Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Власов и Ельцин, настоящие близнецы и братья

Власов и Ельцин, настоящие близнецы и братья

olvil3_1471292646Давно наблюдаю противостояние кинорежиссёра Никиты Михалкова и так называемого «Ельцин-центра» (город Екатеринбург). В общем-то у меня лично сложное отношение к творчеству Никиты Сергеевича, особенно к его последним киноработам — об этом уже говорил не раз. Однако в данном случае я оцениваю Михалкова как публициста и гражданина, и его тревогу по поводу безобразий, которые творятся в «Ельцин-центре» полностью разделяю!

Напомню, что Никита Сергеевич справедливо бьёт в набат по поводу той «работы» с детьми, которая осуществляется этим центром. В частности, по свидетельству Михалкова, в «Ельцин-центре» через игровые и образовательные акции молодым россиянам, не помнящим ельцинские 90-е годы, навязываются ложные установки: Запад подаётся как благодетель России, внушается, что ничего хорошего в нашей стране до прихода Ельцина к власти якобы не было, а любое волевое, государственное решение подаётся исключительно как «проявление тоталитаризма». В общем, налицо весь набор либеральных антироссийских страшилок и либерального негатива! Не буду пересказывать аргументы Михалкова — с ними можно ознакомиться в интернете на записях программы «Бесогон»...

Но вот буквально на днях «Ельцин-центр» отчебучил совсем уж нечто из ряда вон выходящее! По сообщению сайта Накануне.RU, там уже готовы заняться реабилитацией... генерал-предателя Власова (?!):

"... сотрудники учреждения сообщили о готовности рассмотреть заявку об увековечивании памяти тех, кто боролся с Советской властью с оружием в руках. Замдиректора по научной работе центра Никита Соколов заявил, что необходимо выйти за рамки узкого понимания репрессированных. Нужно его расширить.

Он сообщил, что важной общественной проблемой является память о группах лиц, «которые не были реабилитированы и создавали реальные боевые группы для противостояния Советской власти», в их числе и «власовцы». Сам Соколов «не уверен», что современной России следует считать их врагами народа.

«Если нам поступит такая заявка (об открытии памятной доски людям, которые сражались с Советским режимом с оружием в руках), то мы начнем общественную дискуссию на этот счет», – рассказал замдиректора «Ельцин-центра» по научной работе на пресс-конференции, посвященной установке в Екатеринбурге мемориальных табличек проекта «Последний адрес». Он уточнил, что «власовцы» – большой вопрос, на который, «наконец, следует ответить»...

Знаете, я не буду возмущаться этой инициативой. Для меня она вполне закономерна, она лишний раз подтверждает, что современный российский либерализм — это экстремистская идеология, служащая делу развала нашей страны. Поэтому нет ничего удивительного в том, что апологеты этой идеологии ищут вдохновения не просто в исторических противниках Советской власти, а в личностях, олицетворяющих самое гнусное предательство. Как говорится, свой своего видит издалека, а ворон ворону глаз никогда не выклюет...

Вышел родом из народа и головою прямо в снег...

Думаю, что любовь «Ельцин-центра» к генералу Власову и объясняется во многом тем, что сами российские либералы чувствуют своё родство душ с эти деятелем. Тем более, биографии Власова и Ельцина очень похожи.

Оба вышли из простого народа, из самой что ни на есть крестьянской глуши. Оба — всей своей карьерой обязаны исключительно Советской власти, без которой их наверняка ждало бы серое и безрадостное существование рядового деревенского мужика: крутили бы хвосты коровам до конца жизни, без какой-либо перспективы выбраться из вековой забитости и нужды.

Кстати, именно поэтому потом оба так страстно ненавидели эту власть — это ненависть типичного предателя, настоящего Иуды, который вот таким образом пытается оправдаться, прежде всего перед самим собой, за свой мерзкий поступок...

Борис Ельцин родился на Урале, в глухой деревне. Детство провёл в городке Березники Пермской области. После школы поступил в Уральский политехнический институт, после окончания которого начал делать успешную карьеру — сначала в строительной отрасли, а потом по партийной линии. К началу перестройки был первым секретарём Свердловского обкома партии, делегатом многих партийных съездов. Горбачёв перетащил Ельцина в Москву, на пост 1-го секретаря горкома партии, что привело его уже в высшую лигу Советского Союза — стал кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС.

Почему же он потом вдруг «резко перестроился» и стал ярым антикоммунистом? Сам он давал по этому поводу путанные и очень неубедительные объяснения: якобы уже давно видел всю бесперспективность власти КПСС, её лживость. Говорил одно время даже, что якобы пытался ещё при Брежневе выступить с критикой режима на одном из партсъездов.

Но всё это враньё! До самого ухода в «оппозицию» он был и оставался правоверным коммунистом. А толкнули его на «оппозиционную» борьбу чисто внутрипартийные интриги, в которых он изрядно запутался.

Вот что об этом автору этих строк рассказывал былой ельцинский сподвижник Михаил Полторанин:

«Я думаю, что через свою бурную перестроечную деятельность в Москве он хотел сделать карьеру и войти в состав Политбюро. Но его подвела главная беда — неумение напряжённо трудиться в течение длительного времени. Он не умел системно работать. Где-то через год после прихода в Москву стало видно, что Ельцин иссяк. Начал повторяться, суетиться на пустом месте, а потом и вовсе принялся увиливать от работы, под разными предлогами уезжая куда-нибудь на Воробьёвы горы, где любил в одиночестве часами гулять.

Его роковым недостатком было неумение добиваться воплощения им же принятых решений. Это, кстати, люди заметили и во время его президентства, когда деятели из ельцинской Семьи переиначивали распоряжения и указы главы государства по своему усмотрению и в свою пользу.

Деловую пустоту Ельцина заметил член Политбюро Егор Кузьмич Лигачёв, сам мужик дельный и чрезвычайно работоспособный. Лигачёв искренне хотел, чтобы Ельцин наконец от слов перешёл к делу, потому и начал его критиковать.

К сожалению, мы тогда воспринимали рабочую критику Лигачёва исключительно как гонения на честного руководителя, которому „партийные консерваторы“ мешают работать».

Ельцин тогда лишился своего поста и был выведен из состава кандидатов в члены Политбюро. На октябрьском Пленуме ЦК КПСС 1987 года, когда его снимали с работы, он попытался выступить с оправдательной речью. Но, по словам, Полторанина, это было «жалкое блеяние проштрафившегося партийного начальника, слёзно умолявшего Политбюро о пощаде».

Ельцина спасло лишь то, что перестройка уже набрала силу, и уже появились влиятельные общественно-либеральные силы, которые бросили вызов власти КПСС. С ними связался Михаил Полторанин — это он потом сочинил и выпустил мифическую речь Ельцина на том самом Пленуме ЦК 1987 года, с которой тот якобы выступил:

«Я знал, что стенограмму в ЦК никто мне не даст — ну что ж, тем хуже для ЦК. Я задумался — что сейчас народ волнует больше всего? Кругом болтовня об успехах, а жизнь всё хуже и хуже... И я стал писать. Писал о том, что болтовня о перестройке — это лишь дымовая завеса, за которой прячутся истинные намерения номенклатуры, которая не думает о людях, а только обустраивает свою жизнь. Писал о том, что слово правды в партии под запретом и что именно партия доводит страну до ручки. И если партия не начнёт внутри себя очищение, то народ вынесет ей приговор. Ну и так далее на четырёх страницах.

Это не было подлинным выступлением Ельцина. Но это было то, что хотели услышать люди. Я оформил свою писанину-размышление как выступление опального первого секретаря МГК».

Вот только с этого момента и можно говорить о Ельцине, как о лидере оппозиции, которая и привела его в конце концов на пост президента России — обиженный на партию крайне самолюбивый член ЦК стал ярым антисоветчиком. ...

А вот что известно о Власове. Вся известная биография Андрея Андреевича, вплоть до самой сдачи в немецкий плен, может служить настоящим образцом для любого «строителя коммунизма»!

Как верно заметил его немецкий куратор, капитан Вильфрид Штрик-Штрикфельдт, если для кого и была Советская власть родной матерью, так это именно для таких людей, как Власов. Выходец из самой простой крестьянской семьи Нижегородской губернии, он после Октябрьской революции сделал весьма успешную военную карьеру — за двадцать лет пройдя путь от командира взвода до командующего армией. Всё это время он никак не сомневался в проводимой коммунистической партией политике. На различных партийных собраниях и мероприятиях красный командир неизменно клялся перед народом в верности делу Ленина — Сталина. Да и в своих анкетах он также уверенно писал: «Никаких политических колебаний не имел. Всегда твёрдо стоял на генеральной линии партии и за неё всегда боролся».

Надо сказать, что воевать Власов начал хорошо. В начале войны он успешно руководил обороной Киева, а под Москвой вверенная ему 20-я армия одной из первых перешла в контрнаступление, закончившееся разгромом ударной немецкой группировки. На Власова буквально посыпался целый шлейф наград и поощрений, включая сюда и внеочередное звание генерал-лейтенанта...

А потом случилась трагедия на реке Волхов. В начале 1942 года при попытке прорвать блокаду Ленинграда в наступление перешла 2-я ударная армия Волховского фронта. Армия поначалу успешно прорвала немецкую оборону, но затем увязла в тяжёлых боях. Немцы быстро пришли в себя и несколькими мощными ударами отсекли армию от главных сил фронта. Спасать армию Ставка отправила именно генерала Власова. Он получил не только пост командарма, но и должность заместителя командующего фронтом с самым широким кругом полномочий.

Однако к моменту прибытия Власова положение армии было уже безнадёжно — части оказались совершенно обескровленными и, по сути, разгромленными; боеприпасы, медикаменты и продовольствие находились на исходе. Было принято единственно правильное в таких условиях решение: отдельными группами, с боями прорываться обратно к своим.

В последних числах июня 1942 года Власов с небольшим отрядом штабных командиров ушёл на восток и... пропал без вести. Очевидно, генерал — не смотря на его последующие рассказы — поначалу не собирался сдаваться врагу. Всё произошло случайно. Как свидетельствуют архивные документы органов госбезопасности, Власова и его походно-полевую жену, повариху Марию Воронову, захватили русские полицаи из деревни Туховежи, куда генерал, переодетый в гражданскую одежду, решил наведаться за едой. Так получилось, что они нарвались на старосту, который и выдал их немецким оккупантам.

А ведь если б не эта случайность со старостой, судьба генерала могла бы сложиться совсем по-иному! Он мог благополучно выйти из окружения и, как сталинский любимец, совершить на войне блестящую карьеру, вплоть до получения звания маршала Советского Союза. Смотришь, маршал Власов потом учил бы всех нас патриотизму на примере своих военных подвигов и достижений. Но, увы — жизнь толкнула его в немецкий плен и, в конечном счёте, на предательство…

Так когда же случилась сама измена, и что, собственно, подтолкнуло генерала на такой шаг?

Думаю, что главная заслуга здесь принадлежит Штрик-Штрикфельдту. Как опытный разведчик-пропагандист он смог просчитать эгоистичный характер Власова и умело сыграть на его слабостях. А слабости эти были очевидны – завышенная самооценка, болезненное самолюбие и сильный стресс после попадания в плен, с чем генерал явно не справился. Оно и понятно – карьера в Советском Союзе шла как по маслу, без каких-либо проблем и потрясений (его, в том числе, обошли стороной и жёсткие политические чистки в Красной Армии, которые периодически проводились на протяжении всех 30-ых годов). Он, можно сказать, гладко и ровно шёл от одной вершины к другой… и вдруг – плен, что в личном плане означало конец любым карьерным чаяниям и надеждам.

И Штрик-Штрикфельдт дал ему такую надежду – не просто восстать против прежних кремлёвских благодетелей, не просто вернуть себе генеральский статус, но и обрести перспективу стать во главе всей России. Тем более, никакого особого «мужества» для такого шага не требовалось – шёл 1942 год, немцы сильно теснили Красную Армию и рвались к Сталинграду, наши западные союзники тогда серьёзно засомневались в том, что мы выдержим эту войну, в стране нарастали чрезвычайно опасные панические настроения, о чём свидетельствовал крайне суровый сталинский приказ №227 («Ни шагу назад!»). Так что военное поражение Советского Союза для многих неустойчивых людей стало делом вполне очевидным. И Власов с умелой подачи немецкого капитана-разведчика просто поспешил запрыгнуть в вагон «грядущих победителей».

Говоря проще, генерала банально завербовали по всем правилам и законам, которые издавна известны разведслужбам всего мира…

Думаю, что лучше всего сложившуюся ситуацию обрисовал, как ни странно, историк-ревизионист Борис Соколов, который при всей своей нелюбви к Советской власти, был вынужден признать, что на предательство генерала толкнули весьма банальные причины, не имеющего к «антисоветской идейности» никакого отношения:

«… бывший командующий 2-ой ударной армии генерал-лейтенант Андрей Андреевич Власов стал противником Сталина не по убеждению, а силой обстоятельств, попав в июле 1942 года в германский плен. Шансов на продолжение карьеры в Красной Армии у него не осталось, это Власов отлично понимал. Пленных ведь Сталин не жаловал, и генералов том числе.

Даже в случае советской победы Андрей Андреевич, при самых благоприятных для себя обстоятельствах, мог рассчитывать на какую-нибудь незначительную должность, вроде начальника военной кафедры в каком-нибудь вузе. Такова была судьба тех вернувшихся из плена генералов, кому посчастливилось избежать ГУЛАГа или расстрела. Летом 1942 года казалось, что вермахт вот-вот одержит полную победу на востоке… Власов решил, что надо поставить на Гитлера, возглавить РОА, а после германской победы и всю Россию, пусть в урезанных границах и зависимую от рейха».

Кстати, Власов, как позднее и Ельцин, тоже пытался доказать своё предательство «высокой антисоветской идейностью». Так, находясь в плену, он рассказывал капитану немецкой разведки Вильфриду Штрик-Шртикфельдту о том, как тяжело он якобы переживал насильственную коллективизацию, прошедшую в его родном селе Ломакино Гагинского района Нижегородской губернии.

Несколько позднее, уже возглавив антисоветское движение, Власов в ходе пропагандистского турне по оккупированной России на встрече сотрудникам коллаборационистской газеты «За родину!» (город Псков) фактически развил эту тему. Мол, с началом войны его былые думы против власти только укрепились, и его стали терзать сильные сомнения — а за правое ли дело он воюет? И якобы сам Сталин начал подозревать его в антисоветизме во время проведения боевых операций Волховского фронта, где генерал командовал 2-ой ударной армией. И пока генерал бился с немцами в волховских лесах, у него на квартире якобы прошёл обыск. За Власовым был прислан специальный самолёт. Но генерал разгадал сталинскую хитрость — вывести неугодного командующего в тыл, чтобы тут же арестовать. Поэтому Власов принял решение остаться в окружении... И хотя генерал прямо не признаётся, но намёк его здесь более чем очевиден — не стал выходить к своим, чтобы добровольно сдаться в плен с целью организации антибольшевистского движения...

А в 1946 году, уже на допросах в советском МГБ он «признался» следователю, что на него тяжёлое впечатление якобы произвели репрессивные чистки в Красной Армии, имевшие место в 1937—1938 годы. Они-то во многом и подтолкнули его к последующему переходу к врагу...

Однако до сих пор, как и в случае с Ельциным, не удалось найти ни единого убедительного факта, который хоть в малейшей степени могли подтвердить эти власовские утверждения! Так что наверняка обоих двигал в политике исключительный эгоизм и цинизм, толкнувший их, в конце концов, на самое настоящее предательство Родины!

Ельцин сделал то, чего не успел сделать Власов

Ради заветной власти над страной, оба были готовы — под диктовку иностранных кураторов — пойти на абсолютно всё, даже на расчленение этой страны!

Михаил Полторанин:

«Ельцин, уйдя от КПСС, со временем попал, что называется, под внешнее управление Западом, в интересах которого и проводил свои „реформы“...

Это американцы подбросили ему идею президентства в России — чтобы через „суверенитет Российской Федерации“ развалить Советский Союз. Думаю, это случилось во время его поездки в США, куда он мотался как член Верховного Совета СССР. И уже став президентом России, полностью попал под их контроль.

По моим данным, в США он тесно общался с деятелями „Бнай-Брит“. Тайный орден „Бнай-Брит“ — в переводе с иврита „сыновья Завета“ — был образован в Нью-Йорке иудейскими выходцами из Германии в начале XX века. Десятилетиями орден набирал силу, подминая под себя прочие масонские организации. И сегодня, по сути, „Бнай-Брит“ представляет собой мировое правительство с широкой сетью филиалов по всей планете. Задача ордена — наложить лапу на мировые природные ресурсы и финансовые потоки.

Я вас уверяю, никто не может сегодня стать главой любого западного государства без согласования кандидатуры с вождями „Бнай-Брита“.

В конце 80-х годов единственной не освоенной территорией для ордена был Советский Союз. Поэтому было сделано всё для развала страны. Кстати, Ельцин приглянулся ордену не только как лидер „самостийной“ РСФСР, но и теми качествами, на которые обращал внимание Лигачёв — отсутствие трудолюбия и любовь к праздному образу жизни. К тому же ему были глубоко чужды разные там „патриотические заморочки“» и чувство социальной справедливости».

А вот к чему стремился Власов. Его апологеты любят твердить о том, что якобы власовское движение было целиком и полностью инициировано вовсе не нацистами, а германскими военными, многие из которых якобы были даже убеждёнными антифашистами. Мол, такими «оппозиционерами» были капитан Штрик-Штрикфельдт, его начальник Рейнхард Гелен и ещё ряд других офицеров вермахта. Согласно этой версии, все они с самого начала войны резко выступали против чудовищной оккупационной политики, проводимой нацистами, и даже ратовали за создание на занятой вермахтом территории самостоятельного русского государства, в противовес сталинскому режиму. Вместе с Власовым им якобы пришлось вести серьёзную – чуть ли не вопреки самому Гитлеру (?!) — борьбу за полноценное признание «русского освободительного движения» со стороны официального Берлина.

Что на это можно сказать? Да, создателями Власова-политика действительно были немецкие военные, это потом его прибрали к своим рукам эсэсовцы во главе с Гиммлером. Но вот были ли эти люди настоящими друзьями России, пусть даже и антибольшевистской? Сомнительно. Всем этим «друзьям» довольно точную характеристику, на мой взгляд, дал бывший советский и российский дипломат Юлий Квицинский в своей книге «Власов – путь предательства»:

«Штрик-Шрикфельдт был из тех типичных прибалтийских немцев, которые люто ненавидели большевиков и были убеждены в том, что любят Россию. Правда, любили они не Россию, как она есть, а Россию своей мечты — сильно уменьшенную в объёме, намного более слабую, приспособленную для вывоза сырья и нефти в Германию, зависящую от импорта немецкой продукции и научного интеллекта, не мешающую господству Германии в Европе... Их нередко страстные рассуждения о желании дружбы с Россией в качестве предисловия всегда имели массу оговорок о необходимости коренного изменения роли Российской империи, или Советского Союза, в современном мире...

„Борьба с большевизмом“ была лишь удобным предлогом требовать от России то же самое, что требовала от неё кайзеровская Германия. Они всей душой одобряли то, что делал Гитлер. Не одобряли они лишь того, как он это делал».

В общем, цель у этих «друзей России» и Гитлера была одна — завоевание жизненного пространства на востоке. Вот только Гитлер делал это с солдатской прямотой, зверски обращаясь с завоёванными народами, а немецкие военные предлагали более хитрый план — не лишать совсем русских своей государственности, но чтобы эта государственность целиком и полностью находилась под контролем Германии.

Спрашивается, а для нашего народа какая была разница, как его собираются покорить и унизить — через прямые кровавые акции СС или через нацеленную на гражданскую войну «мягкую» оккупационную политику покровителей Власова из вермахта?! Как верно подчеркнул Квицинский, хрен редьки не слаще.

В архивах сохранилась докладная записка некоего Хильгера, бывшего советника германского посольства в Москве, датированная датирована августом 1942 года. Она была составлена на основе беседы Хильгера с рядом пленных русских офицеров в Винницком лагере для военнопленных. Среди этих пленных был и Власов, который, будучи уже завербованный Штрикфельдтом, принялся доказывать немецкому дипломату необходимость создания «независимого русского центра», который де станет разлагать Красную Армию и готовить свержение Сталина, чтобы на обломках Советского Союза создать новое русское государство, союзное Германии.

Знаете, что ответил Власову и одному его приспешнику дипломат-интеллигент Хильгер, который по всем ревизионистским признакам являлся «тайным противникам Гитлера»? Цитирую документ дословно:

"Я ясно сказал советским офицерам, что не разделяю их убеждений. Россия в течение ста лет является постоянной угрозой Германии, вне зависимости от того, было ли это при царском или при большевистском режиме. Германия вовсе не заинтересована в возрождении русского государства на великорусской базе". (выделено мной — В.А.).

И тут же предложил Власову, чтобы его «будущая антибольшевистская Россия» отказалась от Прибалтики, Белоруссии и Украины. И что вы думаете? «Идейный антисоветский вождь и русский националист» на это наглое предложение ничуть не возражал...

Таким образом, разница между ним и Ельциным состоит только в том, что бывшему первому секретарю Свердловского обкома удалось расчленить историческую Россию в 1991 году, а вот Власову с этими планами не повезло...

Холуй всегда остаётся холуем

Кстати, обоих презирали иностранные кураторы.

Сохранились сотни свидетельств того, как иностранцы надсмехались на Ельциным, над его пьяными загулами. А когда принимались важнейшие решение, включающие в себя и вопросы национальных российских интересов, Ельцина напрочь игнорировали. Так случилось в ходе Югославского конфликта, в ходе расширения НАТО на восток, в ходе переговоров по проблемам ядерного оружия. Даже вступление России в большую «семёрку» ничего толком не решало — Ельцина звали только на протокольные мероприятия, а вот когда приходило время решать конкретные и наболевшие вопросы, сильные мира сего просто выставляли его за дверь. И он безропотно утирался!

Кстати, эта позорная внешняя политика нам аукается до сих пор — ведь нынешний антироссийский вой Запада как раз и связан с тем, что там привыкли к деятелям типа Горбачёва и Елцьна, которые всегда и во всём уступали...

Власову приходилось ещё хуже — ведь он был только претендентом на «российский престол». Ему немцы сразу жёстко дали понять, что он пока нужен им лишь в качестве чисто пропагандистского инструмента, без каких-либо реальных обязательств со стороны рейха. И только! А чтобы генерал не испытывал никаких особых иллюзий, его фактически посадили под комфортный домашний арест на частной вилле в пригороде Берлина, где он со своим немногочисленным окружением прозябал до конца 1944 года. Презрение немцев к бывшему советскому военачальнику было таково, что на протяжении всего этого времени от его имени продолжали выпускаться разного рода листовки и прокламации, направленные на разложение наших войск. Но тексты большинства этих воззваний… даже не согласовывались с автором!

Казалось бы, после такого наглого обмана и унижения, как идейный вождь своего движения, он должен был глубоко оскорбиться и решительно выразить свой протест – наотрез отказаться от дальнейшего сотрудничества с врагом, попытаться бежать от немцев, потребовать перевода обратно в лагерь для военнопленных … Да мало ли имеется способов лишний раз подчеркнуть свою действительную, а не мнимую независимость! Но Власов предпочёл униженно смириться.

«Вот каков борец диктатуры Сталина, — с иронией пишет генерал-лейтенант юстиции А.Ф.Катусев, исследовавший власовское движение с юридической точки зрения. – Ему плюют в лицо, а он, утёршись, продолжает выслуживаться перед чужеземным диктатором, несущим его стране разруху и рабство».

Ситуация изменилась только осенью 1944 года. Тогда, перед лицом угрозы полного военного разгрома вожди Третьего рейха стали хвататься на самые разные идеи и прожекты, призванные обеспечить спасение гитлеровского режима. Одним из таких прожектов и стала попытка полноценного создания «Русской Освободительной Армии» — РОА. Генерала Власова вызвал на переговоры глава СС Генрих Гиммлер, который ещё совсем недавно презрительно именовал Власова «славянской свиньёй». Без особого труда Власову удалось убедить впавшего в нервозное состояние шефа СС в том, что РОА способна повернуть войну вспять. Мол, как только на фронте появится власовская армия, как в неё тут же ринутся сотни тысяч перебежчиков из Красной Армии, «ненавидящих Сталина», а в самой России немедленно вспыхнет мощное антисоветское восстание.

Однако удалось сформировать лишь одну полнокровную дивизию, которая, выступив в марте 1945 года на фронт, не только не сумела поднять Красную Армию против Сталина, но и быстро оказалась деморализованой неудачными атаками советского плацдарма в районе реки Одер. После этого власовцы решили больше не воевать «против сталинского ига». Они самовольно оставили свой участок фронта и ринулись на запад, навстречу наступавшим западным союзникам, надеясь найти у них политическое убежище...

Впрочем, будем справедливы к этим иностранным покровителям. Немцы до конца пытались помешать западникам выдать Власова советской стороне — видимо, рассчитывали и дальше использовать власовский проект в ожидаемом послевоенном противостоянии Советского Союза и западного мира. Но на тот момент генерал западникам был не нужен — уж слишком нарицательным стало его имя для советского народа, поэтому его и выдали Сталина на вполне справедливую расправу...

Зато к Ельцину западники оказались на редкость милостивы! Ещё бы, ведь все вложения в эту личность себя полностью оправдали, свою задачу по разрушению великой советской державы он выполнил. Неудивительно поэтому, что за эти и ещё многие другие тёмные услуги, оказанные Западу, ряд банков в Швейцарии и в США открыли семейству Ельциных бессрочную кредитную линию, позволившую родным бывшего секретаря Свердловского обкома и сегодня буквально купаться в роскоши.

И хотя в 1999 году финансовые подробности «семейных дел» Ельцина всплыли в нашей и зарубежной прессе, а многие мировые политики прямо назвали первого российского президента отцом российской коррупции, правящие западные круги предпочли закрыть на это глаза. Ну о какой коррупции можно говорить, если этот человек оказал Западу ТАКИЕ услуги?!

Не мытьём, так катаньем

Надо сказать, что сам Ельцин ощущал своё духовное родство с Власовым. Помню, как в 90-ые годы руководство страны чуть ли не «пеплом голову посыпало», громко и публичное проклиная СССР и его правителей. Советская история рисовалась исключительно в чёрных красках, а все возникающие в ходе либеральных реформ проблемы объяснялись «тяжким коммунистическим наследием».

Говорят, где-то в самом начале 1993 года у ельцинского окружения даже возникла идея ввести в обиход новое наименование Великой Отечественной войны: обозвать её «Второй гражданской» и тем самым исторически оправдать генерала Власова и его приспешников, как якобы продолжателей белого дела, как «пламенных борцов с проклятым большевизмом». Не знаю, насколько этот слух действительно имел под собой место, но я его слышал от человека, который в те времена работал в Администрации президента России.

А впрочем, со стороны ельцинского окружения это был бы вполне логичный шаг. Уж больно много этих людей роднило с верхушкой власовского движения — такие же бывшие советские номенклатурщики, которые бессовестно предали ту политическую систему, которая их взрастила.

Вот какое наблюдение в своё время сделали авторы известного научно-популярного журнала «Скепсис»:

"В либеральной прессе в 90-ые долго велась кампания по реабилитации предателя генерала Власова. Одно время Власова даже пытались сделать «главным героем» этой войны (как «борца с тоталитаризмом») – по образцу Западной Украины, Эстонии, Латвии и Литвы, где национальными героями были провозглашены местные националисты, сражавшиеся в составе войск СС против Советской армии. На этой волне в 90-е годы катастрофические изменения претерпели школьные учебники.

Темы борьбы с фашизмом, опасности фашистской идеологии из большинства учебников исчезли, история Второй мировой войны была сведена к минимуму, в ряде учебников... Гитлер выводился как «несчастная жертва агрессии Сталина». В некоторых наиболее распространённых учебниках разгром фашизма Советской армией подавался как явление вредное, поскольку это повлекло за собой "утверждение коммунистического тоталитаризма в странах Восточной Европы». Поскольку учебники являются одним из основных источников информации у школьников, а мышление подростков – «чёрно-белое», без нюансов, часть подростков пришла к выводу, что «Гитлер лучше Сталина» и что «Гитлер был прав».

Наверное, Ельцин наивно полагал, что такого рода исторические выверты и самоистязания вызовут к России симпатии во всём мире, и мы заживём со своими соседями в полном согласии и во взаимовыгодной дружбе. И дело здесь порой доходило до настоящего цинизма.

В 2001 году общественность России потряс неожиданный факт. Оказывается, ещё в 1996 году Главной военной прокуратурой России был реабилитирован известный военный преступник, командир 15-го казачьего кавалерийского корпуса СС генерал-лейтенант Гельмут фон Паннвиц, повешенный по приговору советского военного трибунала в 1946 году. В официальном прокурорском заключении по этому поводу говорилось:

«... установлено, что генерал-лейтенант фон Паннвиц в период Великой Отечественной войны являлся гражданином Германии, военнослужащим немецкой армии и выполнял свои воинские обязанности. Данных о том, что фон Паннвиц или подчинённые ему части допускали зверства и насилия в отношении мирного советского населения и пленных красноармейцев, в деле не имеется».

Историки были шокированы! Ибо в материалах уголовного дела фон Паннвица находилось предостаточно данных о зверских карательных акциях фашистских казаков — от территории Украины до Югославии, где местные жители до сих пор хранят об этом весьма недобрую память. Поднялся большой скандал, который заставил Главную военную прокуратуру снова заняться делом фон Паннвица. И реабилитация с эсэсовского генерала была снята.

Этой историей заинтересовался военный журналист Александр Улитвинов, которому удалось выяснить следующее:

«Реабилитация гитлеровского генерал-лейтенанта совпадает по времени с визитом Ельцина в Германию. Борис Николаевич в ту пору мнит Россию союзником ФРГ и щедро демонстирует сердечное расположение к канцлеру Колю. Для подтверждения этой дружбы требуются, конечно, доказательства, какие-то конкретные шаги. Реабилитация фон Паннвица и стала одним из таких демонстративных жестов (рассчитанным на немецкую аудиторию, но скрытым от соотечествеников), с помощью которых „друг Борис“ мостил дорожку к сердцу „друга Гельмута“. Это не моя догадка, такое объяснение странного совпадения дал мне весьма осведомлённый сотрудник Службы внешней разведки РФ.

Видимо, Ельцина и его свиту не смущала двусмысленность реверанса, с объявлением нацистского генерала, любимчика рейсфюрера СС „жертвой политических репрессий“. Есть свидетельство, что вслед за Паннвицем собирались реабилитировать и групеннфюрера Ганса Ратеннехубера, начальника личной охраны Гитлера, окончившего свои дни в советской тюрьме, но по каким-то причинам эта затея сорвалась».

Однако немцы, да и другие наши соседи не оценили этих шагов Ельцина «по достоинству». Они, как пишет в одной из своих статей Александр Дюков, сделали для себя совсем иные выводы:

«Тенденция самобичевания продолжалась до тех пор, пока власть не посмотрела по сторонам и не увидела, что к России на международной арене всё активнее предъявляются всё большие и порой даже несусветные финансовые, территориальные, правовые и другие претензии, связанные с историей. Что широкое распространение в сопредельных странах, включая бывшие советские республики, получили концепты какой-то «советской оккупации», «советского геноцида» и так далее...

То есть, огульное охаивание советского периода отечественной истории, принятое при Ельцине, стало оборачиваться серьёзными проблемами для государственной власти в России. И только тогда „наверху“ задумались о необходимости восстановления исторической памяти народа, той системы временных координат, в которой мы должны существовать»...

... И вот сегодня почитатели Бориса Николаевича вновь пытаются запустить процесс реабилитации Власова. Очевидно, что в какой-либо спор с ними вступать бесполезно — свои предательские убеждения они менять не собираются, не смотря ни на какую логику, ни на какие нормальные аргументы. Здесь пора сказать своё слово государству, которое должно не просто пожурить «Ельцин-центр», а вообще поставить вопрос о его существовании!

Как пишет сайт Накануне.RU, эта лавочка слишком дорого всем нам обходится — «6 млрд рублей на инвентарь, 100 млн на менеджеров, 50 млн на мероприятия». Думаю, что всё это главным образом государственные расходы. И получается, что государство само финансирует всю ту, в том числе и явно антигосударственную мерзость, которая исходит из этого центра... Спрашивается, доколе?!

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика