Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Когда президент опасный свидетель...

Когда президент опасный свидетель...

     Недавняя кончина бывшего посла Югославии в России Борислава Милошевича поневоле заставила вновь вспомнить о его знаменитом брате, последнем югославском президенте Слободане Милошевиче. Как известно, Слободан умер в 2006 году, в тюремной камере Международного трибунала по бывшей Югославии в Гааге. По официальной версии медиков, работающих в трибунале, смерть наступила в результате остановки сердца. Отсюда был сделан вывод — «никаких признаков того, что Милошевич умер неестественной смертью, нет».

Однако эти заверения по целому ряду причин выглядели малоубедительными. Не поверил в них и Борислав, назвав смерть брата «политической расправой». Говорят, что бывший посол вплоть до самых своих последних часов пытался установить истинные причины гибели Слободана. Я не знаю, что в итоге ему удалось сделать. Но его подозрения были отнюдь не беспочвенными...

Все против всех

Слободан Милошевич являлся последним лидером когда-то одного из самых процветающих государств Европы — Югославии. Эта социалистическая страна долгое время держалась на авторитете её многолетнего правителя, маршала Иосипа Броз Тито, который чрезвычайно жёстко преследовал любые проявления национализма в своем многонациональном государстве. После его смерти страна начала разваливаться буквально на куски. Наверное, центральные власти республики со временем сумели бы подавить сепаратистские устремления, если бы не грубое вмешательство извне.

Западный мир, словно стервятник, принялся по кускам растаскивать югославские республики. Немцы, итальянцы и французы принялись опекать католические Хорватию и Словению, в одностороннем порядке, без согласия Белграда, признав их независимость. А США, Британия и Турция дружно «озаботились» проблемами мусульман-боснийцев и албанцев.

В самом худшем положении оказались православные сербы, фактически государствоообразующий народ Федерации. Многочисленные сербские анклавы в новых республиках подверглись преследованиям и гонениям. Внешних защитников у сербов не нашлось. В их защиту выступила власть Белграда в лице Слободана Милошевича, ставшего главой страны в 1989 году. Он направил в конфликтные районы югославские войска...

Конечно, война 90-х годов в Югославии велась по-балкански чрезвычайно жестоко. Зверства проявлялись всеми сторонами. Однако циничный Запад, по сути главный виновник югославской трагедии, во всех без исключения бедах, постигших страну, обвинил лишь сербского лидера Слободана Милошевича. Западных либералов при этом почему-то не смущали личности их хорватских и боснийских подопечных. Хотя ребята были ещё те — президент Хорватии Франьо Туджман, к примеру, не стеснялся публично говорить о своём желании поголовно вырезать всех сербов до последнего человека, а «духовный отец» боснийцев Алия Изетбегович очень гордился тем, что в годы Второй мировой войны служил в войсках СС. Кстати, Изетбегович поддерживал очень тесные связи со многими мусульманскими экстремистскими организациями, в том числе и со знаменитой «Аль-Каидой», и всячески проповедовал идеи создания всемирного исламского Халифата.

Эти деятели не попали на скамью подсудимых только по причине того, что послушно кроили бывшую Югославию по западным рецептам, а вот серб Милошевич пытался вести самостоятельную политику и потому стал для западников настоящим исчадием ада. И едва сербы замирились с хорватами и боснийцами, Запад тут же создал Милошевичу проблемы в автономном крае Косово, подняв на мятеж тамошних албанцев. Якобы в защиту албанцев в 1999 году последовала уже прямая агрессия НАТО, устроившего ковровые бомбардировки Белграда...

Через год при прямом участии американцев в Сербии произошёл государственный переворот. Милошевича свергли, а весной 2001 года бывшего президента выдали Гаагскому трибуналу по бывшей Югославии. Выдали как «военного преступника».

Неудобный свидетель

Однако вопреки воле заказчиков судебный процесс над бывшим югославским лидером явно не заладился. Милошевич наотрез отказался признавать свою вину. Мало того, он принялся буквально разрушать все версии обвинения, у которого, как оказалось, не было мало-мальски юридически обоснованных доказательств. Главные обвинения трибунала строились на якобы имевших место преступлениях белградских властей в Косово — Милошевич, мол, отдавал приказы о массовых убийствах албанцев. Но ни этих приказов, ни их исполнителей, ни самих жертв «этнических чисток», о которых громко стенали едва ли не все западные СМИ, так и не нашлось. Дальше — больше: свидетели Милошевича давали показания, которые в корне меняли картину, нарисованную западной пропагандой.

Девять лет назад автору этих строк довелось беседовать с одним из свидетелей по делу бывшего югославского президента, российским генералом Леонидом Ивашовым, служившим в 90-е годы начальником Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны России. По роду своей службы генерал досконально изучил подноготную всех югославских конфликтов. Вот что мне тогда поведал:

«В конце 2004 года я, Евгений Максимович Примаков и Николай Иванович Рыжков ездили в Гаагу давать показания по делу Милошевича и начальника Генерального штаба Югославской армии, моего друга генерала Драголюба Ойданича. Я давал показания в течение 10 часов, целых два дня. Наши показания сильно расшатали позиции обвинения. Мы убедительно доказали преступную роль США в югославском кризисе.

Так, я привёл данные о том, что за сепаратистским движением косовских албанцев стояли две группировки, торговавшие наркотиками, — одна была албано-турецкая, другая — кавказская. Они стремились создать наркотреугольник „Косово — Албания — Македония“, из которого было бы удобно перебрасывать наркотики на европейский рынок. Эти бандиты и создали первые отряды „Армии Освобождения Косово“ или АОК. Поначалу бандиты не выдвигали никаких политических лозунгов, а просто занимались транспортировкой своего товара. Но затем они попали в поле зрения американской разведки, которая и взяла их под своё покровительство, вручив им националистические лозунги.

Вот такой получился альянс — США и наркобизнеса. Помню, как судьи были поражены, когда я представил им записи двух телефонных переговоров госсекретаря США Мадлен Олбрайт и албанского наркобарона Хашима Тачи, одного из лидеров АОК. Олбрайт требовала от Тачи его согласия на ввод войск НАТО в Косово и настаивала на терроре против югославских полицейских и военных, дабы спровоцировать тех на жёсткие ответные меры. При этом она гарантировала проведение референдума за независимость Косово с гарантированным для националистов результатом...».

Нет человека, нет проблем

Генерал Ивашов в ходе нашего разговора вспоминал, что его свидетельства шокировали не только судей, но и обвинителя — англичанина Найтса:

«Он просто не знал чем крыть. Найс попытался поставить под сомнение законность прослушки этих переговоров. На это я ответил, что сербские спецслужбы во взаимодействии с нашими прослушивали вовсе не госпожу Олбрайт, а террористическую сеть. И отнюдь не наша вина, что светочи западной демократии попадают в эту сеть и что они связаны с наркомафией посредством террористов. На второй день заседания обвинитель пустился в откровенную демагогию, заявив, что мои свидетельства не могут быть надёжными, так как генерал Ивашов долго жил в тоталитарной коммунистической стране, что он славянин и потому, мол, испытывает симпатии только к сербам, что он не любит мусульман и т.д. и т.п. В общем, нёс откровенную чушь, где не было ни йоты юридических обоснований, а было лишь одно пустое политиканство!

Судьям, по-моему, было даже стыдно за этого человека. Тем не менее они приняли его показания, поскольку таков был политический заказ их хозяев. Поэтому я думаю, что Милошевича всё же осудят, несмотря на любые факты в его пользу. Ведь что такое оправдание Милошевича? Это автоматическое осуждение агрессии НАТО и всей американской политики на Балканах. На такое Запад никогда не пойдёт».

Как видим сегодня, генерал Ивашов ошибался только в одном. Милошевича даже не довели до приговора — видимо, позиции обвинения оказались настолько расшатаны, что не годились даже для самого закрытого политического процесса. А в 2005 году едва не дошло до громкого скандала: Милошевич потребовал пригласить на суд бывшего президента Америки Билла Клинтона и его помощницу Мадлен Олбрайт. Те стали всячески уклоняться, что породило множество недоумённых вопросов даже у самых ярых противников Милошевича из числа европейцев. Стало очевидно, что бывшие американские лидеры чего-то боятся и что-то скрывают. Вот тогда-то, видимо, и активизировались специалисты по «мокрым делам» из американской разведки...

Кстати, это далеко не первая подобная акция в истории ЦРУ. Зверские ликвидации лидера Республики Конго Патриса Лумумба и президента Чили Сальвадора Альенде, многочисленные покушения на главу Кубы Фиделя Кастро — вот лишь немногие известные историкам подвиги американских «рыцарей тайной войны». К этим жертвам, очевидно, присоединился и Милошевич.

В убийстве югославского лидера американцы даже проявили своеобразное новшество — смерть через отказ в медицинской помощи. Дело в том, что Милошевич страдал различными видами сердечно-сосудистых заболеваний. В начале 2006 года он через своего брата Борислава даже обратился к трибуналу с просьбой отправить его на медицинское обследование в Москву. При этом наше правительство гарантировало, что после лечения Милошевич обязательно вернётся в Гаагу. Но хозяева трибунала ответили отказом.

Кроме того, к Милошевичу перестали пускать тех врачей, которым он доверял. Вся медицинская «помошь» стала исходить исключительно от медиков, работающих в трибунале. Чем они пичкали бывшего главу Югославии, какими таблетками, наверняка так и останется загадкой. Во всяком случае, сегодня известно, что буквально в канун своей гибели Милошевич обратился к российской стороне с жалобой на то, что ему дают неизвестные ему лекарства, что эти препараты вызывают у него сильную тревогу.

Независимые специалисты полагают, что Милошевичу могли подмешивать спецсредства, часто используемые различными спецслужбами, — они вроде бы не травят человека, но зато чрезвычайно обостряют имеющиеся у него заболевания и способны в определённых дозах довести порой самое невинное недомогание к летальному исходу. Ещё одно преимущество у этих спецсредств — их очень сложно определить с помощью известных методов судебной медицинской экспертизы. Так что следы преступления в этом случае очень легко заметаются.

Любопытно и ещё одно обстоятельство. Милошевич не первый, кто умер в гаагской тюрьме. Несколько лет до этого при таких же странных обстоятельствах скончался сербский офицер Славко Докматович, обвинённый в геноциде против хорватов. А буквально за пару недель до кончины Милошевича умер другой «гонитель хорватов» Милан Бабич — он якобы повесился у себя в камере. Все эти люди должны были бы, по мысли обвинителей, стать важными свидетелями против Милошевича. Говорят, что Докматович не пожелал клеветать на главу своего государства, а нужда в показаниях Бабича с вынесением смертного вердикта югославскому президенту и вовсе отпала. В общем, их обоих заранее отправили в мир иной...

Очевидно, что смерть Милошевича имела очень большое значение. Ведь с его таинственной гибелью мы лишились не только веры в справедливость и беспристрастность различных международных юридических структур, которые, как оказывается, являются лишь инструментом давления со стороны нынешних хозяев планеты на всех неугодных, но и возможности узнать правду о многих хитросплетениях международных отношений конца XX века, чего, видимо, и добивались убийцы.

Эти тайны вслед за братьями Милошевичами ушли в могилу...

 

Вадим Андрюхин, главный редактор

 

 

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика