Вы находитесь здесь: // ГЕО в политике // Антифашист, который мечтал расчленить Россию

Антифашист, который мечтал расчленить Россию

iCA3UZQ50 Мы продолжаем цикл статей историка Андрея Васильченко, посвящённого теме Европейского Союза, идеи которого принадлежали вовсе не либеральной европейской мысли — как это принято думать — а вождям нацистской Германии. Автор в своих материалах неоднократно подчёркивал, что именно в этих истоках и следует искать причины той нынешней русофобской политики, которую сегодня проводит ЕС, ставший настоящим преемником Третьего Рейха... На этот раз автор рассказывает о немецком профессоре Альбрехте Хаусхофере, одном из нацистских разработчиков теории послевоенного устройства «объединённой Европы». Примечательно, что этот человек сегодня почитается западными историками в качестве одного из «героев антифашистского сопротивления».

 

... В ноябре 1941 года в Третьем рейхе на имя статс-секретаря имперского министерства иностранных дел Вайцзекера был представлен меморандум, который касался возможного устройства «послевоенной Европы». Автором этого документа был сын знаменитого основоположника геополитики как науки Карла Хаусхофера. На основании этого меморандума предполагалось подготовить специальный доклад для Гитлера. Документ по своему объёму напоминал скорее небольшую книгу, а потому для нас особый интерес представляют мысли и идеи, которые касались «обустройства» России.

Исходя из того, что «в современной мировой войне ни одна из мировых держав на могла претендовать на абсолютную победу, т.е. на надконтинентальный диктат», Альбрехт Хаусхофер предлагал учитывать, что «азиатское властное ядро великороссов – в сталинском или же другом виде – сохранится от Волги или от Урала вплоть до озера Байкал». Вывод о том, что сугубо военно-насильственное подчинение «русской Евразии» было столь же маловероятно, как и подчинение Китая, заканчивался рядом конкретных практических предложений.

Для русских земли нет

Прежде всего, Хаусхофер говорил о «проблеме геополитической изоляции Сталина (и великороссов) в Сибири». В этой связи заявлялось: «Сталин – или его наследники, которые могут придерживаться как идей мировой революции, так и великорусского национализма – будут тактически заинтересованы во включении в процесс переговоров», от которых и надо было их изолировать. Чтобы облегчить «сибирскую изоляцию», Хаусхофер «великодушно» предлагал не завоёвывать Россию восточнее линии: Белое море – Онежское озеро – Волхов – Среднерусская возвышенность – Дон – устье Волги. Причина столь разительного «благородства» крылась в том, что автор документа полагал русских (так же как и сербов) народами, которые на протяжении долгого времени не смогут смириться с немецким диктатом. (весьма показательно, что в соответствии с расовыми законами Третьего рейха считавшийся на четверть евреем Альбрехт Хаусхофер причислял к числу «антинемецких народов» и всех европейских евреев. одобрительно относясь к практике их поголовного уничтожения)...

Программа «преодоления великорусской проблемы», предложенная Альбрехтом Хаусхофером, предусматривала целый ряд мер по расчленению России (читай, СССР).

Предлагалось предоставить условную самостоятельность прибалтийским государствам. Карелия должна была отойти к Финляндии, что якобы должно было обеспечить безопасность всей северной Скандинавии от некой «великорусской угрозы». Рассуждая о лишении России выхода к морям, Хаусхофер многозначительно намекал и на «судьбу Петербурга» — по его мнению, вся северная Россия должна была перейти под контроль рейха и его сателлитов. Аналогичная судьба ожидала Украину, Белоруссию и Кавказ. Хаусхофер говорил о создании неподконтрольного Москве «пояса государств», который должен был протянуться от Белоруссии через Украину к Кавказу и закончиться на афганском Гиндукуше.

Внешне этот процесс должен быть замаскирован как взлёт «национального самосознания» ряда народов, этносов и племён. На самом же деле предполагалось всячески развивать и культивировать на упомянутых областях русофобские настроения. Вам это ничего не напоминает? Правильно — это, по сути, есть нынешняя политика западного мира по отношению к России. Но вернёмся к идяем Хаусхофера.

Критика большевизма должна была носить условный характер — в первую очередь надо было вызывать ненависть к «великороссам». Поощрение русофобии должно было происходить, по предложению Альбрехта Хаусхофера, через формирование новой политической и культурной «элиты» тех этносов, которым должно было разрешено получить собственную государственность под немецким патронажем...

Практический план по геополитической изоляции русского народа в Сибири примечателен хотя бы в силу нескольких обстоятельств. Во-первых, немецкого геополитика вовсе не интересовала идеологическая составляющая этого проекта: с большевиками или без, со Сталиным или без – но русские должны были оказаться в геополитической обособленности. Во-вторых, этот план был подготовлен человеком, которого даже в нашей отечественной историографии было принято называть... «консервативными антифашистом»!

Английский пациент

Поводом для подобного рода умозаключений послужили два ареста Альбрехта Хаусхофера и его как бы антинацистские «Маобитские сонеты», которые были написаны зимой 1944—1945 годов, то есть накануне того, как он был расстрелян без суда и следствия в Берлине. Но вот что интересно, сразу после первого ареста в 1941 году гестапо с ним обращались в высшей мере корректно, и двухмесячное пребывание в казематах никак не повредило его физическому и психическому самочувствию. Поэтому вряд ли предлогом для задержания стала мнимая антифашистская деятельность Альбрехта Хаусхофера.

Скорее всего, его небезосновательно подозревали в организации перелёта Рудольфа Гесса в Англию, который заместитель фюрера по партии совершил в мае 1941 года...

Альбрехт Хаусхофер, хотя и не был национал-социалистом, но благодаря своему близкому знакомству с Рудольфом Гессом и Иоахимом фон Риббентропом сделал стремительную и блестящую карьеру в дипломатической сфере. Он считался специалистом по тайным дипломатическим миссиям, за что в коридорах МИДа Альбрехта прозвали «Его серейшее Высокопреосвященство» («серый кардинал»). К великому разочарованию отца, его сын не разделял антианглийских воззрений самого Хаусхофера-старшего. Напротив, Альбрехт Хаусхофер благоволил англичанам, не раз бывая в Великобритании со специальными миссиями .

В начале августа 1940 года Рудольф Гесс неожиданно для Альбрехта Хаусхофера завёл с ним разговор о судьбе Германии. При этом заместитель фюрера ни словом не намекнул, что подвигло его на ведение подобных бесед. Несколько позже он всё-таки сообщил Хаусхоферу-младшему, что Гитлер не намерен продолжать военные действия против Великобритании. Подобное решение было продиктовано расово-политическими соображениями. Гитлер считал, что Германия не должна быть заинтересована в военном поражении Англии, так как это могло привести к падению власти белых господ в Индии и Индокитае.

По прошествии некоторого времени Рудольф Гесс поинтересовался у Альбрехта Хаусхофера, сохранил ли тот свои связи с англичанами. Особый интерес представляли британские «дальновидные политики», готовые сотрудничать с нацистами. В ответ Хаусхофер-младший недвусмысленно намекнул, что национал-социалистическая Германия уже давно истратила свой лимит доверия. А потому любая попытка связаться с англичанами была бы бессмысленной. Судя по всему, Рудольф Гесс остался недоволен этой реакцией, так как несколько дней спустя с аналогичным вопросом он обратился уже к Карлу Хаусхоферу. Беседа получилась весьма откровенной...

По всей видимости итогом этих переговоров стала просьба терзаемого сомнениями Хаусхофера-старшего к своему сыны написать письмо британскому политику Гамильтону Дугласу. В этом письме предлагалось организовать на территории одной из нейтральных стран встречу с Рудольфом Гессом. Письмо было направлено в Англию окольными путями, а потому достигло адресата только в апреле 1941 года. Поскольку из Лондона не последовало никакого ответа, то Рудольф Гесс стал искать другие возможности для начала «мирных» переговоров. Не исключено, что Гитлер знал об этой инициативе и в принципе поддерживал её.

Весной 1941 года Хаусхоферы вновь оказались втянутыми в эту «миротворческую» операцию. После долгих бесед и споров отец не смог удержать сына от поездки в Женеву, где предполагалось встретиться с Карлом Якобом Буркхардтом, общественным деятелем, известным своими широкими связями в Лондоне. Этот человек неоднократно выражал недовольство тем, что Германия воевала с «родственной по крови» Великобританией.

За день до отбытия в Женеву Альбрехт Хаусхофер рассказал о своей миссии матери. Та отметила в дневнике: «Только если бы моё одобрение могло помочь этому предприятию, то оно непременно бы удалось. Но я и Альбрехт не верим в успех. Но всё-таки надо попытаться». 3 мая 1941 года Альбрехт позвонил домой из Швейцарии и сообщил, что его миссия провалилась не полностью, и ещё имелись шансы на успех. Он планировал вернуться домой и рассказать все детали.

Однако после этого события стали сменять друг друга как в калейдоскопе. 10 мая 1941 года Рудольф Гесс, не дожидаясь возвращения Альбрехта Хаусхофера, на своём самолете вылетел в Великобританию. Он решил действовать на свой страх и риск, желая вынудить англичан начать «мирные» переговоры. Как известно, британцы в конце концов упрятали Гесса в тюрьму, и больше вопрос о мире с Британией в Германии не поднимался. А Хаусхофера-младшего, обвинённого в сговоре с «сумасшедшим Гессом», на несколько месяцев даже отправили в тюрьму...

Что же заместитель фюрера по партии и сын известного геополитика хотели предложить англичанам? По большому счёту, большинство геополитических проектов, предложенных немцами в 1940—1941 годах, предусматривали создание подобия «объединённой Европы», что, в свою очередь, должно вынудить Великобританию заключить сепаратный мир с Гитлером, как «легитимным» «европейским лидером», в том числе и будущих марионеточных государств, созданных на развалинах СССР. Альбрехт Хаусхофер, кстати, ещё 8 сентября 1940 года докладывал Рудольфу Гессу о возможности достижения мира между рейхом и Великобританией именно на базе антирусской политики. Он сообщал:

«По моему убеждению, нынешняя война научила нас тому, что Европа стала слишком крошечной для того, чтобы вести прошлый беспорядочный образ жизни. Новый порядок, направленный против русской Евразии во имя поддержания мира во всем мире, возможен лишь при условии теснейшего англо-немецкого сотрудничества».

И нельзя сказать, что проект Альбрехта Хаусхофера так и остался проектом – во-первых, многие из его идей были взяты на вооружение оккупационными властями, а вторых, сразу же после написания своего «общеевропейского» меморандума, было заявлено о продлении русофобского Антикоминтерновского пакта, в который к ноябрю 1941 года вошли уже многие европейские страны...

... Итак, только арест и расстрел Альбрехта Хаусхофера весной 1945 года стали единственными моментами, которые на протяжении многих лет позволяли говорить западным историкам об «антифашизме» этого специалиста по тайным дипломатическим операциям.

Надо признаться, что даже автор этого материала не сразу обратил внимание на то, что второй арест Альбрехта Хаусхофера произошел лишь в конце 1944 года, а потому никак не мог быть связан с делом о знаменитом заговоре лета 1944 года, вылившегося в покушение графа Штауфенберга на Гитлера — к этому моменту следствие было закончено, а все участники заговора были казнены. Поэтому Хаусхофера-младшего вряд ли можно считать одним из заговорщиков. Нельзя не обратить внимание и на то, что ему... вообще не было предъявлено никаких обвинений?! Его быстренько расстреляли в апреле 1945 года, без всякого суда и следствия.

Думается, что объяснение здесь простое. Рейх так стремительно избавлялся не столько от антифашистов, сколько от ненужных свидетелей. Аналогичным образом был казнён эсэсовский врач-садист Зигмунд Рашер, которого сами же национал-социалистические власти обвинили в систематическом похищении детей.

По тем же причинам, скорее всего, убрали и Хаусхофера-младшего, который слишком много знал о многих тайнах дипломатии нацистской Германии...

 Андрей Васильченко,кандидат исторических наук, специально для «Посольского приказа»

 

От редакции. Автор разводит Хаусхофера-младшего с участниками антинацисткого заговора графа Штауфенберга. Между тем, на наш взгляд, тут не так всё однозначно. Дело всё в том, что этот заговор организовали люди, которые твёрдо ориентировались на Запад и стояли за продолжение войны с Советским Союзом. Интересную версию по этому поводу приводит историк международных отношений Валентин Фалин.

Он пишет, что в самый разгар битвы на Курской дуге, в августе 1943 года, в канадском Квебеке собрались начальники штабов США и Британии, также присутствовали премьер Черчилль и американский президент Франклин Рузвельт. На этой встрече на полном серьёзе поднимался вопрос… о возможном выходе обеих англо-саксонских стран из союза с русскими и вступлении в союз с нацистскими генералами для продолжении войны уже с Советами.

Высадка союзников, как известно, произошла летом 1944 года. Дата эта, по мнению Фалина, была выбрана совершенно не случайно:

«На Западе принимали в расчёт, что под Сталинградом мы потеряли огромное количество солдат и офицеров, боевой техники. Колоссальные жертвы были и на Курской дуге, где танков мы потеряли больше, чем немцы. В 44-м году страна мобилизовала уже 17-летних мальчишек. Деревню практически уже всю вычистили. Только на оборонных заводах щадили молодых людей 1926—1927 годов рождения – их директора не отпускали. Американская и британская разведки, оценивая перспективы, сходились в том, что к весне 1944 года наступательный потенциал СССР будет исчерпан, что людские резервы будут полностью израсходованы, что мы не сможем нанести вермахту удара, сравнимого с Московской, Сталинградской и Курской битвами. Стало быть, мы уступим США и Англии стратегическую инициативу».

Как раз в это время и вступил в действие квебекский план. Согласно ему, завязавшие контакты с англичанами немецкие генералы должны были убить Гитлера и заключить мир на Западном фронте. Но этот план не сработал. Хоть на Гитлера руками графа Штауфенберга и было совершено покушение, фюрер остался жив. Верные ему части СС проявили решительность, и мятеж генералов, которых некоторые наши не очень умные историки сегодня называют «героями антинацистского сопротивления», был подавлен. Так, Гитлер, по иронии судьбы, спас единую антигитлеровскую коалицию и фактически невольно избавил нашу страну от большой опасности создания мощного американо-германо-британского фронта.

С большой долей вероятности можно предполагать, что Хаусхофер-младший, давний сторонник германо-британского сближения, вовсе не стоял в стороне от этих событий. Просто у гестапо против него сразу не оказалось в руках прямых доказательств. А к концу войны уже не было времени собирать улики, и в начале 1945 года, в условиях близкого краха нацизма, Хаусхофера решили ликвидировать, как и многих других, кого — обоснованно или не очень — подозревали в нелояльности к Гитлеру...

Впрочем, это тоже только одна из исторических версий.

 

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика