Вы находитесь здесь: // Архивы не молчат // Нешуточные страсти по Железному Феликсу

Нешуточные страсти по Железному Феликсу

CsDvgK5XEAAw59_Ровно 140 лет назад, в сентябре 1877 года родился руководитель ВЧК Феликс Дзержинский. Споры вокруг имени кипят уже далеко не первый год. А если быть точнее — спорят главным образом вокруг проблемы возвращения памятника Железному Феликсу на Лубянсую площадь в Москве.

Монумент, который до сих пор не даёт покоя

А началось всё в августовские дни 1991 года, когда разбушевавшаяся толпа демократов, воодушевлённая победой над ГКЧП, ворвалась на Лубянскую площадь и снесла знаменитый монумент Дзержинскому, стоявший там с 1958 года. Почему жертвой воинственных либералов стал Феликс Эдмундович, сказать сегодня сложно: ведь можно было пойти на Красную площадь и выбросить из Мавзолея тело Ленина, отца-основателя столь ненавистной им Советской власти. Но они почему-то решили отыграться на Дзержинском.

По поводу мотивации разрушителей существуют разные точки зрения. В частности, издание «Военное обозрение» недавно написало:

«Феликс Дзержинский был одним из основателей Советского государства, создателем и руководителем органов внешней и внутренней безопасности, боролся с хаосом и анархией, в которую погружалась великая страна, защищал Советскую Россию от внутренних и внешних врагов, строил новую советскую цивилизацию, в основе которой была социальная справедливость.

При этом Дзержинский стал одним из отцов программы индустриализации, которая позволила СССР выстоять и победить в жесточайшей мировой войне, стать сверхдержавой, благодаря которой современная Россия ещё имеет вес в мировой политике. Поэтому «Железный Феликс» и вызывает чувство ненависти у российских либералов. Ненависть к Дзержинскому, Сталину и «проклятому советскому прошлому» — это неприятие социальной справедливости, социалистического общества служения и созидания».

Думаю, что это только часть правды. На самом деле либералы в 91-ом году люто ненавидели (и до сих пор ненавидят!) прежде всего советские спецслужбы, которые, в свою очередь, слишком много знали о подлинной, гнилой сущности ниспровергателей советского прошлого. Отсюда и лютая ненависть к КГБ, даже большая, чем даже к коммунистам, откуда, кстати, многие либералы вышли родом. Поэтому и захотели они в 91-ом прежде всего поквитаться с чекистами и с основателем их организации...

С приходом к власти президента Путина заговорили о необходимости возвращения памятника на прежнее место. Поначалу это предложили группа ветеранов органов госбезопасности и депутат Государственной Думы Николай Харитонов. А в 2002 году году их нежданно-негаданно поддержал московский мэр Юрий Лужков, вызвав нешуточные споры в среде политической элиты страны, расколовшейся на сторонников и противников возвращения Железного Феликса.

Сомнительно, что Юрий Михайлович Лужков в своих делах руководствовался любовью к Дзержинскому. Ведь именно он в 1991 году отдал распоряжение о подгоне строительного крана на Лубянку, дабы митингующим на площади людям было проще убрать монумент. Впоследствии он же не раз отвергал любую инициативу коммунистов восстановить памятник… Так что же произошло с ним 2002 году?

Просто в стране на тот момент вновь обострилась политическая борьба. Тогда (да и сегодня) за близость к телу президента Владимира Путина бились две группировки – представители силовых ведомств, с одной стороны, и либералы во главе с небезызвестным Чубайсом — с другой. Борьба шла напряжённая, с переменным успехом. Московский мэр в этих обстоятельствах был поставлен перед выбором. Но поскольку с либералами у него сложились давние устойчиво-враждебные отношения, он быстро нашёл общий язык с силовиками.

В приёмной московского мэра, по словам очевидцев, тогда часто можно было видеть высокопоставленных генералов армии и спецслужб. Столичная мэрия оперативно откликалась на любые просьбы глав силовых ведомств – будь то вопросы выделения жилья для офицеров или спонсорская помощь для проведения тех или иных мероприятий. А в 2002 году Лужков даже решил поддержать тех силовиков, кто ностальгировал по скульптуре Железного Феликса. Известно, что силовики как раз и являлись инициаторами возвращения Дзержинского на Лубянскую площадь — портрет основателя ВЧК и поныне висит чуть ли не в каждом кабинете наших генералов и офицеров из правоохранительных органов...

Либералы, кстати, прекрасно поняли, откуда растут ноги лужковской инициативы. Ныне покойны лидер «Союза правых сил» Борис Немцов тогда развил бурную деятельность по предотвращению возвращения памятника: собирал подписи недовольных граждан, устраивал пикеты и митинги протеста. Его даже публично поддержал один из руководителей главы администрации президента, который представлял интересы либералов в Кремле — по его мнению, лужковская инициатива ничего, кроме раскола, в обществе не принесёт. И памятник, в итоге, решили не возвращать на Лубянку — Верховный суд России признал снос памятника 91-го года законным...

Наблюдая за всеми этими страстями, складывалось ощущение того, что, несмотря на очень давний уход героя скандала в мир иной, его имя по-прежнему такие нешуточные страсти, такой взрыв эмоций и перебранку в правящих кругах, что Дзержинского впору было вносить в списки самых влиятельных лиц современной России!

Понятно, что за всеми этими баталиями стояли узкокорыстные интересы отдельных лиц и политических групп. Силовики жаждали политического реванша за унижения 90-ых годов, а их противники в стремлении не допустить оного шли на откровенные подлог и ложь. Взять хотя бы выступление Немцова 2002 года в телепрограмме Николая Сванидзе «Зеркало», где лидер СПС размахивал некими «историческими документами», якобы свидетельствующими о причастности Дзержинского к страшным преступлениям советского прошлого. Сомневаться в подлинности этих документов заставлял один маленький, но существенный факт.

Борис Ефимович, в частности, ссылался на некие приказы первого чекиста «о расстрелах тамбовских крестьян», якобы датируемых 1919 годом. На самом деле крестьянская война, вызвавшая очень жёсткую реакцию Советской власти, кипела в лесах Тамбовской губернии в 1921—1922 годах, и уже в силу этого немцовские пассажи выглядели, мягко говоря, очень неубедительно…

Наверное, искренней всех за возвращение монумента ратовали коммунисты, в силу идеологических причин. Последний раз они предприняли попытку вернуть памятник в феврале 2015 года, когда КПРФ обратилась в Мосгоризбирком с просьбой провести городской референдум по вопросу возвращения памятника Дзержинского на Лубянскую площадь. Однако в июня того же года комиссия Мосгордумы по государственному строительству и местному самоуправлению рекомендовала думе признать референдум о возвращении памятника Феликсу Дзержинскому на Лубянскую площадь не соответствующим законодательству. На этом эпопея с возвращением снова заглохла — и вопрос с тех пор остаётся открытым...

Кто вы на самом деле, товарищ Дзержинский?

Так кем же он на самом деле был, Феликс Дзержинский — кровавый монстр или самый человечный человек с чистыми руками, горячим сердцем и холодной головой?

Его жизнь была типичной для радикального революционера конца рубежа XIX-XX столетий. Родился в дворянской польской семье в Виленской губернии. С гимназических лет принимал активное участие в работе социал-демократического движения Российской империи. С 1906 года сотрудничал с лидером большевиков Лениным. Много раз за свои убеждения сидел в тюрьме. Очередная его отсидка закончилась благодаря Февральской революции 1917 года.

В октябре того же года Дзержинский вошёл в состав Военно-революционного комитета, готовившего большевистский переворот. Сразу же после его осуществления он стал первым председателем Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК).

Сегодня о первых чекистах рассказывается много «ужастиков». Да, был красный террор. Да, власть руками ВЧК нередко творила беззаконие. Но прежде чем делать какие-либо выводы, следует взглянуть на то время глазами тогдашнего человека…

Перед октябрьским переворотом власть в России валялась буквально под ногами. Либералы, захватившие власть в феврале 17-го года, довели страну, что называется, до ручки. В условиях мировой войны это привело к развалу фронта, экономической и социальной разрухе. Было всем очевидно, что страна катится к диктатуре: неважно какой – белой или красной. Большевики опередили белых. Между ними и белогвардейскими генералами завязалась страшная борьба за власть, названная впоследствии гражданской войной. Методы в ней применялись такие, что до сих х пор волосы от ужаса встают дыбом.

Возьмём для примера мою родную Нижегородскую губернию, где осенью 1918 года в заволжских лесах поднялось крестьянско-белогвардейское восстание под руководством бывших офицеров царской армии. Мятежники устроили местным советским работникам настоящую Варфоломеевскую ночь: кого забивали до смерти лопатами и штыками, кого живьём закапывали в землю. Ответные действия Советов были не менее жёсткими – специальные карательные отряды зачищали мятежные деревни, десятками расстреливая правых и виноватых...

Современники вспоминают, что к такой взаимной кровавой вакханалии все привыкли настолько, что она уже мало кого трогала. Как писал великий русский философ Николай Бердяев, Гражданская война выработала особый вид русского человека, для которого человеческая жизнь не стоила и гроша. И не важно было: носил ли этот человек звезду чекиста или белогвардейские погоны.

Так что ВЧК со всеми её минусами была типичным порождением той эпохи. В условиях братоубийственной войны иной спецслужбы и быть и не могло!

Надо сказать, что при всеобщем ожесточении Феликс Дзержинский от некоторых его коллег, бывших настоящими садистами, отличался более гуманным отношением к людям. Едва закончилась Гражданская война, он тут же поднял вопрос об отмене массовых репрессий. Он писал в ЦК партии:

«Мне кажется, что размеры применения высшей меры наказания в настоящее время (как по суду, так и по нашим решениям) не отвечают интересам дела. Высшая мера наказания – это исключительная мера, а потому введение её как постоянный институт для пролетарского государства вредно и даже губительно. Поэтому я хочу поставить перед ЦК этот вопрос… Я думаю, что высшую меру надо оставить исключительно для шпионов и бандитов, поднимающих восстания».

Думаю, что о настоящей роди Дзержинского и ЧК в красном терроре лучше всего высказался известный российский историк и знаток этого вопроса Илья Сергеевич Ратьковский (интервью порталу РБК в Санкт-Петребурге):

«У нас часто история персонализируется и обобщается. Если ВЧК — то значит Дзержинский. Это не совсем так. Например, если рассматривать первый период деятельности ВЧК, то Дзержинский не являлся даже сторонником вынесения смертных приговоров и голосовал консолидировано с левыми эсерами — против казни политических преступников, однако за расстрелы уголовников. Затем, уже во времена «красного террора», он скорее проводил чистку ЧК от лиц, запятнавших себя «злоупотреблениями». Исходя из моих изысканий, Дзержинского нельзя назвать творцом террора, хотя он, конечно же, был к нему причастен».

Он не знал отдыха ни в борьбе, ни в созидании

Тогда же партия бросила Дзержинского на борьбу с беспризорностью и на восстановление железнодорожного транспорта. Даже недоброжелатели не смеют отрицать успехов Дзержинского на этом поприще.

В 1921 году он возглавил комиссию по борьбе с детской беспризорностью. В самые короткие сроки чекисты собрали по всей стране сотни тысяч маленьких бродяг, организовали для них детские дома и трудовые коммуны, где дети получили крышу над головой и главное – возможность учиться и вырваться из омута преступного мира. Знаменитая колония великого педагога Антона Макаренко, «Республика ШКИД» — это всё итог напряжённой работы Дзержинского и его товарищей по ВЧК. Во многих странах признано, что ещё никому не удавалось справиться с беспризорностью так блестяще, как главному чекисту Страны Советов!

Но ещё этим человеком по праву гордятся и железнодорожники. Всего несколько лет Дзержинский возглавлял наркомат путей сообщения. За столь малый срок под его непосредственным руководством были восстановлены все железные дороги дореволюционной России, полностью разрушенные во время Гражданской войны, и открыты новые ветки. А ведь это происходило в условиях жёсткой экономической блокады со стороны западных стран, не поставивших России ни единого гвоздя, не говоря уже о рельсах и шпалах!

«Дзержинский разработал перспективную «локомотивную» программу, — пишет сайт «Военное обозрение». — Её суть заключалась в немедленном развёртывании паровозостроения в СССР (то есть машиностроения). По обоснованному мнению Феликса Эдмундовича, программа позволяла полностью загрузить паровозостроительные заводы, что в свою очередь резко подтягивало за собой другие, смежные отрасли. В частности, металлургию. Таким образом, Дзержинский планировал сделать паровоз «локомотивом» советского экономического роста. Сталин, который также хорошо разбирался в экономике, безоговорочно поддержал этот план.

В своей программе Дзержинский практически предвосхитил основы будущей индустриализации. Он предлагал сосредоточить усилия на производстве группы А: производство средств производства. Необходимо было создать мощную машиностроительную индустрию, что вело к хозяйственному перевороту в стране».

Не зря Сталин, человек очень скупой на похвалы, так отзывался о Дзержинском:

«Он не знал отдыха, не чурался никакой черновой работы, отважно боролся с трудностями, преодолевал их, отдавая все свои силы, всю свою энергию делу, которое ему доверяла партия».

При всём при этом никто его не освобождал от работы и в органах госбезопасности, где Дзержинский провёл и разработал несколько блестящих операций по нейтрализации деятельности вражеских разведок. Эти операции, известные под названием «Синдикат» и «Трест», теперь изучают во всех разведшколах мира. А представители наших спецслужб считают, что именно Дзержинский положил начало лучшим традициям советской разведки...

… Да, он по полному праву заслужил реабилитацию со стороны потомков. Ибо в отличие от многих других красных вождей, вроде Троцкого или Каменева с Зиновьевым, Дзержинский был ещё и созидателем, одним из лучших представителей советской эпохи. Плохо только то, что его монумент пытаются вернуть исходя из сиюминутных политических побуждений, что, в свою очередь, порождает истерику и неприятие со стороны антисоветской части российского общества...

Наверное сегодня — прежде всего для внутреннего спокойствия нашего общества — никакого памятника возрождать на Лубянке не надо: в конце концов Дзержинский и без материального монумента занял в нашей истории пусть и не простое, но зато достойное место. Как верно заметил историк Ратьковский, «пусть памятники остаются на своих местах. Нет смысла заниматься переносом или демонтажем, ибо это вызовет отрицательный резонанс».

В общем, пусть таких деятелей судит прежде всего история, а вот граждане России должны жить по большому счёту сегодняшним днём и сегодняшними проблемами. Иначе наши внутренние исторические споры и разногласия могут однажды попросту убить саму страну...

Игорь Невский, специально для «Посольского приказа»


Warning: include(/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png): failed to open stream: No such file or directory in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38

Warning: include(/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png): failed to open stream: No such file or directory in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38

Warning: include(): Failed opening '/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png' for inclusion (include_path='.:/usr/local/lib/php') in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38
test
Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика