Вы находитесь здесь: // Тайная дипломатия // Михаил Любимов: холодную войну мы не проиграли, мы всё развалили сами

Михаил Любимов: холодную войну мы не проиграли, мы всё развалили сами

bcc014575302d61063d7c7afb1c26fbeСтране, конечно, больше известен его сын – тележурналист Александр Любимов. Однако сам Михаил Петрович Любимов – личность не менее интересная. В 1960 году, выпускником МГИМО, он пришёл работать в советскую разведку. Как сказал сам Михаил Петрович автору этих строк, им тогда руководил целый ряд мотивов: «вера в победу социализма во всем мире, желание познать капиталистический Запад и, наконец, оценить его возможности и амбиции».

Двадцать лет он служил Родине в резидентурах КГБ, расположенных в Англии и Дании. В 1980 году в звании полковника уволился из органов.

Вместе с Юлианом Семёновым Любимов участвовал в создании газеты «Совершенно секретно», известной, особенно в 90-ые годы, своими скандальными разоблачениями и журналистскими расследованиями. Сейчас бывший полковник занимается писательской деятельностью.

Его перу принадлежат книги «Шпионы, которых я ненавижу», «Путеводитель КГБ по странам мира», роман «Прогулки с Чеширским Котом», который всецело посвящен англичанам и особенностям их национального характера...

Поистине всероссийскую известность Михаил Петрович получил в 1995 году, когда в газете «Совершенно секретно» опубликовал статью "Операция «Голгофа». Судя по этой статье, выходило, что процесс перестройки в стране и дальнейшие демократические преобразования были затеяны в начале 80-х годов шефом КГБ Юрием Андроповым. Он и придумал операцию под кодовым названием «Голгофа», по которой страна должна была на время опуститься в «капиталистический рай», дабы советские люди приобрели устойчивую аллергию к ценностям западного мира. После чего власть должны были постепенно перехватить люди из КГБ и под всеобщее ликование вернуть Россию к социализму...

Вот с операции «Голгофа» я и начал беседу с Михаилом Любимовым...

— Я, конечно, понимаю, что это была ваша шутка, Михаил Петрович. Но смотрите сами. После десяти лет разгула дикого капитализма в стране к власти приходит полковник КГБ-ФСБ Владимир Путин и начал «закручивать гайки»... Что же происходит? Шутка обернулась пророчеством?

— Ну что ж, раз Путин пришел к власти в соответствии с планом «Голгофа», пусть хоть как-нибудь отблагодарит. Может, премию выпишут? Шутка, конечно. А если говорить серьезно, то операция «Голгофа», конечно, бред, я описывал её как гротеск, как пародию на тех политических деятелей, кто верит во всякие заговоры и прочую чертовщину, якобы двигающую исторические процессы.
Ну, а то, что Путин оказался лучше всех подготовленным к роли преемника Ельцина, вполне объяснимо с обыкновенной, земной точки зрения.

Просто спецслужбы к концу ельцинской эпохи оказались менее подвержены разложению, чем другие государственные органы, и лучше других сориентировались

в складывающейся политической ситуации.

Золото партии

— Во время одного из своих выступлений перед читательской аудиторией вы как-то обмолвились о том, что знаете тайну так называемых «денег партии». Одно время об этих деньгах ходило много разговоров. Якобы партийная верхушка еще в 70-е годы переправила на личные зарубежные банковские счета миллионы долларов. Переправкой долларов занимались в основном сотрудники КГБ... В вашу бытность работы за границей такое действительно практиковалось?

— Утечка денег главным образом шла через фирмы, контролируемые иностранными компартиями, через наш «Русский банк» в Лондоне и некоторые другие банковские структуры. В международном отделе ЦК КПСС имелся небольшой сектор, занимавшийся финансовыми вопросами за рубежом, в том числе и субсидиями компартий.

Кстати сказать, на фоне капиталистического разворовывания, вроде, скажем, миллиардного вывоза алмазов за рубеж в 90ые годы, это был просто детский сад. К примеру, в год я передавал компартии Дании 100 тысяч долларов под расписку. КГБ выполнял всего лишь роль передаточного пункта. Даже во время начала нашей «славной» перестройки, когда функции КГБ расширились, чекисты всё равно не контролировали зарубежные финансы партии. В ней хватало своих «любителей контроля».

Вот они-то и сумели присвоить часть денежного потока, предназначенного для международного коммунистического движения...

Хотя официально всё было очень строго. Я прекрасно помню, что даже видные сотрудники ЦК приезжали за границу, имея всего 20 «баксов» суточных. Иногда начальство им подбрасывало ещё немного карманных денег. С другой стороны, они ведь приезжали не кутить, а работать. В том числе и по банковским счетам.

— Получается, права была газета «Совершенно секретно», которая писала о том, что многие известные ныне в России коммерческие структуры были образованы на эти, «уворованные», партийные деньги, осевшие в банках Швейцарии или Лихтенштейна?

— Конечно. Но прежде чем легализоваться в нормальный бизнес, они прошли через такое множество счетов и юридических лиц, что их настоящие истоки обнаружить практически невозможно. Впрочем, не все партийные функционеры стремились особо скрывать происхождение «первоначального капитала».

Вспомните, сколько кооперативов на заре перестройки сидело в зданиях ЦК партии и особенно ЦК комсомола. Комсомольцы оказались наиболее оборотистыми дельцами и весьма преуспели в современном бизнесе.

— Почему мы проиграли холодную войну? Некоторые бывшие генералы КГБ выпустили мемуары, где утверждают, что в руководство страны пробрались так называемые агенты «западного влияния»: Александр Яковлев, Георгий Арбатов и даже Михаил Горбачёв. Неужели «агентура влияния» способна влиять на политику той или иной страны?

— Я не считаю, что мы проиграли холодную войну. Распад блока социалистических стран Восточной Европы произошел по инициативе не кого-нибудь, а именно советского руководства. А распад СССР – это типичное следствие нашей глупости и неумения удержать свободу и демократию в определенных границах.

Можно сколько угодно рассуждать об «агентах западного влияния» и записать в такие агенты любого прозападного российского политика. У нас и сегодня руководство страны в основном ориентируется на Запад, хотя порой и вступает с ним в конфликты, в отличие от беззубого курса экс-министра иностранных дел Козырева.

Я не думаю, что в советском руководстве сидели люди, которые бы отвечали тем чертам агентуры влияния, о коих любят порассуждать сторонники теории заговоров.

Вот в руководстве ЦРУ с 1985 года сидел наш агент Олдриж Эймс, передавший нам великое множество бесценной информации. И проберись в высшие советские эшелоны власти платные или бесплатные «агенты влияния», работавшие на ЦРУ, он бы непременно сообщил об этом в Москву. Но этого не произошло.

ЦРУ предало гласности семнадцать тысяч секретных документов, касающихся советско-американских отношений. Из них явствует, что американцы весьма слабо разбирались в перестройке и считали, что это своего рода хитроумный тактический манёвр Горбачёва, призванный одурачить западное общество.

Спрашивается, можно ли прийти к таким смехотворным выводам, имея своих агентов в руководстве СССР?!

О предательстве и патриотизме

— Кстати, об Олдриже Эймсе, арестованном  ФБР в 1994 году. Правда ли, что его выдал американцам генерал-диссидент из КГБ Олег Калугин? Вы ведь с ним встречались в США после его отъезда из России. Что он говорил вам о своих мотивах эмиграции?

— В предательстве любого человека может обвинить только суд, а не голословные утверждения людей, пусть даже носящих высокие звания. Калугин, на мой взгляд, не имеет к провалу Эймса никакого отношения. Того наши завербовали в 1985 году, а Калугин был, как говорится, не у дел с 1979 года, когда его отправили в «ссылку» руководить контрразведкой в Ленинград.

Человек он, несомненно, честолюбивый, и опала, в конце концов, привела его в политику. В качестве инструмента своей политической карьеры он выбрал резкую критику КГБ, не всегда объективную. В конце концов, он уехал в США. Как он сам говорил мне: из-за травли со стороны многих своих коллег и личной невостребованности в России. Он и сейчас, теперь уже из-за океана, пытается играть в политические игры. Я же считаю, что русской политикой надо заниматься в России...

В предательстве по отношению к Эймсу его обвинили из-за выпущенных в США мемуаров, где Калугин упомянул о некоем советском агенте. Но этот человек, судя по тексту воспоминаний, работал в Совете Национальной Безопасности США, а не в ЦРУ, где трудился Эймс. И вряд ли ФБР сумело вычислить человека, о котором рассказал Калугин. Ведь в Совете Безопасности работает не одна тысяча сотрудников...

Хотя оговорюсь сразу: все провалы у нас и у них действительно  происходят именно из-за предательства, а не по причине каких-либо супероперативных разработок, о которых часто пишут в шпионских романах.

Знаете, американские спецслужбы очень далеки от идеала, они способны на провокационные действия, причём под защитой закона. В 90-ые ФБР, к примеру, арестовало одного бывшего советского агента. С распадом СССР этот человек не стал работать на Россию и разорвал все прежние связи. А тем временем кто-то из наших перебежал на Запад и рассказал новым хозяевам об этом человеке.

Так вот, к бывшему советскому агенту подвели сотрудника ФБР, представившегося полковником КГБ. Этот лже-полковник попытался снова «завербовать» бывшего агента, но тот всё равно отказался. Разговор был записан на плёнку. И человек за давно прошедшие дела получил 17 лет тюрьмы. С Эймсом, возможно, произошла нечто подобное.

— Перебежчики, бывшие сотрудники наших спецслужб, нередко издают свои мемуары, в которых пытаются оправдать своё предательство. Такие, как, например, Олег Гордиевский, бывший резидент КГБ в Британии. Они считают себя противниками существовавшего до 1991 года в России политического режима.

Как вы думаете, на самом ли деле они ушли на Запад по идейным соображениям или руководствовались сугубо меркантильными интересами? И вообще, почему в нашей разведке и контрразведке в 80-е годы оказалось много перебежчиков?

— Ушли эти подонки по разным причинам. И сейчас каждый из них, вроде Гордиевского, пытается объяснить свои поступки чем угодно, даже «идейностью». Если бы они были такие уж «идейные», то можно было уволиться из органов и примкнуть к диссидентам, а не таскать тайно секретные документы за банальные деньги. Как, к примеру, делал начальник архивной службы КГБ Митрохин, в течение нескольких лет выносивший секретные сведения из здания на Лубянке, чуть ли не пряча их в носки.

И всё это для того, чтобы затем уйти в Англию и выгодно продать «товар» британским спецслужбам!

Что же касается наплыва перебежчиков в 80-е годы, их в принципе хватало и раньше. Но, действительно, во время перестройки окончательно исчез страх всех перед всеми, коммунистические идеалы, в которые и до этого особо никто не верил, полностью рухнули и возник страх перед будущим.

Некоторые попытались найти выход для себя путем предательства.
— Одно время в Британии поднялась шумиха, затеянная британскими спецслужбами после публикации в нашей стране мемуаров агента разведки МИ-6 Ричарда Томлинсона. Что стояло за этим скандалом: тонкая игра нашей разведки, направленная на дискредитацию коллег из Британии, или это «прокол» самих преемников Джеймса Бонда?

— По-моему, никакой нашей игры здесь нет. Случились разногласия между разведкой и одним из её сотрудников. Молодого честолюбивого парня уволили из МИ-6, он обиделся. В отместку он взял и накатал свои «разоблачения». Кстати, я их читал. Никаких сенсаций в его мемуарах нет.

— Я тоже читал эту книгу и согласен с вами, ничего сенсационного или сверхсекретного он не выдал... По предложению президента страны Владимира Путина была разработана концепция патриотического воспитания. Нужна ли вообще такая концепция, особенно применительно к работе разведчика? Должен ли настоящий разведчик быть патриотом своей Родины?

— Мне кажется, у нас пытаются возродить «казённый патриотизм» в виде концепции любви к государству. Патриотизм же – это органическое, если хотите, природное чувство, естественное для нормального человека. Он вбирает в себя и любовь к природе, и к своему языку, и к своей культуре, и к песням, и к труду, и к своим людям, и к своей стране, причём пусть далекой от идеала и переживающей не самые светлые страницы своей истории.

И я считаю, что работа в разведке немыслима без любви к Родине. Впрочем, это касается и армии, и МВД.

— Офицеры ФСБ старшего поколения сегодня нередко сетуют на своих молодых коллег. Они говорят, что молодёжь приходит в «органы» исключительно для того, чтобы поднабраться опыта работы в спецслужбах, установить нужные связи, а потом уйти на работу в коммерческие структуры. Нет ли у вас опасения, что скоро станет некому служить Родине на «фронтах тайной войны»?

— Такие разговоры я воспринимаю спокойно. Ибо это извечная проблема «отцов и детей». Хотя нельзя отрицать и того, что, конечно, рынок подорвал наши спецслужбы, некоторые сотрудники, пользуясь своим положением, подрядились обслуживать интересы «толстых кошельков» — взять хотя бы дело сбежавшего в Англию и погибшего там офицера ФСБ Литвиненко, обыкновенного лакея Березовского...

И всё же не такие люди определяют лицо той или иной спецслужбы. В стране всегда были и будут честные и порядочные офицеры, готовые служить, прежде всего, своему народу.

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика