Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Операция 'Кондор' и её следы

Операция 'Кондор' и её следы

genocida-pinochet 12-го марта аргентинский суд приговорил бывшего диктатора и генерала в отставке Рейнальдо Бенито Биньоне к пожизненному заключению за преступления против человечества. Этот человек, который возглавлял Аргентину в 1982-83 годах, признан виновным в причастности к похищению людей, применению пыток и в ряде других преступлений, совершённых на одной из военных баз, превращённых диктатором в тюрьму для политических заключённых. Вместе с экс-диктатором к пожизненному заключению были приговорены ещё четверо бывших высокопоставленных аргентинских военнослужащих — Сантьяго Омар Риверос, Луис Сади Пепа, Эдуардо Коррадо и Карлос Маседра. Как пишут аргентинские СМИ, это уже четвёртый обвинительный приговор, объявленный в отношении 85-летнего Биньоне — в 2010 и 2011 годах по схожим обвинениям он уже был приговорён к пожизненному заключению, а также получил 25 и 15 лет тюрьмы...

Однако этот судебный процесс для бывшего диктатора явно не последний. Биньоне также проходит обвиняемым по ещё одному судебному процессу, по так называемому делу «Операция „Кондор“. Речь идёт о масштабной кампании по уничтожению политических оппонентов, которую в 70-80-ые годы проводили спецслужбы диктаторских режимов Аргентины, Чили, Бразилии, Парагвая, Уругвая и Боливии. Тогда погибли и пропали без вести десятки  тысяч человек...

Детище Пиночета

По словам знатока этой темы, журналиста-международника Анатолия Медведенко о существовании «Кондора» общественность узнала лишь в 1992 году. Причём, абсолютно случайно: в Асунсьоне, столице Парагвая, один из судей неожиданно наткнулся на архивы десятилетней давности, получившие позже название «архивы террора». Об этом стало известно местным журналистам, и материалы попали в печать.

Публикации вызвали в Южной Америке настоящий шок! Стихийно стали создаваться инициативные группы и комитеты общественности, требовавшие детального расследования всех обстоятельств, связанных с этой операцией...

Как оказалось, инициатором операции „Кондор“ был чилийский диктатор Аугусто Пиночет. А одной из самых первых акций „Кондора“ стало убийство оппозиционного чилийского генерала Орландо Летельера. В день переворота 11 сентября 1973 года он занимал в правительстве Сальвадора Альенде пост министра обороны. Путчисты арестовали его одним из первых. Много месяцев он провёл в концлагере на острове Досон. 10 сентября 1974 года Летельер был освобождён по ходатайству венесуэльского правительства и тут же перебрался в Венесуэлу. Вскоре он переехал в Вашингтон, где сразу же включился в работу по разоблачению преступлений военного режима. При его непосредственном содействии проводится ряд крупных антипиночетовских акций, которые имели широкий международный резонанс.

Это вызвало страшный гнев Пиночета. В Сантьяго было принято решение заставить Орландо Летельера замолчать. Навсегда! 21 сентября 1976 года решение было реализовано: Летельер погиб в результате взрыва автомобиля, вместе с ним погибла его секретарша, американка Ронни Моффит.

Впоследствии было установлено: распоряжение об организации покушения на Летельера отдал сам Пиночет. А детали операции разрабатывались генералом Мануэлем Контрерасом, шефом пиночетовской охранки — ДИНА, и его заместителем, полковником Педро Эспиносой. К слову сказать, ДИНА имела в Южной Америке прозвище „чилийское гестапо“, именно на счету этой спецслужбы самое большое количество преступлений, случившихся во времена пиночетовской диктатуры...

А вскоре к операции „Кондор“ активно присоединились прочие диктаторы континента: Уругвая — Хуан Мария Бордаберри, Парагвая — Альфредо Стресснер, Боливии — Уго Бансер и Аргентины — Рейнальдо Бенито Биньоне. Вот как их по-настоящему чёрные дела описывает Анатолий Медведенко:

„Реализация плана была поручена соответствующим спецслужбам, которые действовали, не признавая государственных границ, не говоря уже о законности проводимых операций. Их сотрудники использовали похищения, аресты, пытки, убийства, а жертвами государственного террора стали многие видные политики, военные и дипломаты. Представители семи стран обменивались информацией о своих противниках, и человека, борющегося с режимом в Парагвае, например, могли схватить в Аргентине — и наоборот. После чего он просто исчезал. Диктатуры, конфликтовавшие между собой по многим вопросам, в случае преследования своих «врагов» проявляли удивительное взаимопонимание. Представители спецслужб одного государства, участвовавшего в операции, могли приехать в другое, чтобы схватить своего соотечественника, которого они считали «подрывным элементом». Иногда им не надо было даже ловить его. Этим занимались представители спецслужб из страны, где укрывался противник режима. Они «любезно» извещали своих коллег о том, что тот или иной человек находится в их руках“.

Так, сегодня известно о 108 жертвах операции, большей частью граждан Уругвая, которых в своё время насильно переместили в подпольную тюрьму „Аутомоторес Орлетти“, находившейся в аргентинской столице. Многие из этих людей были замучены до смерти.

К операции пытались подключить и Венесуэлу. 27 августа 1975 года в Каракас прибыл „начальник гестапо“ Чили генерал Контрерас, чтобы заручиться поддержкой тогдашних венесуэльских властей в ликвидации противников чилийской хунты. Контрераса лично принял руководитель военной разведки Венесуэлы генерал Рафаэль Ривас Васкес, который любезно предоставил «коллеге» списки всех чилийских политэмигрантов, обосновавшихся в Каракасе после свержения правительства Альенде. В свою очередь, Васкес получил известные чилийцам данные на лидеров венесуэльского партизанского движения.

Впрочем, полностью на операцию венесуэльские спецслужбы работать не стали: этому резко воспротивился тогдашний президент республики Карлос Андрес Перес. Однако Венесуэла скорее исключение, чем правило — в других латиноамериканских странах террор только нарастал. Как пишет Медведенко:

„В общей сложности, по различным оценкам, жертвами террора тех лет стали около 40 тысяч человек: 30 тысяч аргентинцев, 3 тысячи перуанцев, более 3 тысяч чилийцев, 160 парагвайцев, 150 боливийцев, 140 уругвайцев и 6 эквадорцев. Но и эта внушительная цифра считается приблизительной. Судьба многих и многих, считающихся без вести пропавшими, до сих пор не известна“.

Координатор смерти сидел в Вашингтоне

Медведенко абсолютно прав, когда указывал на то, что диктаторы в деле преследования своих противников проявили просто удивительное единство. По мнению специалистов, такое единство можно объяснить лишь одним — операция „Кондор“ координировалась из одного очень могущественного центра, американского ЦРУ. Ведь именно эта организация привела к власти абсолютное большинство латиноамериканских диктаторов ( и прежде всего — Аугусто Пиночета, чей военный переворот, как известно, проходил в рамках специальной операции ЦРУ под названием „Кентавр“).

Кроме того, на причастность американской разведки к „Кондору“ указывают и другие факты. К примеру, начальник чилийского гестапо» генерал Контрерас регулярно встречался в Вашингтоне с руководителями Центрального Разведывательного Управления, которые «рекомендовали» ему обратить внимание на на ту или иную страну, где нашли убежище политические противники диктатуры Пиночета, включая и сами Соединённые Штаты.

В этом плане интересные вещи стали происходить сразу после убийства чилийца Орландо Летельера. По горячим следам тогда был задержан один из террористов, Майкл Таунли. Казалось бы, преступнику грозило суровое наказание — теракт произошёл прямо в центре Вашингтона, к тому же погибла и секретарша оппозиционера, гражданка США. Но... Американская Фемида оказалась чрезвычайно милостива к Таунли, убийца получил минимальный срок, вскоре он вышел на свободу «за искреннее признание и содействие правосудию». А потом он сменил имя и скрылся где-то на просторах США. Знаете, на что это похоже? Правильно — на укрытие спецагента, который оказал ЦРУ чрезвычайно важные услуги.

А непосредственные руководители убийства — «гестаповцы» Эспиноса и Контрерас — были только уволены с занимаемых должностей. Но тут же получили «тёплые места» в дипломатических представительствах Чили за рубежом — по сути, там они продолжали руководить операцией «Кондор». И лишь в 1991 году, сразу после прихода к власти в Чили гражданского правительства, наконец была выявлена истинная роль и Контрераса, и Эспиносы. Оба «гестаповца» получили длительные сроки тюремного заключения...

К сожалению, далеко не все участники операции понесли заслуженное наказание. Из диктаторов на скамье подсудимых оказался лишь уругваец Грегорио Альварес, да аргентинец Рейнальдо Биньоне. А вот генерал Пиночет и парагвайский диктатор Стресснер благополучно скончались до суда в собственных постелях в окружении любящих родственников.

Сегодня идёт речь идет о 146 подозреваемых в совершении тяжких преступлений — главным образом, офицеров и генералов диктаторских спецслужб. Но, как отмечает журналист Медведенко, многих убийц даже не выявили. Оно и не удивительно — главный координатор операции США отнюдь не горят желанием сотрудничать в расследовании деятельности «Кондора» и даже препятствуют проведению должного расследования:

"Правозащитники готовы предъявить соответствующие обвинения и бывшему государственному секретарю США Генри Киссинджеру... его также считают причастным к совершенным преступлениям. Испанский судья Бальтасар Гарсон, чуть было не посадивший бывшего чилийского диктатора Пиночета на скамью подсудимых в Мадриде, в 2002-ом планировал взять свидетельские показания у ветерана американской политики, который в те годы был советником по национальной безопасности и государственным секретарем. Судью в первую очередь интересовал ответ на вопрос: знал ли Киссинджер о преступлениях, творимых военными режимами Аргентины, Бразилии, Чили, Уругвая и Парагвая? Другими словами, известно ли было ему о сговоре латиноамериканских генералов, который вылился в операцию «Кондор». Годом раньше допросить Киссинджера пыталась Софи Эллен-Шато, французская коллега Гарсона, также расследовавшая преступления чилийской диктатуры. В её распоряжении был документ, подписанный в 1976 году тогдашним госсекретарем США, из которого следует: Киссинджер знал об операции «Кондор»… Но ни французскому, ни испанскому следователю встретиться с американским политиком не удалось. Почему? Испанские юристы сообщили: госдепартамент США заявил, что «Вашингтон не дает разрешения Киссинджеру давать показания следователю о своей работе во главе американской дипломатии».

А ещё о «Кондоре», пишет Медведенко, прекрасно знали и в Западной Европе. К примеру, в курсе операции были французские спецслужбы. Об этом, в частности, свидетельствуют преданные недавно гласности материалы из рассекреченных архивов ЦРУ. В одном из документов, переданном Роже Лелуару, расследующему дела об убийстве французских граждан в Чили, указывается: «С сентября 1976-го французские секретные службы были в курсе существования операции «Кондор» и её целей».

До этого Франция неизменно отрицала любую свою причастность к тайным цэрэушным операциям...

Вот в каких тяжёлых и неоднозначных международных условиях приходится вести расследование тайн операции «Кондор». Очень хочется надеяться, что мужественные правозащитники, журналисты, судьи и прокуроры из разных стран мира, взявшиеся за это дело, доведут своё расследование до конца и назовут всех причастных к тем многочисленным преступлениям.

В противном случае мир снова будет обречён на повторение «Кондора». Впрочем, это повторение уже есть — разбросанные по всему миру тайные тюрьмы ЦРУ, созданные якобы для «борьбы с терроризмом», мало чем отличаются от тайных концлагерей, учреждённые латиноамериканскими диктаторами с целью «борьбы с коммунизмом» .

Увы, ненаказанное вовремя преступление неизменно порождает его рецидив.

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика