Вы находитесь здесь: // Оборонные рубежи // Ненависть к стране часто ведёт к государственной измене

Ненависть к стране часто ведёт к государственной измене

ad9a522eeb Либеральная общественность подняла шум вокруг ареста жительницы города Вязьма Смоленской области Светланы Давыдовой по обвинению в государственной измене. Давыдова была задержана органами ФСБ утром 21-го января. Из Смоленской области Давыдову перевезли в Москву.

Как говорят либералы, якобы поводом для задержания стал её телефонный звонок в апреле 2014 года в посольство Украины. Давыдова пересказала сотрудникам посольства сведения, случайно услышанные ею в маршрутном такси о возможной переброске военнослужащих местной воинской части куда-то на юг — по её мнению, на восток Украины. При этом Давыдова утверждала, что эта часть ГРУ, то есть является подразделением Главного Разведывательного Управления Генерального Штаба Российской армии.

По мнению защитников Давыдовой, тем самым она якобы хотела предотвратить отправку российских военных на Украину, дабы избежать войны между двумя братскими народами. Сегодня в поддержку Давыдовой выступили многие известные деятели либеральной тусовки, вроде писательницы Людмилы Улицкой, журналиста Владимира Познера, писателя Бориса Акунина, актрисы Лии Ахеджаковой и блоггера Антона Носика. Одновременно кампанию в поддержку «жертвы произвола ФСБ» организовали многие западные и украинские СМИ...

Когда простота хуже воровства

Оговорюсь сразу — лично я не знаю, что именно произошло с этой женщиной. Для каких-то однозначных выводов надо хотя бы ознакомиться с материалами предварительного следствия, а эти материалы пока закрыты. Тем не менее, в глаза бросаются некоторые несуразности, которые ставят под сильное сомнение доводы либеральных защитников.

Прежде всего, смущает большая разница по времени — между «преступлением», случившимся ещё весной прошлого года, и арестом, который произошёл только в конце нынешнего января. Тут либо либералы откровенно лукавят, и арестовали Давыдову совсем по иному делу, нежели то, которое выносится на суд общественности, либо Давыдова действительно весной звонила в украинское посольство, что стало поводом для её длительной оперативной разработки, которая закончилась вполне обоснованным арестом.

Поэтому выдвину свою версию случившегося. По всей видимости, эта женщина действительно является убеждённой либералкой, которая привыкла видеть козни нашей власти везде, где только можно. Весной она действительно могла услышать разговор по телефону одного из местных военных, который говорил о какой-то переброске.

Скорее всего, эту воинскую часть направляли на масштабные учения, на тот момент проходивших в Южном военном округе. Вспомним, что информацией об этих учениях, которые шли практически всю весну и лето, в открытом порядке были заполнены практически все наши СМИ, да и не только наши. Учения были напрямую связаны с разгоравшимся конфликтом на востоке Украины — тогда руководство страны вплотную занялось укреплением российско-украинской границы.

Но убеждённой либералке, чья голова явно затуманена про-западной пропагандой, этого оказалось достаточно, чтобы «забить тревогу» о предстоящем военном вторжении на Украину. И она действительно могла позвонить в украинское посольство. Кстати, у Давыдовой изъяли дневник, где она называет конкретный номер воинской части и предполагаемый маршрут её передвижения. По всей видимости, это она и сообщила в посольство Украины. Между тем, сам факт такого контакта с иностранцами в нашей стране преследуется по закону — как, впрочем, и в других странах мира, где серьёзно относятся к своей национальной безопасности.

По вполне понятным причинам в посольстве заинтересовались Давыдовой — тем более о «переброске российских войск на территорию Украины» без устали вещали, да и до сих пор продолжают вещать вожди киевской хунты.

С Давыдовой мог встретиться сотрудник посольства, отвечающий за разведывательную деятельность — тоже вполне обычная практика для шпионских резидентур, существующих при посольствах. Думаю, что этот шпион быстро оценил всю несуразность информации Давыдовой — иначе бы данные о «части ГРУ» из-под Вязьмы тут же были бы обнародованы в украинских СМИ.

Но шпион учёл «идейность» дамы, потому, возможно, и предложил Давыдовой — под видом «предотвращения войны между двумя братскими народами» — собирать информацию об этой воинской части, что та и стала добросовестно делать.

А вот уже, как ни крути, и есть шпионаж в пользу иностранного государства!

Вот что говорится в заключении специалистов оперативного Управления Генерального штаба Вооружённых сил России:

«Предоставленные Давыдовой сведения являются достоверными и представляют государственную тайну со степенью секретности „секретно“. Указанные сведения, предоставленные органам Украины, могли быть использованы против безопасности РФ, в частности, поставить под угрозу проведение мероприятий по усилению государственной границы с Украиной».

Авторы статьи «Государственная измена: 5 заблуждений о деле Давыдовой», опубликованной в интернете, так поясняют ущерб, который могла нанести государству эта дама:

«Летом наша приграничная территория подвергалась постоянным артиллерийским обстрелам с украинской стороны – были и разрушения, и погибшие. Таким образом, дело приобретает совсем другой оборот – фактически Давыдова становится соучастницей военных преступлений Украины на российской границе».

Не исключено, что все контакты Давыдовой с посольством, которые наверняка были не единичными, с самого начала фиксировались службой наружного наблюдения ФСБ. Чекисты какое-то время наблюдали за связью между этой дамой и посольством Украины, после чего приняли решение об аресте — возможно, к началу этого года дело зашло уже слишком далеко...

Впрочем, это только моя версия. Думаю, что ближайшее время покажет, насколько она верна

Предатель, он и в Африке предатель

Не исключаю, что, помимо твёрдой либеральной антироссийской «идейности», имеется ещё одна существенная причина, по которой Давыдова могла пойти на преступление. В её дневнике есть весьма любопытная запись:

«Мои взгляды рано или поздно могут привести к репрессиям. Я многодетная мать, ухудшается законодательство, права человека на выражение мысли, рано или поздно могу столкнуться с открытым насилием против мое семьи — все бандиты, кто сейчас в Украине, вернутся в Россию и продолжат мракобесие. Хотелось бы попросить политубежище (выделено мной — авт.)».

Вот так! Вся эта игра в либеральные идеи и в «желание помочь Украине» сводятся, похоже, лишь к одному по-настоящему искреннему желанию — побыстрее свалить из страны. Понятно, что просто так уехать не интересно, да и вряд ли кто за границей охотно примет такую беженку. Другое дело — уехать как «враг Путина», как человек, который пытался «предотвратить российское военное вторжение».

С учётом новой холодной войны тут не только могут предоставить убежище, но и существенно помочь материально!

А ведь такое в нашей истории было и не раз. Помните сюжет романа Александра Солженицына «В круге первом»?

Конец 40-ых годов, высокопоставленный советский дипломат Иннокентий Володин звонит в посольство США и сообщает о том, что советской разведкой готовится похищение сведений, касающихся производства атомной бомбы. Работники МГБ, прослушивающие телефоны посольства, записывают разговор на магнитную ленту, после чего начинается сложная работа по вычислению предателя...

Любопытно, но Володин, судя по тексту романа, жил настоящим барином: отдельная квартира в центре Москвы, персональное авто, поездки за границу и прочие блага жизни высокопоставленной номенклатуры, недоступные простому советскому человеку. Почему же он пошёл на предательство?

Оказывается, по «идейным соображениям». Ему, видите ли, не нравится власть коммунистической партии, его постоянно подзуживает родной дядя, старый антисоветчик, считающий, что коммунистам ну никак нельзя обладать атомной бомбой, иначе «миру конец».

Володин по случаю и Герцена припоминает, который-де считал, что любовь к Родине вовсе не обязательно должна распространяться на правительство. А когда о проступке Володина узнаёт другой герой романа, инженер Глеб Нержин (прототип самого Солженицына), то и он ищет для предателя оправдания — может, у дипломата, мол, не было другого способа для выражения своего отношения к режиму.

Автор, таким образом, подводит нас к мысли о том, что понятие патриотизма не может быть однозначным и что никакой измены «преступному государству» просто быть не может!

На все эти доводы так и хочется сказать словами великого Станиславского: «Не верю!»

Во-первых, предательство оно и есть предательство, какими бы высокими материями оно не прикрывалось. И нечего здесь Герцена впутывать – великий русский мыслитель, говоря о своей оппозиции правительству, вовсе не имел в виду гнусной и банальной антигосударственной измены.

Во-вторых, Солженицын должен был знать, что создание советской атомной бомбы позволило предотвратить глобальную ядерную катастрофу. Поскольку именно американцы, а вовсе не коммунисты в конце 40-х годов готовились к атомной войне, используя своё монопольное обладание таким видом оружия (об этом сегодня опубликованы десятки документов). Советская бомба резко охладила воинственный пыл США и не позволила развязать Третью мировую войну.

На этом фоне поступок Володина, пытающегося провалить советскую атомную программу, выглядит особенно омерзительным – фактически он способствовал ядерному нападению на собственную страну. А оправдание Володина со стороны автора романа выглядит рассчитанным на очень уж наивную публику…

Предателя, как известно по роману, вычислили по прибору анализа голосовых звуков, который по заказу контрразведки был создан репрессированными инженерами одной из научных «шарашек»...

Как оказалось, сюжет романа был отнюдь не фантазией Солженицына. О настоящей подноготной этой истории поведал в своих мемуарах инженер Лев Копелев, сидевший с Александром Иасеевичем (в романе он выведен под именем Льва Рубина).

Копелев вспоминает, что действительно, где-то в 1949 году чекисты зафиксировали целых три звонка в американское посольство (ещё один – в посольство Канады). Все звонки касались нашего атомного шпионажа. Они были записаны, переданы в «шарашку» и с помощью тамошних инженеров тщательно обработаны. Предателя, сотрудника МИДа, выявили очень быстро.

Как отмечает Копелев, все узники «шарашки» презирали этого человека, именовали его «гадом», «сукой», «блядью» и прочими нелестными прозвищами. А непосредственный начальник Копелева сказал о предателе следующее: «Обыкновенный пижон. И чего ему не хватало?! Должен был ехать в Канаду, работать в посольстве на ответственной должности. А полез в шпионы. Засранец!»

Скорее всего, сей номенклатурный дипломат желал просто-напросто «дёрнуть» из неуютного Советского Союза на сытый благополучный Запад. Но чтобы выглядеть перед своими будущими хозяевами благопристойно, решил перед побегом «набить себе цену». Поступок этот, надо сказать, заурядный, так всегда поступали многие предатели, бежавшие на Запад.

Почему же Солженицын решил обосновать поступки предателя некими «идейными метаниями»? Хотя никаких убедительных идейных метаний этого человека в романе не заметно. Любопытно, что, согласно воспоминаниям Копелева, реальный Солженицын, в отличие от литературного Нержина, вполне разделял презрительное отношение к предателю и принимал деятельное участие в создании прибора анализа голосовых звуков для разоблачения этого человека.

Возникает закономерный вопрос – когда же Солженицын кривил душой: в «шарашке» или когда писал свой антисталинский роман? Впрочем, вряд ли сам Александр Исаевич смог бы ответить на этот вопрос — ибо он прошёл сложную и не очень красивую эволюцию: от неравнодушного человека, искренне протестовавшего против властного произвола, до человека, ставшего отрицать саму нашу государственность (потому и пытался оправдать государственную измену номенклатурного ублюдка).

... Конечно, в степени нанесения ущерба стране не стоит равнять дипломата Володина с домохозяйкой Давыдовой — слишком разный у них статус. Но суть и причины их измены зеркально похожи — выбраться из родной страны любой ценой, даже ценой безопасности своей Родины. Кстати, и защитники у них схожи — у Володина Солженицын, а у Давыдовой целая свора либеральной богемы, которая ради собственных убеждений готова оправдать любые преступления...

И кто после это скажет, что у нас в России нет антинациональной пятой колонны?!

Иван Шмаков, специально для «Посольского приказа»

.

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика