Вы находитесь здесь: // Архивы не молчат // Завидовал ли товарищ Сталин маршалу Жукову?

Завидовал ли товарищ Сталин маршалу Жукову?

img-phpМаршалу Советского Союза Георгию Константиновичу Жукову исполнилось 120 лет... Вокруг имени этого легендарного человека до сих пор кипит немало страстей. Особый интерес вызывают его отношения с Иосифом Сталиным, который, собственно, и вознёс Жукова на высоты общенародной славы.

По этому поводу сегодня говорят разное. Более всего любопытна точка зрения нашего российского телевидения, которое занимается государственной пропагандой, в том числе и на исторические темы. Несколько лет назад Первый телевизионный канал преподнёс нам целый сериал «Жуков» на тему отношений вождя Советского Союза и маршала Победы. И этот пропагандистский опус, честно говоря, вызвал только одно разочарование!

Очевидно, что главной целью этого проекта было показать, как якобы несправедливо обошлась советская власть с человеком, под чьим командованием наши войска одержали победу над фашизмом. Авторы сериала изобразили Сталина этаким мелким, злобным и завистливым карликом, который страшно ревновал Жукова к всенародной славе. По сюжету сериала, Сталин, с одной стороны, вроде бы на словах поддерживал маршала и старался уберечь от клеветнических наветов, а с другой — всячески интриговал, натравливая на Жукова злобных «гэбистов», которые шли на всякие подлые ухищрения, дабы обвинить Георгия Константиновича в настоящей уголовщине — вроде пресловутого чемодана с драгоценностями, якобы специально подброшенного на дачу маршала.

Авторы как бы хотели сказать нам — все беды маршала исходили исключительно от завистливого Сталина. Мол, он удалил Жукова из Москвы в 1946 году и до самой своей смерти не пускал обратно, ненавидя всё «яркое и талантливое». Для Сталина якобы высшим наслаждением было сломить сильную натуру маршала Жукова и насладиться его унижениями...

Но так ли это было на самом деле?

Не его Сталинград

Начнём с того что никакой «зависти» к маршалу вождь страны Советов испытывать просто не мог — культ самого Сталина в народе находился на недосягаемой для любого смертного высоте. И никакой Жуков был не в состоянии составить вождю конкуренцию. Наоборот, сам маршал целиком и полностью являлся творением рук сталинской пропаганды!

И началось всё ещё в 1939 году со сражения на монгольской реке Халхин-Гол, когда войска мало кому тогда известного комкора Георгия Жукова наголову разгромили японцев. С тех пор милость Сталина к Жукову не знала пределов!

В годы Великой Отечественной войны Георгий Константинович фактически стал вторым человеком в государстве, руководя различными боевыми операциями. Мало того, Сталин решил навсегда увековечить его имя в памяти народной. Тем более что биография у Жукова была весьма подходящей — типично русский человек, член Коммунистической партии, выходец из самого простого народа... Да и имя, которое ассоциировалось с образом одного из самых почитаемых на Руси святых — Георгием Победоносцем, играло на руку пропаганде.

Газеты, радио, умело запущенная народная молва делали Жукова победителем всех без исключения сражений Великой Отечественной. По личному приказу Сталина он принимал капитуляцию Германии и Парад Победы на Красной площади в июне 1945 года...

Беда Жукова заключалась в том, что он сам начал верить в свою гениальность. Да, маршал действительно был умелым полководцем, и именно ему мы обязаны многими победами — успешными боями на Ельнинском «выступе», обороной Москвы, разгромом врага на Курской дуге, победоносным штурмом Берлина.

Однако знаменитый на весь мир Сталинград к Жукову имеет весьма косвенное отношение. Блестящий разгром вражеской группировки здесь прежде обеспечили коллективные усилия офицеров советского Генерального штаба, вовремя обнаруживших уязвимость флангов армий фельдмаршала Паулюса. С разгрома этих флангов и началось знаменитое сталинградское окружение и уничтожение немецких войск.

Примечательно, что своих мемуарах «Воспоминания и размышления» Жуков как-то не очень охотно описывает события 1942 года, когда состоялась Сталинградская битва. Об указанном времени маршал пишет всё что угодно: о внешней политике Советского Союза, о партийно-политической работе в Красной Армии, о героических тружениках тыла, о партизанах и партизанках, о руководящей и направляющей роли Коммунистической партии и т.д. А вот величайшую битву на Волге Георгий Константинович описывает как-то очень осторожно, слишком поверхностно, словно сторонний наблюдатель, имеющий к этому событию самое отдалённое отношение...

Так оно, собственно, и было. На самом деле идея окружения Сталинградской немецкой группировки принадлежала мало кому известному полковнику Генерального штаба Потапову. Это он ещё летом 1942 года, в разгар немецких побед над нашими войсками на юге страны, обратил внимание на то, что группировка Паулюса (6-я полевая и 4-я танковые армии) сильно вытянулась в направлении Сталинграда, ослабив собственные фланги. Ударом по флангам зарвавшихся немцев можно было взять в окружение.

Полковник доложил о своих наблюдениях своему непосредственному командиру, начальнику Генерального штаба генералу Александру Василевскому. Тот по достоинству оценил идею подчинённого. Вместе они провели тщательную работу по разработке операции. Тогда же, летом 1942 года, план был доведён до Сталина и получил с его стороны полную поддержку.

Операция разрабатывалась в строжайшем секрете. Впрочем, и враг осознавал угрозу, нависшую над группировкой Паулюса. Немецкая разведка докладывала о появлении больших сил русских на флангах группировки. Начальник штаба сухопутных войск Германии Курт Цейтцлер буквально молил Гитлера отвести армии за Дон, оставив сталинградские руины. Но Гитлером владела мания победы. Он даже не мог помыслить об оставлении города, носящего имя его смертельного врага – Сталина. Войска Паулюса были обречены.

Ответственным за операцию был назначен Василевский. Он прибыл на фронт, где довёл план разгрома немцев до непосредственных исполнителей: командующих Юго-Западным, Сталинградским и Донским фронтами, соответственно до генералов Николая Ватутина, Андрея Ерёменко и Константина Рокоссовского. Они-то и обеспечили успешное наступление, начатое 19 ноября 1942 года. В окружение попало почти полмиллиона вражеских солдат и офицеров, большая часть которых впоследствии была пленена…

Жуков в это время вообще был далеко от Сталинграда!

От Ленинграда до Ржева

Мало того, именно на Жукове лежит главная вина за ряд трагических военных провалов. К примеру, как начальник Генерального штаба он наряду с наркомом обороны маршалом Семёном Тимошенко несёт прямую ответственность за разгром и беспорядочное отступление наших армий в первые месяцы войны.

Не совсем удачно Жуков защищал Ленинград осенью 1941 года. Вспомним эти события начала блокады. В июле 1941 года шли жестокие бои на Лужской оборонительной линии. А уже в августе немцы прорвали линию, и их танки покатили прямо к ленинградским окраинам. Один за другим пали города Кингисепп, Новгород, Гатчина, Пушкин. 8-го сентября враг захватил Шлиссельбург, что находится у истока Невы, при её выходе из Ладожского озера. Таким образом сухопутная связь Ленинграда с остальной частью страны была прервана.

10-го сентября в город на Неве прибыл представитель Ставки Верховного Главнокомандования генерал армии Георгий Жуков. Официальная версия гласит, что Жуков, принявший командование войсками фронта, правильно рассчитал направление главного удара немцев в районе Пулковских высот, сосредоточил там основные силы и остановил врага, уже предвкушавшего триумфальный вход в Ленинград. Мол, тем самым город был спасён от падения, хотя и попал в длительную блокаду...

Но вот что стало известно историкам сегодня. Оказывается, ещё 6-го сентября, то есть за четыре дня до прилёта Жукова в Ленинград, вождь германского рейха Адольф Гитлер отдал командующему войсками группы армий «Север» фон Леебу приказ остановить наступление на город, который был объявлен фюрером «второстепенным театром военных действий»: во-первых, войска группы «Север» были предельно измотаны упорным сопротивлением советских войск, а во-вторых, Гитлеру требовались дополнительные силы для наступления на Москву. Фюрер велел ограничиться жёсткой блокадой города, чтобы его защитники сами потом капитулировали...

Что же получается? А то, что никакого генерального наступления немцев на город в районе Пулковских высот в сентябре 1941 года… не было!

Установив блокаду, фон Лееб, повинуясь приказу Гитлера, начал переброску своих ударных соединений на московское направление: две танковые группировки и одну авиационную. А чтобы русские не почувствовали ослабление группы «Север», немцы постоянно контратаковали по всей линии фронта (в том числе и на Пулковских высотах), создавая иллюзию полноценного штурма города. И наш великий полководец купился на это!

Наверное, если бы Жуков точно просчитал планы немцев, то вместо лихорадочного укрепления юго-западных подступов к Ленинграду он бросил бы свои войска на восток, на прорыв только начавшейся блокады, навстречу армиям Волховского фронта. И имел бы полный успех – ведь немцы ещё не успели закрепиться на занятых позициях, да и их группировка была существенно ослаблена, лишившись танков и значительной части самолётов. И тогда город был бы точно спасён от блокады.

Но увы! То ли плохо сработала наша разведка, то ли Жуков сам упёрся в своих убеждениях о неизбежности штурма, но в итоге его войска увязли в боях на юго-западных окраинах Питера, отбивая ложные атаки немцев...

А реально деблокировать город пыталась в одиночку 54-я армия Волховского фронта под командованием маршала Кулика, наспех сформированная из невоевавших новобранцев и брошенная в бой прямо из эшелонов. В итоге эта армия понесла страшные потери, так и не пробившись к осаждённому городу. Время было безнадёжно упущено – немцы прочно закрепились вокруг Питера, взяв город в железные тиски, которые сжимали ленинградцев вплоть до начала 1943 года, когда и была прорвана блокада.

Наверное не зря и сам маршал потом не любил вспоминать об этой неудачной попытке деблокировать город на Неве.

... Не лучше себя Жуков проявил и в ходе бесславных боёв на Ржевско-Вяземском направлении, которые проходили одновременно со Сталинградской битвой. Эта неудачная операция носила название «Марс».

«Все знают операцию „Уран“ – операцию по окружению немецких войск под Сталинградом. Но кто слышал об операции „Марс“?  — вопрошает историк и публицист Юрий Мухин. — А она под руководством Жукова проводилась одновременно с операцией „Уран“ и называлась Ржевско-Сычёвской (не путать с Ржевско-Сычёвской операцией лета 1942 г.). Если под Сталинградом для проведения операции „Уран“ было сосредоточено 1,1 млн. человек, 15,5 тыс. орудий, 1,5 тыс. танков и 1,3 тыс. самолётов, то для операции „Марс“ было выделено 1,9 млн. человек, 3,3 тыс. танков, 24 тыс. орудий и 1,1 тыс. самолётов.

Командуя операцией „Марс“, Г.К. Жуков потерял полмиллиона человек и все танки, но успеха так не достиг».

Жуков тогда не просто провалил своё наступление. Его войска понесли чудовищные потери. Они штурмовали немецкий укрепрайон в районе городов Сычёвка-Вязьма-Ржев, где сама природа в виде болотисто-лесистой местности создала хорошие условия для обороны, чем умело и воспользовались германские войска. Вот как газета «Независимое военное обозрение» описала трагедию 20-й армии Западного фронта, находившейся под командованием Жукова:

«Войска фактически посылались не в бой, а на убой, под хорошо организованный огонь врага. Две стрелковые бригады 8-го гвардейского корпуса четыре дня штурмовали село Хлепень… И там полегли практически в полном составе. Кроме штабов и подразделений обеспечения, не осталось никого…

Неумолимая Ставка и её представитель Георгий Жуков требовали только одного – наступления во что бы то ни стало… Поле битвы было усеяно нашими сгоревшими танками. Уже 6 декабря шесть танковых бригад из восьми были отведены для восстановления боеспособности в тыл. Уже 13 декабря 6-й танковый корпус имел в строю только 26 танков, а два дня назад введённый в сражение 5-й танковый корпус – только тридцать… За 23 суток беспрерывных боёв войска 20-й армии вгрызлись в оборону немцев лишь на 10 километров. Среднесуточные темпы наступления – чуть более 400 метров в сутки. За каждый километр пришлось платить шестью тысячами убитых и раненых воинов…

Примерно по такому же сценарию разворачивались события в полосах наступления других армий Западного и Калининского фронтов».

Финал операции оказался плачевным. Измотав наши ударные группировки, немцы отсекли их от основных сил. С большим трудом им удалось прорваться обратно. Общие потери западных фронтов составили почти 300 тысяч человек убитыми и ранеными — почти столько же, сколько немцы потеряли в то же самое время под Сталинградом!

Эту операцию Жукова правильней было бы назвать бойней. Именно так её и именовали между собой те, кому посчастливилось выйти живыми из ржевского ада. Почитайте произведения писателей-фронтовиков Вячеслава Кондратьева и Александра Твардовского и вы сразу почувствуете всю горечь той трагедии…

... Нет, я не хочу полностью мазать личность маршала Жукова одной только чёрной краской. Надо понять, что он был земным человеком, а отнюдь не Господом Богом и во время войны совершал трагические ошибки, стоившие жизни десяткам тысяч людей — маршал был не лучше и не хуже других наших военачальников той страшной войны. Он же свои ошибки потом и исправлял, ведя нашу армию к победе 1945 года. Ещё раз повторю, были в его биографии и блестящие страницы, вроде битвы за Москву или штурма Берлина. Да и сам факт того, что Жукову на протяжении всей войны доверял сам товарищ Сталин, отнюдь не дурак в кадровых вопросах, тоже, наверное, о чём-то говорит...

Беда маршала заключается в том, что он сам начал верить в ту пропагандистскую шумиху, которая развернулась вокруг его имени в военное и в послевоенное время. Маршал не только помнил одни лишь свои успехи — он ещё и победы других полководцев стал приписывать исключительно одному себе! Это подхватили его многочисленные подхалимы, которые договорились даже до того, что во время войны другие военачальники бегали у маршала чуть ли не на посылках.

Чемодан с драгоценностями

Неудивительно, что в среде военачальников возникло недовольство Жуковым и его завышенным самомнением. До Сталина доходили отзвуки этого недовольства, но до поры до времени мер он никаких не предпринимал. Всё же легенду о Жукове Победоносце он сотворил сам и, видимо, надеялся, что маршалы побрюзжат друг на друга и как-нибудь сами разберутся между собой, без сталинского участия. Однако вскоре события приняли совсем другой оборот...

В конце 1945 года в группу советских войск в Германии, которой командовал Жуков, нагрянула целая бригада следователей и оперативных работников военной контрразведки СМЕРШа. Авторы фильма «Жуков» утверждают, что то были козни Сталина, приказавшего найти на маршала некий «компромат». Однако в архивах никакого подтверждения этой версии до сих пор не обнаружено. Поэтому, скорее всего, поначалу к маршалу эта проверка никакого отношения не имела: контрразведчики просто разбирались с банальной коррупцией, буквально разъедавшей наши оккупационные войска.

Дело всё в том, что из поверженной Германии наши генералы буквально эшелонами вывозили дорогие вещи, драгоценности, предметы антиквариата, произведения искусства. По закону все эти трофеи полагалось сдавать в фонд государства, однако товарищи генералы занялись собственным обогащением и спекуляциями награбленным на чёрном рынке. Самое страшное, что дурной пример подавался рядовым солдатам и офицерам, старавшимся по делу грабежей не отставать от своих начальников. И армия-победитель начала стремительно разлагаться.

Вот этой проблемой и занялась военная контрразведка. Последовали аресты высокопоставленных генералов, что вызвало страшный гнев Жукова — мол, кто посмел трогать ЕГО людей? Не разобравшись, маршал велел контрразведчикам немедленно освободить арестованных, да ещё пригрозил оперативникам немалыми неприятностями. В ответ начальник СМЕРШа генерал Виктор Абакумов лично пошёл на доклад к Сталину...

На сей раз вождь Советской страны прощать Жукова уже не стал. Сталин, склонный к аскетическому образу жизни, мог терпеть что угодно, любые интриги, но только не преступное обогащение, а тем более — покрывательства коррупции! В 1946 году Жуков был снят с должности командующего Сухопутных войск и отправлен командовать войсками Одесского военного округа. Чтобы не пачкать имя маршала-победителя обвинениями в потакании грабежам, смещение формально как раз прошло под предлогом зазнайства (вполне реального!), выразившегося в приписке себе военных подвигов.

А расследование мародёрства, между тем, продолжалось. В 1947 году был арестован майор Сёмочкин, бывший адъютант Жукова. Он показал, что немало награбленных драгоценностей перепало самому маршалу, как главнокомандующему советскими оккупационными войсками в Германии. Кроме того, по уши в мародёрстве завязло всё жуковское окружение, и прежде всего генералы Телегин и Крюков. А жена Крюкова, известная певица Лидия Русланова, вообще оказалась подпольной миллионершей, ворочая просто неслыханными для советского человека богатствами!

Сталин, по свидетельству очевидцев, поначалу не поверил полученным оперативным данным, касающимся Жукова. По его распоряжению на подмосковной даче маршала в посёлке Рублёво был проведён негласный обыск. Выявленное просто шокировало Сталина. Цитирую документ МГБ, датированный январём 1948 года:

«В результате обыска обнаружено, что две комнаты дачи превращены в склад, где хранится огромное количество различного рода товаров и ценностей. Например: шерстяных тканей, шёлка, парчи, бархата и других материалов — всего свыше 400 метров; мехов собольих, обезьяньих, лисьих, котиковых, каракулевых — всего 320 шкур; шевро высокого качества — 35 кож; дорогостоящих ковров и гобеленов больших размеров, вывезенных из Потсдамского дворца и других дворцов Германии — всего 44 штуки, часть которых разложена и развешана по комнатам, а остальные лежат на складе...

Дача Жукова представляет собой по существу антикварный магазин или музей, обвешанный внутри дорогостоящими картинами... Есть настолько дорогостоящие картины, которые никак не подходят к квартире, а должны находиться в музее...».

Был у Жукова и тот самый чемодан с награбленными драгоценностями, о котором немало говорится в фильме и который якобы был подброшен маршалу сотрудниками СМЕРШа. На самом деле никто этот чемодан никому не подбрасывал, а обнаружили его у жены маршала, которая со времён пребывания в Германии таскала этот сундук постоянно с собой, ни на минуту с ним не расставаясь.

Подальше от политики

Наверное, если бы Сталин испытывал к Жукову злобу и зависть, то выявленное стало бы хорошим поводом для репрессии неугодного маршала. Как, например, осудили на 25 лет лагерей генерала-ворюгу Крюкова и его жену Русланову. Но для маршала всё ограничилось... небольшими взысканиями! Жукова «пропесочили» по партийной линии и перевели из Одессы в Свердловск, на должность командующего Уральским военным округом. На этом сталинские «преследования» закончились!

Как мне кажется, Сталин не хотел расправы над Жуковым, он по-прежнему ценил маршала и желал ему только добра. Любопытную версию на сей счёт в кругу близких друзей однажды изложил Леонид Брежнев. По словам Леонида Ильича, Сталин, убирая Жукова из Москвы, преследовал две цели.

Во-первых, остудить маршальский нрав и опустить Георгия Константиновича на «грешную землю», чтобы прошло его победное зазнайство.

Во-вторых, вождь очень боялся, что маршала втянут в смертельные политические игрища, развернувшиеся в высших эшелонах власти в конце 40-х годов, когда головы больших начальников «летели» буквально налево и направо — «ленинградское дело», «дело безродных космополитов» и т.д. Наблюдая за кровавой сварой своего ближайшего окружения, Сталин вёл свою игру, выдвигая на первый план молодых партийцев, которые должны были заменить прежних членов ЦК КПСС и Политбюро. В эту модернизацию высшего советского руководства вождь намечал включить и Жукова.

В 1952 году Сталин дал указание, чтобы маршала Победы включили в состав делегатов XIX -го съезда партии. На этом съезде Георгия Константиновича ввели в состав членов ЦК. Позднее сам Жуков рассказывал, что Сталин хотел назначить его министром обороны и ввести в состав Политбюро. Но не успел — весной 1953 года вождь умер...

К сожалению, опасения Сталина насчёт политической близорукости и наивности маршала нашли своё подтверждение. Преемник Сталина на посту главы государства Никита Хрущёв сумел использовать авторитет Жукова в армии, что называется, по полной программе — с его помощью Хрущёв убрал сначала всемогущего Лаврентия Берию, потом и других политических конкурентов, вроде Вячеслава Молотова и Климента Ворошилова. А осенью 1957 года Никита расправился уже и с самим Жуковым, отправив того на бессрочную и окончательную пенсию.

Так что, увы, во всех своих послевоенных бедах маршал Жуков был виноват прежде всего сам, и Сталин здесь совершенно ни при чём!

Игорь Невский, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Подгонка двери, ока.
Яндекс.Метрика