Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // О разрушителях послевоенной Европы и о так называемых «жертвах Ялты»

О разрушителях послевоенной Европы и о так называемых «жертвах Ялты»

winston_churchill11В чём только Запад сегодня не обвиняет Россию! Наверное, нет таких мировых грехов, которые бы не навешали на нашу страну.

Особо в этом плане стоит тема присоединения Крыма и войны на Донбассе – тут нас дружно обвиняют во внешней агрессии по отношению к Украине...

Тон задают прежде всего «специалисты» из Прибалтики и Польши, которые в последнее время буквально «разродились» сотнями публикаций о том, что русские нарушили равновесие, которое существовало в Европе после Второй мировой войны. Мол, на протяжении 70 лет всё было спокойно, все соблюдали послевоенные договорённости о незыблемости государственных границ, но однажды русские во главе со «злодеем Путиным» через Украину учинили настоящую общеевропейскую смуту, которая якобы может закончиться чем угодно, даже Третьей мировой войной...

Когда я читаю эти утверждения, то поневоле вспоминаю один завет небезызвестного доктора Геббельса, который однажды цинично сказал о том, что ложь, сказанная много раз, становится правдой, и в неё начинают верить.

Думаю, что как раз из этих принципов и исходит вышеуказанная антироссийская пропаганда.

Поляк, знай своё место

Ровно 70 лет назад, в феврале 1945 года, в крымской Ялте начала работу международная конференция стран антигитлеровской коалиции, о которой сегодня очень не любят вспоминать на Западе. На этой встрече западный мир, как и на предыдущей конференции в Тегеране, был вынужден пойти на существенные уступки Советскому Союзу, фактически наступив на горло собственным амбициям и гордыне.

Советский триумф стал возможным отнюдь не благодаря тому, что наша страна несла на своих плечах главную тяжесть войны – западникам на это было плевать, наоборот, им даже было выгодно, что немцы и русские убивают друг друга в очень больших масштабах. Просто без советской военной мощи Запад никогда бы не смог одержать победу во Второй мировой войне.

Нацистская Германия хоть и потерпела ряд военных поражений, но была ещё довольно сильна – буквально в канун Ялты немцы провели успешное контрнаступление в Арденских горах, которое едва не закончилось полным разгромом англо-американских войск на Западном фронте. Кроме того, без советской помощи армия США была не в состоянии разгромить Японию, которая успешно оборонялась от американцев.

Поэтому западные союзники были вынуждены идти на большой компромисс с русскими. Этот компромисс, достигнутый на конференции в Ялте, и стал основой для послевоенного европейского устройства, о котором ныне так озаботились западные русофобы...

Как пишет один историк:

«Все решения Ялты в общем и целом касались двух проблем. Во-первых, требовалось провести новые государственные границы на территории, ещё недавно оккупированной Третьим рейхом. Одновременно нужно было установить неофициальные, но общепризнанные всеми сторонами демаркационные линии между сферами влияния союзников – дело, которое было начато ещё на Тегеранской конференции 1943 года.

Во-вторых, союзники осознавали, что после исчезновения общего врага вынужденное объединение Запада и СССР потеряет какой-либо смысл, а поэтому следовало создать процедуры, гарантирующие неизменность проведённых на карте мира разграничительных линий».

Это выразилось в создании сфер влияния между системой социализма и системой капитализма – Советский Союз по результатам переговоров в Ялте получал в свою сферу Восточную и часть Центральной Европы, Запад же брал на себя всё остальное.

Поэтому, когда те же западники кричат о «пагубности» пакта Молотова-Риббентропа 1939 года, определившего зоны разграничения влияния между Советским Союзом и нацистской Германией, они забывают, что точно по такому же принципу Британия и США спокойно пошли на сделку с СССР в Тегеране и в Ялте!

На Ялтинской конференции, помимо всего прочего, широко обсуждался и так называемый польский вопрос. Можно сказать, Запад именно тогда официально признал вхождение Западной Украины и Западной Белоруссии в состав Советского Союза, случившееся в 1939 году, и установление восточной польской границы по реке Западный Буг.

Но чтобы не обидеть поляков, было принято предложение британского премьера Уинстона Черчилля о том, что территориальные потери Польши на востоке будут удовлетворены за счёт Германии – земли в Силезии, Померании и Восточной Пруссии. Это положение было прописано ещё на конференции в Тегеране, зимой 1943 года. В Ялте же детально определили западные польские границы.

Поляки, которых тогда официально представляло эмигрантское правительство в Лондоне, заняли довольно интересную позицию! От немецких земель на своих западных рубежах они не отказывались, но при этом активно протестовали против «советской аннексии» западно-украинских и белорусских земель. Однако их быстро поставили на место. Нет, даже не Сталин, а британские союзники. Премьер Черчилль, который всегда глубоко презирал польских политиков, считая их полными недоумками, тогда прямо сказал:

«Без войск советских армий Польша была бы полностью уничтожена или низведена до рабского положения, а сама польская нация стёрта с лица земли. Но доблестные русские армии освобождают Польшу, и никакие другие силы в мире не смогли бы этого сделать...

Они (поляки) должно быть очень глупы, воображая, что мы собираемся начать новую войну с Россией ради польского восточного фронта. Нации, которые оказались не в состоянии защитить себя, должны принимать к руководству указания тех, кто их спас и кто представляет им перспективу истинной свободы и независимости».

Как известно, все польские установки Ялтинской конференции в полной мере были выполнены и действуют до сих пор. Поэтому, когда нынешние польские политики громко кричат о «советских захватчиках», якобы оккупировавших «исконно польские земли», им всегда стоит периодически напоминать, что вся нынешняя западная Польша появилась именно в результате советско-западных договорённостей на Ялтинской конференции 1945 года. Если не согласны, то пусть тогда возвращают западную Польшу Германии...

Большое значение Ялтинская конференция имела и для создания международной системы безопасности. Именно на конференциях победителей в Тегеране и Ялте и на других промежуточных переговорах была сформирована идеология Организации Объединённых Наций. Было условлено, что в основу деятельности ООН при решении кардинальных вопросов обеспечения мира будет положен принцип единогласия великих держав – постоянных членов Совета Безопасности, имеющих право вето.

Мало того, Сталин добился согласия партнёров на то, чтобы в числе учредителей и членов ООН был не только СССР, но и как наиболее пострадавшие от войны Украинская ССР и Белорусская ССР. И именно в ялтинских документах появилась дата «25 апреля 1945 года» – дата начала конференции в Сан-Франциско, которой было предназначено выработать Устав ООН...

Таким образом, роль Ялтинской конференции переоценить очень трудно! Она не только закрепила военные победы Советского Союза, но и заложила фундамент того порядка, который на протяжении десятилетий удерживал прочный мир в Европе.

Пациент скорее мёртв

Однако Запад никогда не хотел мириться с тем, что наша страна в результате Ялты и других конференций стран антигитлеровской коалиции стала одной из ведущих держав планеты. Борьба, направленная на подрыв этих договорённостей, началась буквально сразу после Второй мировой войны.

Так, в Ялте союзники договорились после войны разделить Германию на четыре оккупационные зоны – под эгидой СССР, Британии, США и Франции. В дальнейшем предполагалось объединить эти зоны в единую Германию, которая должна была стать демократическим, нейтральным государством, без какой-либо военной промышленности и самостоятельных вооружённых сил.

Однако в конце 40-х годов западники, в одностороннем порядке, объединили свои зоны, на территории которых 23-го мая 1949 года была образована Федеративная Республика Германия. Это было не просто чётко ориентированное на США государство – оно стало соучредителем антисоветского военного блока НАТО, здесь стала возрождаться военная промышленность, а политической элитой стали бывшие функционеры гитлеровского Третьего рейха. К примеру, 90% офицеров полиции и спецслужб ФРГ во время войны служили либо в германской военной разведке Абвер, либо в зловещем гестапо...

Вот такое получилось «нейтральное демократическое государство», где Коммунистическая партия на долгое время была объявлена вне закона!

Поэтому в ответ – на территории своей оккупационной зоны – Москва была вынуждена пойти на образование социалистической Германской Демократической Республики...

Но образование ФРГ стало только началом западной ревизии итогов войны!

Настоящий удар по Ялтинской послевоенной системе был нанесён в момент крушения Советского Союза. Германия объединилась, но вовсе не на равноправных условиях слияния двух немецких государств, а чётко под эгидой ФРГ – причём все, кто занимал хоть какую-либо видную должность в ГДР, стали грубо преследоваться по политическим мотивам.

Прибалтийские и иные бывшие советские республики получили самостоятельность, зачастую игнорируя мнение Москвы. Делалось это примерно так – местные националисты через подручные парламенты провозглашали свой суверенитет, затем Запад давил на таких предателей, как Горбачёв и Ельцин, которые покорно подписывали признание самостоятельности новых государств.

Но самое вопиющее творилось на территории Югославии – здесь Запад мнением югославского руководства не интересовался вообще! Официальному Белграду просто ставился ультиматум – признать независимость Хорватии, Боснии или Македонии. В противном случае следовали угрозы санкций или даже открытое военное вмешательство.

В итоге, такого государства, как Югославия, которое когда-то было официально признано всеми странами антигитлеровской коалиции, на сегодняшний день не существует. Впрочем, не существует и Советского Союза, как одного из учредителей ООН и гаранта послевоенной стабильности в Европе и во всём остальном мире.

Поэтому говорить сегодня о какой-то там незыблемости послевоенного устройства – просто смешно! Это устройство уже давно разрушено усилиями Запада.

Наверное, для новых гарантий любых государственных границ в глобальном масштабе нужна новая конференция, подобная Ялтинской. А пока её нет, Россия в зоне влияния своих интересов (прежде всего на бывшем советском пространстве) вольна делать всё, что ей угодно. Вплоть до полной ликвидации некоторых явно не состоявшихся государственных образований, вроде нынешней Украины...

Жертвы, которых не было

Разберёмся ещё с одной проблемой Ялты, о которой очень любят поговорить и на Западе, и наши доморощенные антисоветчики. На этой конференции было заключено соглашение по взаимной репатриации на родину военных и гражданских (то есть перемещённых) лиц, освобождённых (пленённых) на территориях, занятых союзниками. В эту категорию попадали не только люди, насильно угнанные в нацистскую Германию, но и те советские граждане, которые активно сотрудничали с немецкими оккупантами — бывшие бургомистры, полицаи, власовцы и прочие коллаборационисты. То есть, предатели Родины!

Вот их-то — и пленных, и власовцев — разного рода антисоветчики оптом считают «невинными жертвами Ялты», которые с согласия западных союзников якобы попали под маховик «страшных сталинских репрессий» — мол, всех этих людей, после вывоза в Советский Союз, в массовом порядке без суда и следствия расстреливали или отправляли в ГУЛАГ на длительные лагерные сроки. ...

Как же всё обстояло на самом деле?

По данным известного российского историка Виктора Земскова, к началу 1946 года из Германии и других западных стран было репатриировано 4 199 488 советских граждан (2 660 013 гражданских и 1 539 475 военнопленных), по самым разным причинам оказавшихся во время войны за пределами Родины — кто-то был в плену, кого угнали на работы в Германию, ну а кто-то ушёл с немцам сам, по доброй воле. Все они проходили проверочные мероприятия в специальных фильтрационных пунктах и лагерях НКВД. Как следует из архивных материалов, после нескольких месяцев проверки свыше 80% репатриированных были отпущены домой или вновь призваны в ряды Советской армии. А вот порядка 1,76% гражданских лиц и 14,69% бывших военнослужащих были задержаны органами госбезопасности для дальнейшего разбирательства как установленные немецкие пособники.

Что же получается? А получается то, что ни о каких массовых бессудных репрессиях не может идти и речи! Как показывает практика, сотрудники сталинских правоохранительных органов старались разбираться с каждым человеком персонально, и разбираться строго по существовавшим на тот момент законам. Конечно, нельзя отрицать того, что часть невинных людей во время проверок всё же пострадала. Особенно это касалось наших солдат, побывавших в немецком плену, Увы, в те времена само отношение к бывшим пленным было далеко не самым лучшим, и одно время сам факт сдачи в плен рассматривался как прямое доказательство измены Родине.

Кроме того, надо признать, что далеко не все должностные лица того тяжёлого послевоенного времени, призванные проводить фильтрационные и иные проверки, добросовестно относились к выполнению своих обязанностей, а порой и просто занимались подтасовкой рассматриваемых дел, дабы сделать себе карьеру на «разоблачённых изменниках».

Да, повторю, было и такое — грубая и несправедливая ломка человеческих судеб. Но согласимся и с тем, что такие вещи случаются и в наше демократические и вполне мирное время. И не только в нашей родной стране — видимо, совершенная и абсолютно объективная правоохранительная система остаётся для человечества пока не осуществимой мечтой.

И всё же самое главное заключается в том, что никакой целенаправленной политики советского государства, направленной на организацию массовых репрессий в отношении репатриантов, прибывших после войны из разгромленной Германии, никогда не было!

«Бедные, бедные»  власовцы

А теперь подробнее поговорим о судьбе установленных изменников Родины. Сотрудники госбезопасности делили коллаборационистов как бы на две категории. Первые — это так называемый активные пособники, кто страшно зверствовал на оккупированной территории вместе с немецкими оккупантами и дослужился у нацистов до высоких чинов. Вот этих людей государство действительно жёстко преследовало! Было даже введено понятие «государственный преступник». Попавших под такую категорию — в зависимости от тяжести совершённых преступлений — либо приговаривали к расстрелу, либо им давали серьёзные сроки заключения — от 10 до 25 лет лагерей. Впрочем, и здесь в каждом отдельном случае органы госбезопасности старались разбираться объективно и беспристрастно.

Но большинство коллаборантов относилось к так называемым пассивным пособники. Речь идёт о тех, кто пошёл на услужению к врагу либо по принуждению, либо от безвыходного положения, либо по каким-то иным объективным причинам.

К пассивным изменникам главным образом причислялись люди из обслуживающего персонала различных немецких учреждений (переводчики, уборщицы, врачи, медсёстры, рабочие и т.д.). Волею судьбы оказавшись на оккупированной территории, они, чтобы элементарно выжить, были вынуждены пойти работать на оккупантов. И действительно, какой, к примеру, выход был у многодетной матери, если она ради пропитания своих детей нанялась уборщицей в немецкую комендатуру? Или у простого крестьянина, коего оккупанты под страхом жестокого наказания заставляли сдавать выращенный урожай на нужды германской армии?

Как заметил по этому поводу видный историк из Великого Новгорода Борис Ковалёв, оккупация уже сама по себе толкала мирных жителей на ту или иную форму сотрудничества с врагом.

Ещё к этой категории «вынужденных» пособников относили рядовых полицаев, солдат власовской армии, не запятнавших себя активной службой врагу и не участвовавших в злодеяниях нацистского режима. Сюда же причислялись и «добровольные помощники» немецких вооружённых сил (по-немецки «хильсвиллиге», в сокращённом варианте «хиви»). Речь идёт о тех наших военнопленных, которые в силу бесчеловечных условий немецких лагерей соглашались идти на различные работы во вспомогательные подразделения вермахта — они служили в немецких воинских частях шоферами, поварами, механиками, просто подсобными рабочими.

Дело одного из таких «хиви» сегодня хранится в фондах Государственного архива Нижегородской области.

Это некий Д.Ф. Недорезов, бывший красноармеец, попавший плен летом 1941 года. Через два года, в апреле 43-го, в качестве «хиви» немцы завербовали его в Гатчинском лагере для военнопленных под Ленинградом — Недорезов стал служить механиком по ремонту машин в 24-ой немецкой дивизии. Вместе с солдатами этой дивизии он был пленён нашими войсками во время капитуляции германской Курляндской группировки в Прибалтике.

Вот что он рассказал о себе на допросе в советской контрразведке:

«ВОПРОС. Расскажите содержание обязательства, которое Вы давали и подписывали немцам при вступлении в немецкую армию?

ОТВЕТ. Весь текст данного мною немцам обязательства я теперь по памяти не восстановлю, но помню, что в обязательстве было указано: «Я, русский военнопленный, вступая добровольно в немецкую армию, обязуюсь честно служить в немецкой армии и добросовестно выполнять все указания немецкого командования». Данное мной обязательство я, находясь в немецкой армии, честно выполнял...

ВОПРОС. Какое Вы получали довольствие, находясь в немецкой армии?

ОТВЕТ. В немецкой армии я получал довольствие наравне с немецкими солдатами, хлеба 700 гр., 200-150 гр. масла, кофей, колбасу, иногда мёд, это утром и вечером, а днём горячий обед из общей кухни с немцами. Кроме того за службу в немецкой армии нам платили денег 27,5 марки в месяц, на которые получали продукты дополнительно к пайку и другие необходимые вещи.

ВОПРОС. Как вы были обмундированы?

ОТВЕТ. Мы были обмундированы в форму немецкого солдата, как-то: в ботинки, немецкую суконную шинель, в суконный френч, брюки, в немецкую пилотку и нательное бельё...

ВОПРОС. Какое оружие было на вооружение немецкой авточасти, в которой Вы добровольно служили?

ОТВЕТ. У нас на вооружении немецкой части были винтовки и пулемёты, другого оружия у нас не было...».

Как же наши власти поступали с такими людьми? Гражданских лиц после дополнительной проверки обычно сразу отпускали домой. Правда, при этом их ставили на особый учёт и внимательно следили за их дальнейшей жизнью. Мало того, специальными циркулярами и всевозможными закрытыми партийными постановлениями этих людей не разрешалось повышать по службе, им вообще всячески препятствовали в осуществлении любого рода служебной карьеры. По этому поводу в 1947 году на 29-ом пленуме Горьковского обкома ВКП (б) даже специально поднимался вопрос. Так, один из участников пленума в своём выступлении отметил следующее:

«Бдительность у нас ещё не стала важнейшим законом всей нашей работы, ещё не стала повседневным правилом поведения каждого работника, каждого коммуниста как на службе, так и в быту. До сего времени на наши заводы и предприятия, в советский аппарат и в другие учреждения берут непроверенных людей и этим вредят нашему государству...».

Выступавший как раз имел в виду тех наших граждан, кого во время войны уличили в сотрудничестве с немецкими оккупантами...

С одной стороны, несправедливость такого положения дел была очевидна — человек вроде бы формально не осужден и потому никто не должен ему мешать нормально трудиться и жить. Но с другой стороны, надо понять и жестокую логику того времени.

Страна, едва закончив одну войну, тут же окунулась в новое противостояние, теперь уже на фронтах холодной войны. А это противостояние в любой момент могло обернуться настоящими боевыми действиями. В таких условиях любой бывший пособник нацистов автоматически рассматривался как потенциальный представитель «пятой колонны».

И действительно, кто мог дать гарантию, что человек, давший слабину в Великую Отечественную, не может аналогично поступить уже в новой войне? А что будет, если при этом он будет занимать важный и ответственный пост в нашем государстве?

Да, ситуация сложилась очень спорная и неоднозначная, её можно критиковать и осуждать. Но всё же, повторяю, своя логика здесь есть, и её просто обязан учитывать любой исследователь прошлого. Иначе мы никогда не поймём ход нашей и без того непростой отечественной истории...

Что же касается военных — власовцев и «хиви», то их обычно судили по части первой 58-ой статьи тогдашнего Уголовного Кодекса — государственное преступление, совершённое советскими военнослужащими. Ведь согласитесь, что осужденные не просто согласились сотрудничать с врагом, выйдя из лагеря военнопленных, но ещё и одели чужую форму, получили в свои руки оружие и дали клятву на верность нацистской Германии. А это, как ни крути, есть прямое нарушение советской воинской присяги!

По мнению российского военного историка Александра Дюкова репрессивная политика по отношению к изменникам Родины прошла как бы несколько этапов:

«Эта политика с течением времени существенно смягчалась и становилась всё более дифференцированной. Рядовой сформированного оккупантами какого-нибудь полицейского батальона в 1942 году арестовывался и был строго судим за измену Родине; в 1944 году точно такой же рядовой полицейский подвергался проверке на тех же основаниях, что и вышедший из окружения красноармеец, после чего направлялся на работу в народное хозяйство или призывался в Красную Армию. Однако если рядовой-коллаборационист при приближении Красной Армии ушёл вместе с немцами и был впоследствии репатриирован обратно в СССР, то он направлялся в ссылку сроком на шесть лет».

То есть, изменников в большинстве случаев отправляли вовсе не за колючую проволоку в ГУЛАГ, а на всевозможные народные стройки, включая сюда и восстановление разрушенного войной хозяйства. Жили они в спецпоселениях, где нередко пользовались полной свободой передвижения.

Вот характерное свидетельство живущего в Карелии писателя и краеведа Е.Г. Нилова:

«Власовцев привезли в наш район вместе с военнопленными немцами и разместили их в тех же лагерных пунктах. Странной был у них статус — и не военнопленные, и не заключённые. Но какая-то вина за ними числилась. В частности, в документе одного такого жителя значилось: «Направлен на спецпоселение сроком на 6 лет за службу в немецкой армии с 1943 по 1944 год рядовым». Но жили они в своих бараках, за пределами лагерных зон, ходили свободно, без конвоя».

Примерно такую же картину довелось наблюдать и советскому журналисту Юрию Сорокину, который ребёнком в 1946 приехал в Кузбасс, куда его мать завербовалась на работы в шахты. Здесь же работали и те, кто был признан изменником Родины:

«Жили власовцы по тем временам с излишеством, по два-три человека в комнате 12-15 кв. метров. После нашего приезда их уплотнили — один барак отдали нам. Жизни предателей абсолютно ничем не отличалась от нашей жизни. Работали они, как и все, в зависимости от состояния своего здоровья, кто под землёй, кто на поверхности. Продуктовые карточки у нас были одинаковые, зарплата — по труду, нормы выработки и расценки были едины для всех работающих. Власовцы свободно передвигались по городу, при желании могли съездить в соседний город, сходить в тайгу или за город отдохнуть. Единственное, что их отличало от других — они были обязаны сначала раз в неделю, потом — раз в месяц отмечаться в комендатуре. Через некоторое время и это отменили. Власовцы могли обзаводиться семьями. Холостякам разрешали вступать в брак, а женившимся — вызывать семьи к себе. Помню, как в наших бараках стало тесно, и во дворах зазвенели детские голоса с говором ставропольских, краснодарских, донских жителей. Да и не только их...».

Тот же «хиви» Недорезов, к примеру, был отправлен в составе рабочей команды на Норильский комбинат, где работал в качестве слесаря. Уже в 1947 году его отпустили домой. Большинство же немецких «помощников» были освобождены к 1952 году, причём в анкетах за ними не значилось никакой судимости, а время работы в спецпоселениях зачли в общий трудовой стаж.

А спустя ещё три года, в 1955-ом, вышел Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР, даровавший полную амнистию всем пассивным пособникам, в том числе и тем, кто после войны не пожелал возвращаться домой и остался жить за границей.

Эти люди были полностью реабилитированы, им полностью возвратили все гражданские права советских граждан...

Так что все причитания о «невинных жертвах Ялты» являются таким же довольно гнусным мифом, как и миф о России, «разрушительнице послевоенного порядка в Европе».

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика