Вы находитесь здесь: // Мировое хозяйство // Есть ли будущее у Евразийского Экономического Союза?

Есть ли будущее у Евразийского Экономического Союза?

78467Последнее заседание Евразийского межправительственного совета закончилось скандалом. Премьер-министр России Дмитрий Медведев прозрачно намекнул, что странам, решившим выйти из ЕАЭС, придется платить за российский газ по европейским ценам, а, значит, — существенно дороже. Кроме того, глава российского правительства фактически обвинил Белоруссию в шантаже: выторговывая себе скидки на газ, «братская республика» тормозит развитие всего блока...

За последнее время это далеко не первый скандал, сотрясающий ЕАЭС. По всему видно, что в молодом и многообещающем объединении накопились серьёзные противоречия. Но смогут ли страны-участники их преодолеть?

Таможня дала добро

Евразийский экономический союз (ЕАЭС или ЕврАзЭс) — относительно новое международное объединение, но с богатой предысторией. Договор о его создании вступил в силу всего два года назад (1-го января 2015 года), однако разговоры на тему объединения начались ещё за 20 лет до этого. Наигравшись в суверенитет, страны бывшего СССР потихоньку начали понимать, что лучше всё-таки держаться вместе и предприняли первые шаги к сближению...

Эксперты до сих пор спорят, что же всё-таки главное в ЕАЭС — политика или экономика? С одной стороны, объединение явно было затеяно в пику Евросоюзу и мировым амбициям США. И некоторые западные эксперты даже увидели в нем «реинкарнацию Советского Союза». С другой стороны, даже в самом названии блока заложена экономическая составляющая, да и всё сотрудничество внутри ЕАЭС основано исключительно на условиях практической пользы.

Не случайно первым достижением евразийской интеграции стал Таможенный союз (ТС), заработавший в 2010 году. Для стран, вошедших в блок (а на тот момент это были Россия, Белоруссия и Казахстан), установили единые таможенные правила. Это резко упростило торговлю между ними — товары перестали залёживаться на границах и получили свободный доступ на рынки соседей. Вдобавок, подкрепление пришло и на производство: одни страны ТС поставляли сырье и комплектующие, другие занимались их переработкой, сборкой и продажей готового товара. Таможенный союз обеспечил бесперебойную работу этой цепочки.

Вдохновлённые примером удачного сотрудничества, к Таможенному союзу изъявили желание присоединиться Армения и Киргизия. В это же время началось и формирование единого общего рынка между странами-участницами.

Так появился новый многообещающий «брэнд» — Евразийский Экономический Союз. Формально он заработал в январе 2015 года, и его представители сразу заявили об амбициозных планах собрать под своим крылом около 30 (!) государств.

Однако, похоже, пока они не могут разобраться даже с теми пятью странами, которые вошли в ЕАЭС изначально. Они всё чаще устраивают публичные выяснения отношений друг с другом, а на повестке дня то и дело встаёт вопрос — кому же этот союз выгоден на самом деле?

Узы союза

Признаки явного неблагополучия внутри ЕАЭС появились в конце прошлого года, когда дело дошло до подписания нового Таможенного кодекса. Белорусский президент Александр Лукашенко демонстративно не явился на саммит Евразийского Союза в Санкт-Петербург, а потом также демонстративно не стал подписывать обновленный Таможенный кодекс.

Ещё один сюрприз преподнес президент Киргизии Алмазбек Атамбаев: он отказался подписывать кодекс в полном объеме, туманно заявив, что негативные моменты «временами превалируют» в сотрудничестве стран ЕАЭС...

Действительно, новоиспеченный экономический союз с момента своего основания стал проходить проверку на прочность. Причина тому — экономический кризис в России, который бушует с 2014 года. Падение рубля, производства, уровня жизни российских граждан не могло не отразиться на наших соседях. Ведь Россия — локомотив ЕАЭС и основной торговый партнёр всех стран, в него входящих: 88% евразийского рынка приходятся именно на нашу страну. И конечно, когда буквально за год товарооборот с Россией сократился на 20-30%, это ощутили все.

Вслед за рублём спикировали вниз национальные валюты всех стран, входящих в Евразийский союз. Притормозились промышленность, внутренний и внешний экспорт, сократились инвестиции. В итоге обнаружилась главная проблема ЕАЭС — большинство стран пришли туда не для равноправного партнёрства, а для того, чтобы по-быстрому получить свою выгоду. Союз держится до тех пор, пока Россия выступает его главным кредитором и меценатом. И как только из-за внутренних экономических проблем наша страна была вынуждена сократить вливания, наши союзные партнёры тут же начали доставать «фиги» из карманов.

Самый красноречивый пример тому — это, конечно, Белоруссия. Как известно, эта страна очень сильно зависит от нашей нефти и газа, а также дотаций и кредитов. За прошедшие 20 лет Россия вложила в экономику Белоруссии более 100 миллиардов долларов. Это не только прямые инвестиции, но и скидки, преференции, доступ к российскому рынку. Ежегодно с нашей стороны поступает порядка 7-9 миллиардов долларов подобных вливаний. По мнению политолога Андрея Суздальцева, в пропорциональном соотношении это равносильно, тому как если бы кто-то безвозмездно вбухивал в Россию по 200-250 млрд долларов в год!

«В 2016 году белорусы продержалась на плаву за счёт российских кредитов на $1,1 млрд и получила также $ 2 млрд от Евразийского банка развития, 66% уставного капитала которого внесено опять-таки Россией», — напоминает заместитель директора Института актуальной экономики Игорь Антропов.

Белоруссия — пожалуй, единственное в мире государство, которое не имея собственных нефтяных месторождений, является крупнейшим нефтяным экспортёром. На долю нефтепродуктов приходится около 40% всего белорусского экспорта! Не трудно догадаться, что все эти нефтепродукты сделаны из российского сырья. При этом, согласно договору, определенный объём после переработки должен возвращаться на наш рынок. Однако Минск не только не выдерживает объёмы, но вместо этого активно поставляет топливо на Украину, где оно используется в том числе и для вооружения армии, ведущей войну на Донбассе

А на любые сокращение нефтяных поставок из России Белоруссия реагирует очень нервно, ведь это одна из основ её бюджетного благополучия...

Лукавит наш сосед и относительно открытия своих рынков для стран ЕАЭС. Свободно продавая свои товары странам-участницам союза, Минск негласно придерживается установки, что на собственных белорусских рынках должно присутствовать 90% отечественных товаров. Причём это касается не только сельхозпродукции, но и техники — например, КАМАЗов, ростовских комбайнов и т.п. В то время как белорусская сельхозтехника уже давно бороздит российские поля.

Наконец, Белоруссия не утруждает себя соблюдением обязательств и на нашей границе! Как известно, Россия в 2014 году в ответ на западные санкции наложила эмбарго на продовольствие из Евросоюза. Однако в считанные месяцы после запрета Белоруссия прорубила окно Европе, чтобы санкционный товар и дальше мог попадать на российский рынок. Формально это называется «реэкспорт»: из Европы в Белруссию подвозят запрещённый товар, там его переупаковывают, оформляют накладные от реальных белорусских производителей (или даже фальшивки), после чего фуры устремляются на штурм российских границ.

В итоге за пару лет Белоруссия внезапно нарастила экспорт в Россию всех товаров из запрещенного списка. На 87% выросли поставки овощей, на 64% — поставки фруктов, на 35% — рыбы и морепродуктов, что — при отсутствии у Белоруссии выхода к морю — особенно впечатляет. Откуда же взялся это продуктовый набор? Ведь одних только яблок Белоруссия поставляет в Россию в 5 раз больше, чем выращивает!

Ответ прост и легко прослеживается с помощью официальной статистики: сначала Белстат зафиксировал рост импорта продовольствия из Евросоюза, затем — аналогичный рост экспорта в Россию. Таким образом, есть все основания предполагать, что Белоруссия фактически занимается контрабандой и функционирует либо как перевалочный пункт, либо как упаковочный цех для европейских товаров. Хотя официальные представители союзного государства всегда это отрицали.

Последствием этого таможенного лукавства стал внесенный в Госдуму законопроект о запрете на оборот отдельных категорий товаров, поступающих в Россию из стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который в первую очередь призван защитить наши рынки от нелегальной санкционки. Теперь Россия сможет ужесточить контроль на границе с Белоруссией.

Впрочем, аналогичные проблемы внутри ЕАЭС наблюдаются не только в российско-белорусских отношениях...

Границы разумного

Так, «пограничные вопросы» периодически возникают и к Казахстану. Специфика единого таможенного пространства внутри ЕАЭС заключается в том, что наши границы фактически охраняют другие государства. Если товар пересёк таможню Белоруссии и Казахстана, то его дальнейшие перемещения по территории ЕАЭС идут практически без препятствий.

Однако выясняется, что гарантировать безопасность и надлежащее качество товара фактически невозможно. Если Белоруссия вполне осознанно гонит европейскую санкицонку, то Казахстан стал настоящей «меккой» контрабандистов в силу своего географического положения. Граница этого государства проходит по безлюдным степям, поэтому уследить, кто, где и с чем её пересёк, очень сложно. Эксперты полагают, что именно через Казахстан к нам валом валит контрабанда из Китая.

Любопытно, что сам Казахстан оказался в аналогичной ситуации после того, как к Таможенному кодексу ЕАЭС присоединилась Киргизия. Если раньше большинство китайских товаров (одежда обувь, ткани) ввозилось через собственную китайско-казахстанскую границу, то сейчас весь этот поток хлынул через Киргизию. Причина – высокий уровень коррупции среди местных чиновников и силовиков, поэтому значительная часть грузов ввозится контрабандой. Дальше она победно шествует по всему ЕАЭС...

В результате, пока Россия выясняет отношения на границах с Белоруссией, Казахстан вступил в пограничное противостояние с Киргизией: появились ограничения на ввоз товаров физическими лицами, новые транспортно-таможенные накладные. Грузовые караваны из Киргизии находятся под присмотром до тех пор, пока не пересекут границу с Россией. Кроме того, Казахстан до последнего сохранял фитосанитарный контроль над сельхозпродукцией, ввозимой из Киргизии. Официальный повод — несоответствие это продукции стандартам качества ЕАЭС. Неофициально же, полагают эксперты, Астана таким образом не даёт прохода конкурентам...

Впрочем, одной только таможней проблемы ЕАЭС не исчерпываются. Надо учитывать, что элита всех бывших советских республик сейчас преисполнена чувством собственной значимости. Там, где нужно искать компромиссы, она сурово морщит лоб и дает понять, что не пойдёт у России на поводу. При этом она спокойно идет на поводу у других государств. Взять хотя бы таможенный демарш Белоруссии в пользу Евросоюза.

Но это не единственный пример. Пока Лукашенко раздаёт политические и экономические реверансы на Запад, Киргизия и Казахстан наводят мосты с Востоком. Так, казахстанские власти устроили распродажу земли и активов добывающих компаний китайским, саудовским и японским корпорациям. Нурсултану Назарбаеву удалось договориться о строительстве на территории Казахстана более 50 совместных предприятий с Китаем. Они должны охватить важнейшие отрасли — машиностроение, металлургию, энергетику, сельское хозяйство. Учитывая, что в Казахстане давным давно назрела потребность в модернизации производства, китайские деньги были бы весьма кстати.

Однако такая политика властей приводит в ужас простое население, которое опасается китайской экспансии. В прошлом году люди даже выходили на улицу с требованием остановить продажу земли иностранцам.

Аналогичная ситуация наблюдается и в Киргизии. Там китайские компании уже завладели около 70% лицензий на различные месторождения полезных ископаемых. Китай выдал Киргизии сотни миллионов долларов кредитов, которые сам и осваивает на строительство коммуникаций и поставки товаров.

При этом Киргизия охотно использует и материальную помощь от Москвы — в 2015 году был создан Российско-киргизский фонд развития, куда Москва внесла полмиллиарда долларов.

Щедрость России распространяется и на Армению. Так, как только она приняла решение присоединиться к ЕАЭС, было объявлено о предоставлении Армении льготного кредита в 200 млн. долларов (для закупки современного российского вооружения). Были отменены пошлины на природный газ, нефтепродукты и необработанные алмазы, поставляемые из России, что ежегодно позволит Армении сэкономить примерно 200 млн. долларов...

... Таким образом получается, что процесс евразийской интеграции оплачивается преимущественно из российского кармана. А все остальные участники готовы без устали объяснять, почему им должны давать всё больше и больше. И если в «тучные годы» на эту потребительскую политику можно было закрывать глаза, то сейчас это означает работать против своей страны и её граждан.

Конечно, в условиях противостояния с западным миром России выгодно налаживать отношения с соседями. Поэтому так или иначе мы будем продолжить искать компромисс внутри ЕАЭС. Главное при этом — не сажать никого себе на шею.

Несмотря на все возникшие противоречия, в Евразийском Экономическом Союзе уже намечены пути развития на ближайшие годы: в 2017 году планируется завершить формирование единого лекарственного рынка, в 2019 — рынка нефти, газа и электроэнергетики, к 2025 — проводить единую макроэкономическую, антимонопольную, валютную и финансовую политику.

Кроме того, необходимо налаживать торговые связи и с более дальними партнёрами. Ведь чем больше рынок — тем он привлекательнее. И работа в этом направлении тоже уже ведётся. Так, соглашение о зоне свободной торговли подписано с Вьетнамом, идут переговоры с Египтом, Тайландом, Ираном, Монголией и Сербией.

Так что путь развития Евразийского Экономического Союза конечно же болезненный, но при этом всё же многообещающий. И именно 2017 год может стать для него переломным — хотелось бы конечно, чтобы в лучшую сторону...

Лариса Авдеева, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика