Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Когда народ перестаёт себя уважать, его уже никто уважать не будет

Когда народ перестаёт себя уважать, его уже никто уважать не будет

20121007-913-338-423-downloadНе секрет, что многие бывшие советские республики сегодня охвачены волной русофобии. Какое-то время тон здесь задавала Прибалтика, где гонения на русских стали довольно обыденным явлением. А сегодня пальма первенства перешла вроде как славянской Украине. Причём началось это ещё задолго до Майдана.

Так, при президенте Януковиче власти западноукраинского города Львова постановили взимать 50-процентный налог с реализуемой в городе русскоязычной литературы. Там же был введён запрет на трансляцию русских песен в общественных местах.

Инициативы Львова нашли полную поддержку и у высшего украинского руководства. Преподавание в учебных заведениях Украины стало проводиться исключительно на украинском языке. А все украинские граждане были предупреждены об уголовной и административной ответственности за «умышленное искажение» украинского языка — под «искажённой» украинской мовой подразумевался именно русский язык…

Повторю, ЭТО происходило ещё до Майдана!

О национальной гордости великороссов

О том, почему наша родная российская власть не реагировала на эту русофобию должным образом, я уже не раз писал на страницах нашего сайта. Тут гораздо интересней другое. Казалось бы, в России ещё в те годы должна была последовать широкая волна негодования и протеста со стороны самых широких слоёв российской общественности — тем более информация об украинской русофобии никогда не была особым секретом, о ней много писала наша пресса.

Но русский народ почему-то хранил глубокое молчание, словно ничего особенного не происходило! Стоит ли после этого удивляться, что русофобия в конце концов стала государственной идеологией Украины и очень многих украинцев?!

Очевидно, что русофобию всевозможных «суверенных» государств можно остановить лишь жёсткой реакцией России. Так всегда поступает любое государство, желающее, чтобы его уважали в мире. Однако грош цена будет такой «жёсткости», если она не подкреплена желанием и волей самого народа эту жёсткость продемонстрировать...

Когда в начале 80-х годов аргентинская армия напала на английские поселения Фолклендских островов, возмущённые британцы потребовали от своего правительства войны с Аргентиной. Повинуясь воле народа, британские войска быстро изгнали аргентинцев с Фолкленд. Очевидно, если бы англичане остались равнодушными к проблемам соотечественников на далёких островах, то официальный Лондон вряд ли бы решился на военную операцию. Но народ сказал своё веское слово, и страна пошла на войну!

Почему же мы так равнодушны к судьбе своих сограждан, к судьбе родного языка за пределами России, к престижу своей Родины, наконец? Почему сейчас на постоянной основе не пикетируются посольства русофобских государств в Москве, почему Кремль не содрогается от всенародных настойчивых требований русских людей приструнить ту же, уже вконец зарвавшуюся Украину?!

Оказывается, мы не просто равнодушны, а ещё и упиваемся своим равнодушием как осатаневшие садомазохисты! И не только во внешнем мире. Несколько лет назад автор этих строк наблюдал на Канавинском рынке Нижнего Новгорода следующую картину.

Трое азербайджанцев избивали прямо на глазах прохожих русского парня. Прохожие делали вид, что ничего особенного не происходит. Лишь вмешательство милиции остановило разбушевавшихся «детей гор». Думаю, что ТАКОЕ никогда бы не произошло на улицах какого-нибудь Баку, вздумай русские посчитать рёбра какому-нибудь местному аборигену. В момент гнев местных жителей почувствовали бы не только драчуны, но и вся русская диаспора Азербайджана… На всём постсоветском пространстве национальное самоуважение поднято на должную высоту. Только мы, русские, составляем здесь печальное исключение.

Почему?

Советское ярмо старшего брата

Отчасти это объясняется отсутствием в русском народе чувства национального чванства и высокомерия. Как писал в самом начале ХХ века видный татарский просветитель Исмаил Гаспринский:

«Наблюдения и путешествия убедили меня, что ни один народ так гуманно и чистосердечно не относится к покоренному, вообще чужому племени, как наши братья, русские. Русский человек – и простого, и интеллигентного класса – смотрит на всех, живущих с ним одним законом, как на своих, не высказывая, не имея узкого племенного себялюбия».

Впрочем, национальная терпимость русских не означала, что наш народ не умел должным образом постоять за себя. В этой связи вспоминаются строки из романа «Даурия», где описан случай угона китайцами отар овец, принадлежавших забайкальским казакам. Мало того, что казаки в ответ тут же собрались и отбили уворованное. Они ещё через пограничную реку Аргунь нанесли «ответный» визит китайцам, объяснив популярно китайскому начальству, что так больше поступать не следует. Китайцы быстро вняли и больше не смели тревожить казачьи станицы.

Произошло это ещё до революции, и, наверное, в плане утраты русским народом самоуважения отчасти была виновата Советская власть. И хотя я считал и считаю эту власть по многим направлениям жизни одной из лучших в истории России, но вот в национальном вопросе она совершила много роковых ошибок и даже преступлений...

Большевики всегда выступали против любой национальной исключительности. Вождь коммунистов Владимир Ильич Ленин на протяжении всей своей жизни яростно боролся с различными «уклонениями» в национальном вопросе. По его мнению, коммунистическое движение должно быть как монолит едино, без дележа на русских, евреев, грузин, армян и т.д. Без этого, учил вождь, победа мировой социалистической революции и построения коммунистических Соединённых Штатов мира никогда не будет возможной.

Однако в ходе революции и Гражданской войны большевики, чтобы только удержаться у власти, пошли на признание суверенитета самых разных народов бывшей империи, сделав их своими союзниками. Это было бы ничего, но зачастую такого рода уступки делались за счёт русских — только потому, что инородцы были объявлены «угнетаемыми царизмом нациями». Так, территория Терского казачьего войска оказалась поделённой между северокавказскими республиками, а Уральского – отошла к Казахской ССР. Но и этого некоторым вождям мировой революции показалось мало — они порой прямо призывали поставить русского человека в приниженное положение по сравнению с представителями «угнетённых народов»...

Архивные документы 20-х – начала 30-х годов свидетельствуют о массовой дискриминации русских в советских республиках. Под видом раскулачивания происходили грабежи и уничтожение русских крестьян в Средней Азии и на Кавказе. Вытеснялись русские и с руководящих постов. По воспоминаниям замнаркома финансов Бурято-Монгольской АССР Ивана Лаврова, русские, составлявшие 51% населения республики, становились бесправными. Приказы о замене русских служащих бурятами привели к тому, что 90-95% бывших русских работников были выкинуты из учреждений и остались без куска хлеба. И всё это нередко делалось при поддержке высших властителей.

Правда, в уже в середине 30-ых годов столь ущербная для государства национальная политика была свёрнута. А в годы Великой Отечественной войны коммунисты напрямую обратиться к патриотизму русского народа. Тем не менее, «национальная отрыжка» первых лет Советской власти сохранялась буквально до самого конца Советского Союза.

Историк Сергей Кулешов в этой связи отмечает:

«В 60-70-е годы через систему льгот была выпестована элита национальных республик. Русские считались как бы „старшими братьями“ в многонациональной семье народов СССР. Но за эту обременительную роль русский народ платил слишком большие дивиденды на всевозможных „стройках века“ в национальных республиках в ущерб развитию той же Центральной России. Быть русским в национальной республике становилось всё дискомфортней. Административно-управленческие должности и престижные социальные ниши всё активнее брала на себя местная этно-элита…

Много говорят о „великорусском государеве оке“ – институте вторых секретарей ЦК в национальных республиках. Не стоит преувеличивать подлинную значимость этих постов. На самом деле власть принадлежала местным элитам, формировавшимся в традиционной атмосфере родовых, групповых и клановых приоритетов. Ведь не случайно, наверное, бывшие члены Политбюро КПСС Рашидов и Кунаев возведены в новых независимых государствах в ранг национальных героев. Уж наверное не за то, что „плясали под русскую дудку“.

В 1972 году сотрудник аппарата ЦК Лев Оников на имя Леонида Брежнева отправил записку, где писал об усилении антирусских настроений в республиках и об ущемлении прав русскоязычных граждан. Однако эйфория празднования 50-летнего юбилея образования СССР захлестнула всё и автор записки подвергся суровому разносу».

Впрочем, я бы не стал исключительно всё валить на Советскую власть. Ведь помимо ошибок первых лет своего существования она ещё и много дала русскому народу — куда больше, чем забрала. Ибо такого взлёта массовой русской народной культуры в России до того не было никогда! Я подчёркиваю — именно массовой, потому что дореволюционная культура, при всём её величии, была всё же более элитарно-дворянской, нежели народной. Да и сам русский человек при этой власти никогда не терял чувства своего национального достоинства!

Возьмите случай, произошедший в 1958 году в городе Грозном, где двое чеченцев в драке убили русского рабочего Евгения Степашина. Несмотря на строгий контроль правившей Коммунистической партии, несмотря на то, что этот город официально считался столицей Чечено-Ингушетии, русские жители Грозного мгновенно собрались на массовый митинг протеста и демонстративно прошлись по улицам, заселённым чеченцами. Нет, они никого не били и не унижали, они просто ПРОШЛИ суровым маршем народного протеста.

И местная власть быстро во всём разобралась! Один из убийц Степашина был приговорён к расстрелу, другой — к 10 годам лишения свободы. Неудивительно, что вплоть до начала перестройки больше таких эксцессов в Грозном практически не повторялось. А кавказцам тогда и в голову не могло прийти ехать в центр России, чтобы наводить там свои порядки.

Разве ещё каких-нибудь 50–70 лет назад можно было представить, чтобы заезжие обнаглевшие джигиты могли вызывающе танцевать лезгинку прямо в центре Москвы? Или зверски избить русского депутата, который-де не уступил на своём авто дорогу «гордым» сынам Кавказа? Или чтобы кавказец мог изнасиловать русскую девочку прямо в казачьей станице?!

Такое было просто невозможно, потому что тогда — в «застойные» советские годы — русский народ прежде всего уважал себя, был силён и уверен в себе. Таковыми были, кстати, и тогдашние власти с правоохранительными органами. Да, в национальных республиках они ещё могли потакать местным националистам. Но вот в центре России с любыми бандитами (в том числе и с этническими) разбирались быстро и жёстко. И самое главное – у русских тогда была национальная сплочённость, не позволявшая чужакам садиться на голову, особенно у себя дома...

Мне кажется надлом у нас, русских, случился где-то в конце 70-ых — начале 80-ых годов, когда общества разуверилось в идеалах социальной справедливости и начало слепо преклоняться перед западным образом жизни, перед западным индивидуализмом и эгоизмом. Думали, что повернулись лицом к «цивилизованности», а на самом деле стали терять свою национальную идентичность и национальную сплочённость. Мы пошли по пути Запада не только с точки зрения создания общества безмозглых потребителей, но и в деле утраты чувства национального достоинства.

Таким образом, практически до абсурда была доведена воспетая Гаспринским терпимость русских, сделавшая их в конце концов равнодушными к страданиям своих же соплеменников — сначала на окраинах когда-то великой империи, а потом уже и в самой Российской Федерации. Да и распад самой империи в 1991 году, построенной трудами выдающихся деятелей не только Советского Союза, но и дореволюционной России, увы, мало кого тронул в нашей стране. Нынешняя бандеровская Украина — это только следствие такого национального равнодушия.

Эх, вы – русские люди!

Неудивительно, что бросив своих соотечественников на произвол судьбы в бывших советских республиках, мы стали бросать их и в самой России. В последние годы, по разным причинам, в исконно русские города хлынули тысячи переселенцев с Кавказа, которые упорно не хотели считаться ни с хозяевами этих городов, ни с их обычаями и нравами. В Москве или в Нижнем Новгороде кавказские переселенцы порой продолжали жить по законам гор, хватаясь за оружие по любому поводу, а то и вовсе без повода.

Да, можно обвинять в этом беспределе власть, и это будут правильные обвинения! Однако надо помнить, что власть у нас такая, каков, в общем-то, и сам народ. Поэтому и ведёт себя власть соответствующе — вместо того чтобы проводить последовательную, кропотливую, но очень необходимую работу по включению переселенцев в русскую жизнь, жёстко искоренять этническую преступность, бороться с некоторыми зверскими горскими обычаями, наши начальники частенько предпочитают заигрывать с ними, закрывая глаза на их «вольности», а то и вовсе потакая им. При этом демонстрировали полное равнодушие к судьбам рядовых русских людей — впрочем, как и сами эти люди демонстрировали пренебрежение по отношению друг к другу.

Помню, как после беспорядков, возникших несколько лет назад на национальной почве в городке Пугачёв Саратовской области (где молодой чеченец парень зарезал русского парня) туда прибыла группа сотрудников Следственного комитета России. Вот какой комментарий, согласно сообщению агентства «Интерфакс-Поволжье», дал по этому поводу полпред президента в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич:

«Проверка ведется в отношении лиц, виновных в массовых акциях протеста, которые носили политический и экстремистский характер...».

А вот как позицию Бабича охарактеризовал известный аналитический сайт КМ.РУ:

«Характерно, что проверяют не обстоятельства, предшествующие протестам, то есть образ жизни и поведение гостей с Кавказа, а то, как протесты возникли; не причину, а следствие».

В общем, лишь бы не было войны, лишь бы сохранить видимость «межнационального мира»... Налицо была попытка очередного начальственного попустительства выходцам с Кавказа. Знаете, я тоже поначалу возмущался такой властной позиции, а потом задался вопросом: а причём здесь власть? Куда до того смотрели сами жители Пугачёва?!

Местная жительница городка по имени Светлана поведала мне предысторию конфликта. По её словам, всё началось с того, что в Пугачёв в 90-е годы стали переселяться чеченские семьи, бежавшие от войны. К лету 2013 года чеченцев в городке насчитывалось примерно 100 человек. Светлана говорила, что в принципе с самими этими переселенцами никаких проблем не было, они нормально работали и почти не конфликтовали с местными русскими. Проблема была с их родственниками, которые регулярно наведывались из Чечни и вели себя нагло и вызывающе.

А центром конфликта стало кафе «Золотая бочка», где регулярно дрались подвыпившие русские подростки и их кавказские ровесники, которые в ходе потасовок нередко пускали в ход ножи. По словам Светланы, жители давно требовали навести здесь порядок — оградить их от наглых визитёров с Кавказа и, наконец, закрыть эту самую «Золотую бочку», ставшую однажды местом убийства и причиной возникших следом массовых беспорядков.

Вопрос — а как требовали? Думаю, что не очень. Возмущаться-то возмущались, но потом сами же регулярно посещали кафе и распивали там спиртные напитки, вплоть до того момента, пока не случилась трагедия. Наверное, если бы с самого начала пугачёвцы проявили жёсткую нетерпимость к этому рассаднику криминала, то ничего бы не произошло — тем более с большинством чеченцев русские горожане действительно уживались вполне мирно и добрососедски.

То есть, главной причиной трагедии в конечном итоге стало равнодушие и безответственность — как самих горожан, так и выбранных ими же властей! И касается эта проблема не только Пугачёва, но и Кондопоги, Ставрополя и десятков других «горячих точек» на национальной основе, которые ещё не так давно регулярно вспыхивали на карте России...

Да, после Крыма и событий на Украине, после обострения отношений с Западом эти вещи вроде как поутихли, в стране наблюдается небывалая за много лет национальная сплочённость, прежде всего между русскими и нерусскими народами. Это конечно же хорошо, но проблема должной национальной сплочённости между самим русскими, к сожалению, пока сохраняется. Поэтому рецидив какой-нибудь Кондопоги ещё весьма актуален и потому вполне реален — на радость всевозможным зарубежным «друзьям и партнёрам».

... История человечества неоднократно показывала, как народы, утратившие веру в самих себя, в собственные силы и собственные традиции, просто исчезали с лица земли. И никакие экономические, политические и прочие реформы тут не помогут. Такие народы просто обречены стать своеобразным «удобрением» на поле, где появятся иные государственные образования иных племён.

Да и с точки зрения активной внешней политики, а особенно распространения идей Русского мира за пределами России, национальное русское единство также имеет большое значение. Ведь очевидно — чтобы заставить считаться с собой, надо прежде всего в корне измениться самим и научиться уважать самих себя.

На сегодня другого пути у русских просто нет...

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика