международное право признаёт законным применение насилия, включая высшую форму насилия – физическое уничтожение. В случае захвата в плен комбатанты пользуются статусом военнопленных, исключая лазутчиков и наёмников. Последних допустимо расстреливать.

Некомбатанты – это личный состав, не имеющий права непосредственно участвовать в военных действиях (интендантский и медицинский персонал, корреспонденты и др.) Несражающиеся (некомбатанты) не могут быть непосредственным объектом нападения противника, зато они имеют право использовать оружие, имеющееся у них, для самозащиты.

Итак, даже против несражающегося личного состава защищаемых международным правом ополченческих формирований комбатанты противника не имеют права применить насилие, даже некомбатанты Донбасса не могут быть объектом нападения.

Что уж говорить о мирном населении, о гражданских лицах?

И уж, тем, более, о женщинах, инвалидах, стариках и детях!?

Не говоря уже о превращаемых в щебень гражданских объектах, включая больницы и детские учреждения…

Всё это стало в Донбассе фактом, но как в свете этого факта не только имеет право – по букве международного права, но и обязана – уже по духу международного права, поступать Российская Федерация?

Подчеркну, что пока что плохо осознан другой прискорбный, но, увы, несомненный момент… С одной стороны, украинцы – как народ, это даже не дружественный России народ. Украинский народ – одна из ветвей триединого русского народа, состоящего из русских, украинцев и белорусов. Этот триединый народ имеет три близко родственных языка, три вливающиеся одна в другую, но – самостоятельные, культуры. Однако цивилизационная, историческая, геополитическая, политическая судьба у всех трёх ветвей едина – вне зависимости от субъективного восприятия текущей ситуации живущими поколениями трёх ветвей. Белоруссия – это «замковый камень», это оберег русского народа, но единение прежде всего России и Украины – гарантия исторического существования всех трёх ветвей русского народа.

Это всё так, но, с другой стороны, в настоящий момент, население Украины в целом (не только этнических украинцев, но и тех, кто не знает украинского языка, и даже тех, кто является этническим русским) нельзя рассматривать как дружественное России.

Основные причины здесь две…

Первая: активная информационная и идеологическая война против России и Украины, которая ведётся на Украине Западом и украинскими коллаборационистами-националистами ещё со времён «перестройки», затем – при поощрении ренегатов Кравчука и Кучмы, и затем – администрацией Ющенко-Тимошенко. Даже якобы про-московский Янукович абсолютно ничего для пресечения антироссийской деятельности Запада и нео-бандеровцев не предпринимал, и сегодня она окончательно приняла нео-геббельсовский характер.

Вторая причина: бездарная вялость России, включая вялость российского общества, которая полностью отдала инициативу на Украине Западу, при этом экономически поддерживая на Украине режимы, откровенно и официально враждебные России (режим Януковича не исключение).

В результате умы и души абсолютного большинства жителей Украины ныне забиты информационным и духовным навозом. Грустно, но – тоже факт, с которым надо считаться и который надо изживать.

Но если по отношению к народу Украины необходима интенсивная терапия – прежде всего, контр-пропагандистская, чего пока нет, то по отношению к нынешнему марионеточному «руководству» Украины необходима уже не терапия, а хирургия.

И чем быстрее, тем лучше…

Достаточно понаблюдать за поведением в европейских коридорах власти Яценюка, поведением откровенно, подчёркнуто наглым и развязным, с руками в карманах, чтобы понять, что он ощущает себя тем сопляком, за которым стоит могучий «пахан», только и ждущий, чтобы его «пацанёнка» обидели. При этом сам «пахан» – молодец лишь среди баранов, и столкнувшись с равной мощью, тут же спасует.

Так вот, признавать хотя бы де-факто Донецкую республику и уж, тем более, ставить вопрос о присоединении её после второго референдума к России, может быть, и рано. Но что надо было сделать ещё «вчера», так это ясно и определённо заявить – на уровне высшего руководства России и Федерального Собрания, что Россия не намерена далее всего лишь регистрировать факты совершения властями Украины военных преступлений вблизи границ России и против мирного населения, имеющего многочисленных родственников в России.

Россия должна заявить, что не может и дальше бездеятельно наблюдать за грубейшим попранием основополагающих норм международного права, то есть, тех норм, которые призваны обеспечить жизнь и спокойствие мирных людей на Земле. По духу, а если вдуматься, то и по букве международного права, комплекс требований по исключению насилия по отношению к гражданскому населению выше норм, регламентирующих межгосударственные отношения по разные стороны государственных границ.

Тот, кто имеет возможность пресечь насилие и не пресекает его, сам становится пособником преступлений, и Россия не желает играть подобную роль, тем более по отношению к исторически братскому народу.

Поэтому Россия предупреждает киевские власти, что отныне не потерпит любых форм насилия против незащищённых населённых пунктов и гражданского населения Донбасса. Если Киев считает свои действия в Донбассе анти-террористической операцией, то он имеет на неё право лишь в том случае, если против террористов (в трактовке Киева) используется в черте населённых пунктов исключительно лёгкое стрелковое вооружение и, как максимум, гранаты. Использование даже тяжёлого стрелкового вооружения, не говоря уже о миномётах, тяжёлой бронетехнике, ствольной и реактивной артиллерии, боевой авиации категорически недопустимо.

Допустимо – как предел – использование при операции в черте населённых пунктов техники типа БМП и т.п. без боекомплекта бортового оружия, исключительно для броневой защиты украинских комбатантов от огня донбасских комбатантов.

Государственная власть – если это государственная власть, не имеет права на применение тяжёлого вооружения для нейтрализации террористов, если это создаёт угрозу невинному гражданскому населению, не так ли? Если террористы захватывают, например, самолёт с заложниками, то власти ведь не расстреливают самолёт из орудий на том основании, что в самолёте укрылись террористы, даже если число заложников в самолёте намного меньше, чем число террористов. Так какое право имеет Киев в ходе якобы анти-террористической операции грубо, зверски, преступно пренебрегать правами гражданского населения Донбасса?

На основании таких соображений Россия просто-таки обязана категорически предупредить Киев, что если в течение 12 часов после ноты России:

а) в Донбассе не будет установлена бесполётная зона для боевой авиации и не будут прекращены полёты боевой авиации;

б) не прекратятся артиллерийские и миномётные обстрелы населённых пунктов Донбасса;

в) не будет выведена за пределы Донбасса вся тяжёлая военная техника, включая танки, миномёты, ствольную и реактивную артиллерию, боевую авиацию,

то Россия оставляет за собой право пресечь наиболее кровопролитную и разрушительную деятельность военных преступников в Донбассе любыми имеющимися в её распоряжении средствами и способами.

Конкретно имеется в виду:

– уничтожение тем или иным образом на земле и в воздухе боевой авиации, ведущей преступные военные действия;

– уничтожение тем или иным образом миномётов и ствольной артиллерии, ведущих преступные военные действия;

– превентивное уничтожение всей реактивной артиллерии, находящейся на территории Донбасса.

Ввод войск России на территорию Донбасса при этом не планируется.

Пора понять, что подобные действия России назрели и необходимы уже не из соображений гуманности даже, а из соображений перспективной внешней безопасности России. Ведь при попустительстве прежних украинских администраций Америка привела к власти на Украине уже не просто анти-российские круги, а политических бешеных собак, договариваться с которыми бесполезно – их можно и нужно политически уничтожать!

Особенно же опасно для будущего как России, так и Украины то, что бешеные собаки у власти (и в государственной власти, и в руководстве СМИ) всё активнее кусают широкие массы украинского народа и заражают его в той или иной мере политическим бешенством, более опасного толка, чем даже тотальное политическое бешенство, охватившее германскую массу перед Второй мировой войной.

И с этим пора кончать!

Безусловно, если российские штурмовики нанесут уничтожающий удар по артиллерийским позициям на горе с символическим названием «Карачун», то анти-российская истерия достигнет последнего градуса не только в Верховной Роде и на телеэкранах Киева, но и среди широкой украинской массы.

Ну и что? Лишней порцией информационного и духовного навоза в умах и душах массы станет больше, но его там и так хватает… Наоборот – скорее начнётся отрезвление и очищение…

Ответные действия Украины?

Да полно вам, коллеги, пугать себя пустыми страхами…

Ответные действия НАТО?

Глупости!

Тем более, что параллельно с нотой Украине, Россия должна поставить в положение момента истины всё политическое «мировое сообщество» и прежде всего ООН. Необходим простой и публичный вопрос российского представителя России , адресованный всей ООН в целом и каждому члену ООН в отдельности: «Что для вашей страны и народа важнее: формальный мандат, или спасённые десятки и сотни жизней мирных людей, включая детей?».

Страна, отдавшая предпочтение первому, не достойна считаться цивилизованной.

А Америка?

Америка столько раз попирала права народов, проводя жандармские карательные акции против народов и совершая военные преступления против народов за тысячи километров от территории США, что не только по высшим нормам международного права, но и с позиций прецедентного права Россия однозначно может предпринять любые меры по пресечению военных преступлений, совершаемых у российских границ. Тем более, что эти силовые меры коснутся лишь однозначных военных преступников.

Какая разница, как встретят свой карачун убийцы – от нюрнбергской петли, или от ракетного удара российских «СУшек», если этот удар спасает города от разрушения, а детей – от слёз и смерти?

Или кто-то рискнёт что-то на это возразить?

Сергей Тарасович Брезкун, профессор Академии военных наук, член-корреспондент Академии геополитических проблем, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика