Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Так что же подтолкнуло католиков и православных к сближению?

Так что же подтолкнуло католиков и православных к сближению?

509 Честно признаюсь, я поначалу не хотел затрагивать тему встречи Папы Римского Франциска и Патриарха всея Руси Кирилла, которая 12-го февраля произошла на Кубе. Хотя это встреча действительно историческая — ведь речь идёт о прямых контактах между главой Римско-католической церкви и церкви Православной. И случилось это впервые за тысячу лет!

Однако, во-первых, я не разделяю восторгов, которыми многие наши СМИ эту встречу обставили. На самом деле это пока только попытка сближения двух главных церквей христианского мира. И насколько глубоко зайдут начавшиеся контакты, не скажет сегодня никто — по этому поводу пока можно выразить лишь острожный оптимизм.

Во-вторых, на нашем сайте тему Православия и Католицизма мы затрагивали не раз и не два...

Тем не менее, многие читатели обратились ко мне лично высказать свою точку зрения на это событие. Поэтому я решил откликнуться, в том числе повторив и многое из того, о чём писал раньше...

Начну с позиции зарубежных скептиков, особенно из числа украинских и польских русофобов, которые всячески пытаются принизить значимость встречи. Они сегодня, словно под копирку, дружно говорят о том, что ничего, мол, особенного не произошло. Ведь Патриарх Кирилл не является главой всех православных граждан, а лишь возглавляет Русскую Православную церковь. И потому это была встреча главного католика с одним из православных иерархов.

Но на самом деле это далеко не так.

Мне лично довелось побывать в целом ряде стран, где сильно православие – от святынь Иерусалима до церковных подворий Сербии. Посещал и резиденцию Вселенского Патриарха в Стамбуле – формального главы всех православных людей. Так вот, могу утверждать смело – всё это существует во многом лишь благодаря мощной поддержке Русской Православной церкви, от материальной до духовной. Поэтому наша церковь, по сути, является главной в православном мире, и от её позиции вообще зависит вся его устойчивость!

Поэтому встречу на Кубе действительно можно рассматривать именно как историческую встречу Католицизма и Православия, которая, возможно, станет для всех христиан переломной...

Единая христианская церковь раскололась в середине XI века, в 1054 году, когда Римский папа и Константинопольский патриарх взаимно прокляли друг друга. Формально речь шла о некоторых чисто церковных обрядах, которые толковались православными и католиками по-разному. И, чего уж там греха таить, это ещё во многом была и сугубо светская политическая борьба за души (а значит и кошельки) прихожан конкурирующих между собой церковных иерархов.

Впрочем, самое главное расхождение заключается в том, что католицизм требует признать одного из многих христианских епископов – римского – самым главным, по сути,  божьим наместником на земле и к тому же абсолютно во всём непогрешимым.

Причём это утверждение католики всегда пытались доказать православным грубой силой!

О настоящей войне как против России, так и против православной веры, которую на протяжении столетий вёл Ватикан, можно написать целые книги. О многочисленных крестовых походах рыцарей Ливонского ордена на Русь, о тотальном разрушении православного Константинополя западными крестоносцами в 1204 году – по данным британских историков, этот разгром, учинённый потомками «рыцаря Роланда и короля Артура», был более варварским и чудовищным по своим последствиям, чем захват города турками-османами, случившийся двумя столетиями позднее.

Креста на них нет

Очень агрессивно вела себя Католическая церковь в годы Второй мировой войны, особенно на территории Югославии. Здесь с молчаливого согласия Римского престола и при содействии Гитлера в одной из югославских республик – Хорватии – в 1941 году власть захватили фашисты из организации усташей (повстанцев-националистов).

Примечательно, что усташи числили себя ревнивыми сторонниками католической веры. В руководстве усташской партии значились практически все местные католические иерархи во главе с архиепископом Алоизом Степинцем. О том, что творили эти «добрые католики» можно прочитать в книге итальянского историка Марка Аурелио Ривели «Архиепископ геноцида: монсеньор Степинац, Ватикан и усташская диктатура в Хорватии 1941-45 г.г». То, что автор — итальянец и католик, лишний раз гарантирует его беспристрастность, поскольку избавляет его от нареканий в возможной национальной и конфессиональной предвзятости.

Книга рисует жуткий облик настоящих изуверов в рясах, которые занимались физическим истреблением всех некатоликов в Хорватии и в Боснии. Усташи организовали для неугодных лагеря смерти, комендантами некоторых из них были поставлены католические монахи. Перед творимыми там зверствами порой бледнеют даже ужасы нацистских концлагерей. Диакон Владимир Василик в своей аннотации справедливо пишет:

«Читать эту книгу тяжело. Не потому, что она написана тяжёлым языком, напротив, стиль автора ясен и понятен… Страшны те факты, которые излагает автор. 700 000 умерщвленных хорватами только в концлагере Ясеновац. Из них 500 000 — православные сербы. Остальные — евреи, цыгане.

Ясеновац — не единственный лагерь. Был еще лагерь в Жадовно, где по различным подсчётам было убито от тридцати пяти до семидесяти пяти тысяч человек. Около семидесяти тысяч человек (в основном женщины) было уничтожено в Старой Градишке — отметим, что в числе охранниц там служили католические монахини. Нельзя упомянуть и о лагере в Слано на острове Паго, где усташи уничтожили около десяти тысяч сербов. И это лишь несколько из десятков хорватских лагерей, где сербы подвергались планомерному истреблению.

И как их убивали! Кто-то умирал от голода, непосильного труда, эпидемий. Кого-то расстреливали. Но значительную часть умертвили холодным оружием — взрезали горло специальными ножами — „серборезами“, разбивали головы молотами, отрезали руки, ноги, пальцы, уши, губы, выкалывали глаза, женщинам отрезали груди.

Глава „Независимого Государства Хорватия“ Анте Павелич однажды показал итальянскому корреспонденту целую корзину, наполненную чем-то слизистым. „Это устрицы?“ — спросил его корреспондент? „Нет, — с доброй улыбкой ответил Павелич, — это сербские глаза, двадцать килограмм, дар моих верных усташей“ (Ривели. Архиепископ геноцида. с.66). Упоминания о таких корзинах встречаются неоднократно. Например, рассказы о том, как один усташ носил бусы из сербских глаз, а другой — ремень, с которого свисали сербские языки (Там же, с. 103). Некоторых сербов принуждали пить ещё тёплую кровь их зарезанных родственников, а затем резали и их...

Отметим, что Павелич был благочестивым католиком, даже в изгнании в Аргентине он каждый день слушал мессу. Хорватское государство он мыслил как католический бастион, противостоящий Православию, исламу и коммунизму. Он неуклонно боролся за традиционные католические ценности и именно апеллируя ими призывал своих сподвижников к безжалостности: „Мы не имеем права быть гуманными“...

Идеологию усташей и их главы лучше всего охарактеризовать как клерикальный фашизм. Усташи до войны экстремистскими способами стремились к полной независимости Хорватии от единой Югославии, а достигнув её, объявили гражданами только арийцев — хорватов и немцев, а всех прочих (сербов, евреев, цыган) — только собственностью государства, как скот. Павелич был категоричен: для окончательного решения хорватской проблемы требовалось одну треть сербов истребить, другую — окатоличить, третью — изгнать».

Вот факты из биографии некоторых католических священнослужителей, бывших ещё и активными усташами. Например, священника Дионисия Юричевича, который обратился к жителям города Стаза (куда он прибыл для насильственного крещения православных) со следующими словами:

«Мы все прекрасно знаем, куда будут высланы те, кто откажется от крещения. Эти южные области я уже очистил от всех, от младенцев до стариков. И, если будет необходимо, я сделаю это и здесь, потому что сегодня не грех убить даже семилетнего ребёнка, если он мешает нашему усташскому режиму... Не обращайте внимания на моё священническое облачение. Знайте, что я, при необходимости, возьму в руки автомат и истреблю всех, кто будет противостоять государству и усташским властям».

Как пишет по этому поводу диакон Владимир Василик: "Всего насильственно было перекрещено 2 400 000 человек. Но и перекрещивание не всегда спасало от гибели. Часто усташи убивали новообращённых, объясняя им: «Нам нужны не ваши тела, а ваши души».

А вот другой католический деятель, монах ордена святого Франциска Мирослав Филиппович. Свой «крестовый поход», как говорят свидетели, Филиппович начал со следующего призыва к усташам: «Обращайте этих дегенератов в христианство во имя Божие. Я подам вам пример». После чего монах собственноручно перерезал горло сербскому ребёнку...

В 1942 году этот монах-изувер стал комендантом уже упомянутого концлагеря Ясеновац. Он лично расстрелял сотни людей. При этом приставлял к ранам своих жертв резиновый шланг и заявлял, что «желает напиться крови сербов и коммунистов»...

А что же архиепископ Алоиз Степинац, который, как христианин, должен был удержать свою паству от таких преступлений? А ничего! По словам Владимира Василика:

«Его отношение к преступлениям усташей — в основном нейтрально-благожелательное. Он приветствовал „поглавника“ Павелича и его программу, принимал его милости и награды, всеми средствами укреплял новую власть и добивался дипломатического признания Ватиканом „Независимого Государства Хорватии“, которое и было получено de facto. Он раздавал палачам иконки и кресты, вместо того, чтобы отлучать от Церкви, публично одобрял всё то, что совершалось в Хорватии. Как глава военного духовенства, он не сделал ничего, чтобы удержать своих подчиненных от преступлений! Правда, приватно он посылал Павеличу письма с некоторыми протестами, главным образом после Сталинграда, но от них жертвам геноцида было ни жарко, ни холодно... А перед своим бегством в 1945 году Павелич доверил Степинацу часть награбленного у жертв золота...

В 1998 г. папа Иоанн-Павел II беатифицировал архипепископа, причислил к лику святых. Это — плевок в лицо сотням тысяч жертв усташского геноцида! И признание сопричастности Ватикана к этим преступлениям. Ибо папа Пий XI практически никак не реагировал на террор в Хорватии, хотя знал о нем всё. Не отлучил палачей от Церкви, хотя в 1949 отлучил всех коммунистов. Более того, принимал делегации усташей в Ватикане. А после войны Католическая церковь по т.н. „крысиной тропе“ обеспечила бегство многих хорватских палачей, в т.ч. и самого Анте Павелича в Испанию, Аргентину и другие приятные места»...

... Не осудила Католическая церковь и деяния «добрых католиков» на землях Польши, где они упорно, буквально веками пытались разрушить православную веру населявших страну белорусов и украинцев. Разрушали всеми доступными способами – от убийств православных священников до разрушения храмов. Действовали они с большевистским размахом – чего только стоит один ритуальный взрыв собора Александра Невского в Варшаве, случившийся в 20-е годы по приказу главы польского государства Юзефа Пилсудского! И я не удивлюсь, если выяснится, что в деле и в способах истребления православного христианства большевики учились именно у Ватикана.

Кстати, связи католиков и большевиков – отнюдь не только предположение. Сегодня известно, что Ватикан в своё время был очень удовлетворён Октябрьской революцией. В 20-е годы Папа Римский даже обратился к вождям ВКП(б) со специальным посланием, где помимо поздравлений с «революционным прогрессом» выражал готовность заменить разгромленное на русской земле православие католической верой. Правда, атеисты-большевики не поняли такого «юмора», оставив папское послание без ответа, однако Ватикан не покидали надежды духовного захвата России.

Русский эмигрант второй волны Николай Рутченко оставил по этому поводу интересные воспоминания. В 1945 году он оказался в Риме, где стал свидетелем того, как католики пытались обрабатывать наших беженцев, которые по разным причинам после Великой Отечественной войны отказались возвращаться в Советский Союз. Представители Ватикана внушали беженцам мысль о том, что Россия с точки зрения христианства представляет собой настоящую пустыню и что после падения большевизма ей необходимо «второе крещение» (разумеется, по католическому обряду)...

В общем-то, Ватикан попытался сделать это на практике, сразу после распада Советского Союза. В 90-е годы на территории Западной Украины православные приходы подверглись настоящему разгрому со стороны греко-католиков, признающих верховенство Папы Римского — после Евромайдана эти нападки только усилились. Кроме того, католики в начале 90-х развернули активную миссионерскую деятельность в СНГ, стараясь вербовать в свои ряды не только атеистов или язычников, но и верующих православных христиан...

Бог ушёл из Европы и уходит из Азии

Вот почему руководство РПЦ долго воздерживалось от прямого общения с Римским престолом. Ситуация резко изменилась лишь совсем недавно. Причём шаги навстречу активно стали предпринимать именно католики. Они признали Православную церковь равноапостольной (то есть равной католической), пусть и в общих словах, но всё же покаялись за вековые преступления своих единоверцев против православных людей. И фактически свернули миссионерскую деятельность среди прихожан РПЦ.

Что же подвигло католиков на такую уступчивость?

Причин тут много. Но главная заключается в том, что Католическая церковь столкнулась с небывалым кризисом в собственных рядах. Дело в том, что христианская вера стала уходить из Европы, когда-то главной опоры католицизма. Ей на смену пришёл либеральный нигилизм, замешанный к тому же на легализации и прославлении всех известных библейских грехов – от стяжательства до гомосексуализма. Не зря российские пользователи интернета остроумно прозвали Европейский континент «Гейропой», где уже нет ничего христианского...

Два года назад автор нашего сайта Юлия Максимова писала:

«Статистика свидетельствует – христиане всё чаще становятся жертвами большинства преступлений на религиозной почве, совершаемых в Европе. В докладе „О преступлениях на почве ненависти“ эксперты ОБСЕ приводят потрясающие цифры – в одной только Британии за 2013 год зафиксировано 1543 таких преступления, включая и случаи осквернения христианских храмов – фасады и стены многих церковных зданий осквернялись граффити и надписями оскорбительного содержания.

Да и вообще, с каждым годом христианских храмов в Европе становится меньше. В некоторых странах здания церквей даже выставляются на продажу. Торговля культовыми христианскими постройками приняла массовый характер, например, во Франции. Новые владельцы переделывают храмы в кинотеатры, рестораны, бары, пабы и клубы, в монастырях открывают отели. А в городке Вьерзон покупателем одной из церквей выступила марокканская ассоциация, объявившая о намерении перестроить приход в мечеть...

Во время Рождества во многих странах ЕС стали запрещать публично выставлять христианские символы – даже такие привычные, как рождественская ёлка. Да и само Рождество многие европейцы теперь политкорректно называют „зимним праздником“...

Кроме того, европейские законы запрещают христианам открыто носить кресты и даже сажают за это в тюрьмы! Многие помнят случай, когда ведущая норвежского телевидения Сив Кристин Саелманн была уволена за появление в телеэфире с нательным крестиком, что возмутило телезрителей-мусульман. И в большинстве случаев Европейский суд по правам человека, куда обращаются с жалобами христиане, встаёт на сторону их обидчиков».

Неудивительно поэтому, что Католическая церковь сегодня, как никогда, нуждается во всемерной поддержке, в том числе и во внешней. Вот почему католики и вспомнили о «православных братьях», у которых падение веры идёт всё же не такими сильными темпами.

Один из католических иерархов недавно так прямо и заявил: сегодня последней надеждой традиционного христианского мира Европы является именно Россия – потому что её президент Владимир Путин не боится в открытую говорить о христианстве как основе европейской цивилизации, а также поддерживать законы, ограничивающие наступление толерантной диктатуры сексуальных меньшинств...

... Сегодня остро встал вопрос и о судьбе христиан в Азии, которые подвергаются самому настоящему поголовному истреблению. Как пишет другой наш автор Юлия Чмеленко:

«Архиепископ Сильвано Томази, постоянный наблюдатель Ватикана при ООН, свидетельствует о том, что ежегодно более 100 000 христиан там умирают по причине религиозной нетерпимости. А согласно информации Эндрю Уайта, пастора англиканской церкви в Багдаде, за последнее десятилетие христианское население Ирака – опять же в силу религиозных преследований – сократилось с 1,5 миллиона до 200 000 человек!

В Сирии исламские фундаменталисты из ИГИЛ чуть ли не поголовно вырезают немусульманское население – там скоро вообще не останется районов, населённых христианами. Тревожит ситуация и в других, более благополучных на первый взгляд странах.

Например, в Египте, где живут христиане-копты. Австралийский профессор Рами Тадрос опубликовал специальное исследование о гонениях на этих людей и привёл соответствующую статистику. В конце своей работы автор приходит к выводу, что „египетские власти не только умышленно пренебрегают своими обязанностями по отношению к коптскому населению, но и порой сами принимают непосредственное участие в антихристианских акциях“.

За последние пять лет около 300 тысяч христиан покинули Египет. И число их в стране неуклонно сокращается...».

Всё это, конечно же, не может не тревожить христианский мир. И не только католиков. Поэтому понадобились объединённые усилия самых влиятельных христианских церквей для спасения гонимых. В том числе и через личную встречу Папы и Патриарха, которые выпустили совместное обращение в защиту как самих христианских ценностей, так и людей, их исповедующих.

Так что посмотрим, насколько всё это глубоко серьёзно. Главное, чтобы верх вновь не взяла человеческая гордыня, которая, собственно, когда-то и породила церковный раскол. Да и католикам следует продолжить своё покаяние и кардинально пересмотреть список своих святых — уж очень много там разного рода мракобесов, ненавистников Православия (вроде архиепископа Степинца), которые явно не смотрят на нас с неба, а скорее горят в аду...

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика