Вы находитесь здесь: // ГЕО в политике // Ирак — это Украина Ближнего Востока

Ирак — это Украина Ближнего Востока

1175888445_1175767170_the_battle_for_diyala_004 Военная оккупация американскими войсками территории Ирака не принесла этой стране ничего, кроме разрухи и кризиса. Ситуация ещё более усугубилась, когда из республики вышли международные войска, а в соседней Сирии начался вооружённый конфликт. Результатом сирийского конфликта стало вторжение боевиков экстремистской группировки ИГИЛ («Исламское государство Ирака и Леванта»), которая поставила под угрозу территориальную целостность страны...

На сегодняшний день экстремисты захватили около трети иракской территории с рядом важнейших северных городов. Началом наступления ИГИЛ стал захват города Мосул — крупного центра в провинции Найнава. Кроме того, под их контроль перешли города Тикрит, Эль-Азым и Эс-Саадия, Саклавия, в общей сложности, во власти ИГИЛ на данный момент находится около 30% территории Ирака.

В соответствии с декларацией «О создании исламского Халифата» ИГИЛ изменило своё название и стало именоваться просто «Исламским государством» (ИГ). Первым «халифом» этого нового государственного образования стал главарь ИГИЛ Абу Бакр Аль-Багдади. В заявлении объединенной Шуры (Совета) ИГИЛ говорится, что «промедление с созданием Исламского Халифата было бы греховным, поскольку ничто не может оправдать задержки создания Халифата». Одновременно с заявлением о создании «Исламского Халифата» группировка джихадистов во главе с северокавказским террористом Умаром Шишани объявила о том, что границы между Ираком и Сирией в зоне контроля ИГИЛ больше нет.

На сегодняшний день в рядах ИГИЛ насчитывается 15 тыс. профессиональных бойцов, спонсируемых частными экстремистскими группировками стран Персидского залива. Немалая часть доходов ИГИЛ строится также на контрабанде нефти из Сирии, рэкете и похищениях людей. Большое значение для группировки имеет недавно захваченный город Эль-Каим и ряд других населённых пунктов, которые находятся на границе с Сирией. Для боевиков этот город является особенно важным стратегическим пунктом — после его захвата они могут свободно транспортировать вооружение, боеприпасы и топливо из одной страны в другую...

Курды близки к независимости как никогда

Между тем, вторжение боевиков ИГИЛ в Ирак спровоцировало новую волну сепаратистских настроений среди проживающих здесь шиитов и курдов. Отметим, что в последние годы ситуация в Ираке, с точки зрения религиозного противостояния, была весьма напряжённой – местные суннитские группировки вели упорную террористическую войну против шиитов, только за февраль 2014 года по данным ООН в результате терактов погибло 700 человек. Неудивительно, что среди шиитов всё чаще стали возникать разговоры о невозможности жить с суннитами в одном государстве.

Что же касается курдов, то курдский вопрос остаётся одним из самых болезненных на протяжении всей истории иракской республики. На территории иракского Курдистана находятся большие запасы энергоресурсов, распределение которых, наряду с религиозной нетерпимостью (большинство курдов — мусульмане-сунниты), являются главным камнем преткновения между официальным, можно сказать шиитским Багдадом и автономной курдской областью на севере страны.

Захват ИГИЛ части территории страны побудил курдов выступить с требованием референдума о независимости Иракского Курдистана. По словам главы автономной области Масуда Барзани, он будет проведён в течение ближайших нескольких месяцев. «Ирак фактически находится в стадии раскола, — отметил он. — В ближайшие месяцы мы проведём референдум о независимости, потому что независимость — это естественное право курдов». Барзани также подчеркнул, что «курды ищут пути выхода из кризиса, а также сталкиваются с новой реальностью, которая требует выбрать новое руководство Ирака».

И это отнюдь не пустые угрозы — требования курдов имеют под собой твёрдое финансовое обоснование. Отметим, что после американского вторжения в Ирак в 2003 году Курдистан заявил о своём праве самостоятельно транспортировать нефть со своей территории. В 2004 году Курдистан заключил с центральным правительством в Багдаде соглашение о разделе доходов от продажи нефти. Но несколько ключевых вопросов остались нерешёнными, в том числе о судьбе богатого нефтяного месторождения Киркук и о разделе прочих неосвоенных месторождений. Впрочем, и без Киркука нефтяные запасы Курдистана, по самым разным оценкам оценкам, составляют 45 млрд баррелей, то есть четверть всех иракских запасов!

«Экспорт нефти из иракского Курдистана за последний год увеличится до 200-250 тыс баррелей в день (до 12,5 млн тонн в год), к концу года — до 400 тыс баррелей в день (20 млн тонн в год)», — недавно заявил министр природных ресурсов в региональном правительстве Курдистана Ашти Хаврами, отметив, что это позволит Курдистану компенсировать любые средства, недополученные от официальных иракских властей...

Таким образом, сегодня курды увидели реальный шанс стряхнуть с себя господство Багдада и добиться независимости своих территорий.

Америка над схваткой

Когда случилось вторжение суннитских боевиков, в Багдаде очень рассчитывали на помощь Соединённых Штатов Америки. Глава государства Нури аль-Малики даже просил Барака Обаму разбомбить с воздуха позиции боевиков. Однако Соединённые Штаты лишь отправили в Ирак несколько сотен советников, а от реальной помощи пока воздерживаются. Да, ведущие американские политики и политологи признают серьёзность опасности, исходящей от ИГИЛ, но предпочитают занимать выжидательную позицию. Например, американский эксперт по вопросам противодействия терроризму Аарон Зелин, старший научный сотрудник Вашингтонского института ближневосточной политики, касаясь проблемы ИГИЛ, отметил:

«Это, наверное, самая богатая джихадистская организация из тех, которые мы когда-либо видели. Она зарабатывает на торговле оружием, похищениях, фальшивых деньгах, контрабанде тысячелетних артефактов и поборах с бизнесменов, простых людей на блокпостах».

По всей видимости, Вашингтон сегодня находится в большой растерянности от всего происходящего. Не зря многие в мире сегодня упрекают американцев в том, что именно они своими действиями фактически поддержали становление и укрепление ИГИЛ в Сирии. Правда, в Белом доме уверяют, что «в сложившейся в Ираке ситуации виновата вовсе не дипломатия Барака Обамы, а близорукая внутренняя политика премьер-министра Нури аль-Малики».

И отчасти это правда. За время правления нынешнего иракского правительства суннитские партии, невзирая на данные США обещания, так и не были допущены до управления страной. Более того, сегодня шииты занимают абсолютное большинство в парламенте и могут сформировать чисто шиитское правительство.

Однако американцы любой ценой стараются не допустить этого, поскольку укрепление шиитов неизбежно повлечёт за собой усиление роли шиитского Ирана. Именно поэтому Вашингтон обещает Ираку помощь лишь в том случае, если новое иракское правительство будет коалиционным и в него войдут все основные легальные группировки страны. «Само будущее Ирака зависит от решений, которые будут приняты в ближайшие несколько дней и недель, и будущее это зависит прежде всего от способности иракских лидеров объединить усилия в борьбе с ИГИЛ», — заявил американский госсекретарь Джон Керри.

Но  проблема для американцев заключается в том, что большинство суннитов Ирака — не говоря уже об экстремистах — совсем не поддерживают США. Этот фактор и толкает сегодня Америку к тому, чтобы воздерживаться от активного вмешательства в дела страны — видимо, чтобы не дать ни одной из противоборствующих сторон слишком усилиться...

Русские идут?

Не дождавшись обещанных боевых самолётов от США, иракские власти закупили партию подержанных истребителей в России и Белоруссии. В частности, Ирак получил пять ранее использовавшихся российских боевых самолётов компании «Сухой». Российские военные специалисты уже прилетели в Ирак для подготовки этой авиации к использованию против суннитских боевиков, захвативших северный город Тикрит. В этой связи один государственный служащий Ирака даже заявил о возможности скоро отвоевать Тикрит, подчеркнув, что сухопутные войска при поддержке с воздуха уже отправились на своё первое задание по нейтрализации вооружённых членов «Исламского Государства Ирака и Леванта»...

Между тем, быстрая реакция Москвы на просьбы Ирака свидетельствует о том, что Кремль не будет бездействовать в условиях приближающейся катастрофы в регионе. Со своей стороны Теодор Карасик, директор по исследованиям в Институте военного анализа Ближнего Востока и Персидского залива в Дубае, полагает, что «поставки самолётов нужны не столько для демонстрации быстрой помощи Кремля иракскому правительству в борьбе с оппозицией, сколько для доказательства того, что любое будущее правительство Багдада будет обращаться к Москве за поставками военной техники».

Безусловно, Россия имеет большие геостратегические и экономические интересы в Ираке. Так, происходящее в Ираке напрямую отражается на всем ближневосточном регионе, затрагивая Северный Кавказ и Среднюю Азию. Кроме того, большой интерес для России в Ираке традиционно представляет работа по освоению нефтегазовых месторождений, развитию соответствующей добывающей, перерабатывающей и экспортной инфраструктуры, строительство объектов ТЭК, агропрома, ирригации, металлургии и машиностроения.

Именно поэтому Москва и дальше будет принимать непосредственное участие в оказании помощи правительству Ирака по стабилизации обстановки в стране.

Иранский вариант

Напрямую всё происходящее ныне в Ираке касается и иранского государства. Иран сосредоточил на границе с Ираком с десяток дивизий. Однако, несмотря на регулярные обстрелы иранских пограничников с иракской территории, эти дивизии границу не переходят. Тегеран понимает, что, втянувшись в войну в Ираке, Иран испортит налаживающиеся отношения с западным миром. Именно этого и добивается финансирующая экстремистов Саудовская Аравия, которую фактически поддержал Вашингтон, выступивший даже против ограниченной поддержки со стороны Ирана. По словам Джона Керри, «Багдад не должен позволять соседним государствам заполнять «вакуум власти» — ему следует заняться созданием коалиционного правительства, после чего он получит возможность принимать решения по защите страны самостоятельно, без внешней помощи».

Однако Тегеран не прекращает оказывать неофициальную помощь правительству Нури аль-Малики, резко критикуя при этом американскую политику.

«Происшедшее в Ираке — результат внешнего вмешательства, а также проект внешнеполитического планирования Соединённых Штатов. Американцы хотят создать здесь новую Украину», — так охарактеризовал действия США замминистра иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахийан. По его словам:

«Иран не получал никаких просьб о вооружённой поддержке со стороны Багдада, однако в случае если правительство Ирака обратится за помощью, необходимое оружие будет предоставлено правительству в рамках международных норм и правил и двухсторонних соглашений между двумя государствами... На данный момент единственная помощь, которую оказывает иранское правительство Ираку, заключается в предоставлении консультаций для того, чтобы Ирак мог вести эффективную борьбу с терроризмом».

Одновременно Иран выступает против намерений руководства курдской автономии в Ираке провести референдум о независимости — курдская проблема для Тегерана является не меньшей «головной болью», чем для иракских соседей.

В чём корни конфликта?

Началом кризиса в Ираке стало вторжение в 2003 году американских войск, которые свергли авторитарный режим Саддама Хусейна. В Ираке на год была установлена оккупационная администрация под руководством американского дипломата Пола Бремера. После проведения первых свободных выборов в 2005 году временным премьером страны стал Ахмед Чаляби, однако он пробыл в должности всего год, так и не сумев разрешить нарастающий кризис в государстве.

Помимо внутренних конфликтов между шиитами, суннитами и курдами, в стране стал зарождаться радикальный терроризм. В 2006 году комок противоречий вылился в вялотекущую гражданскую войну. Занявший пост премьер-министра шиит Нури аль-Малики также не смог разрешить противоречий, однако его радикальные методы борьбы с суннитскими радикалами вызвали серию новых всплесков боевой активности в стране, пиком которой и стало вторжение ИГИЛ...

Как уже говорилось, главная причина неудач аль-Малики — это неспособность привлечь к руководству страной мусульман-суннитов, которые составляли политическую элиту страны при свергнутом президенте Садаме Хуссейне. Сам аль-Малики всё это время опирался на шиитское большинство и свой ближний круг подбирал по принципу личной преданности.

Ухода аль-Малики уже потребовал влиятельный шиитский лидер аятолла Али Систани. По мнению ведущего эксперта центра INEGMA в Дубае Теодора Карасика, отставка нынешнего премьера является лишь делом времени. Именно от нового премьер-министра во многом и будет зависеть решение конфликта в стране. Сегодня в числе потенциальных кандидатов фигурирует бывший премьер Ахмед Чаляби. С 2005 по 2006 год он возглавлял правительство, а сейчас является депутатом иракского парламента и, по слухам, агентом ЦРУ. Его кандидатуру поддерживают американцы и сторонники влиятельного шиитского клерика Муктады аль-Садра.

В тоже время некоторые эксперты в Израиле (например, Офра Бенгио, эксперт из Тель-Авивского университета) указывают, что не стоит строить больших надежд в отношении политиков, которые придут на смену аль-Малики.

«Разговоры о демократическом Ираке, о рыночной экономике, о тесных связях с нашей страной не имеют под собой оснований. Шансы либералов-западников типа Чалаби, ратующих за установление добрых отношений с Израилем, прийти к власти практически равны нулю. Любой, кто открыто заявит о необходимости нормализовать отношения с Израилем, автоматически выпадет из конкурса на пост нового иракского премьера», — полагает израильский эксперт...

... Таким образом, сегодня существует реальная вероятность раскола страны на три части, подконтрольные суннитам, шиитам и курдам. При этом большая часть страны вполне может оказаться под контролем радикалов из организации «Исламское государство Ирака и Леванта». Уже сегодня экстремисты захватывают города и месторождения, приближаясь к столице.

Кроме того, гражданская война в Ираке неминуемо втянет в конфликт Иран, Турцию, Саудовскую Аравию, и моментально станет войной международного масштаба. Появление в этих условиях Независимого Курдистана лишь усугубит ситуацию. Безусловно, турецкие, иранские и даже сирийские курды также потребуют независимости, но при этом вряд ли захотят, чтобы ими командовал премьер-министр Иракского Курдистана Барзани, что посеет дополнительные распри в курдской среде и сделает регион особенно взрывоопасным.

По мнению специалиста по Ближнему Востоку, координатора экспертного центра Mir Initiative Эрнеста Султанова, у Ирака есть три варианта возможной правительственной коалиции. Первый — с участием суннитского меньшинства, второй вариант предполагает, что правительство шиитов установит жёсткий режим, который мог бы объединить Ирак с применением силы. И третий — дальнейшая деградация Ирака как государства. По мнению эксперта, если премьером страны станет агент ЦРУ Чаляби, деградация неминуема. «Он является одним из плохих вариантов. Это новый вариант аль-Малики, человек неоткуда, которого никто не уважает», — заключает эксперт.

Какой сценарий возобладает в Ираке, покажет, очевидно, уже самое ближайшее время.

Юлия Чмеленко, специально для «Посольского приказа»


Warning: include(/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png): failed to open stream: No such file or directory in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38

Warning: include(/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png): failed to open stream: No such file or directory in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38

Warning: include(): Failed opening '/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png' for inclusion (include_path='.:/usr/local/lib/php') in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38
test
Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика